Аферы Подделки Криминал Защитись сам Технологии захвата Архив раздела "Защитись сам"

Главная ] Вверх ]






Анатомия теневого передела

Валерий КУЛИК, главный редактор газеты "Щит и меч"
“Щит и меч”, 09.06.2005

Поводом к этому расследованию послужило письмо, поступившее в редакцию газеты "Щит и меч". В нем шла речь о том, как "элита" города Белгорода, используя свои связи, лазейки в законодательстве и прочие недозволенные методы, прибирает к своим рукам всенародную собственность. Впрочем, в свое время так было везде: в Москве, Воронеже, Челябинске, Красноярске, Самаре... Результат -- разбазарили страну по принципу: кто успел, тот и съел. Но в данном случае разговор пойдет не о самых крупных приватизационных сделках, а о том, как их проворачивали, кто конкретно за этим стоит, кто покровитель. Почему им все сошло с рук и почему никто из "героев" не оказался за решеткой? А может еще не поздно?

***

Акцент

Специалистов по поглощению и захвату предприятий называют "рейдерами". Рейдер может быть "белым", если осуществляет приобретение собственности, оставаясь в рамках закона; "серым", если балансирует на грани и пользуется сомнительными трюками; и "черным", если практикует откровенное мошенничество и криминальные захваты. Но какой бы ни была масть захватчика, его небескорыстное внимание к предприятию сулит собственнику как минимум большие неприятности, а как максимум - полную потерю бизнеса и собственности. Функция рейдера - создать предприятию максимальное количество проблем, финансово истощить его, а затем забрать у собственников и директоров по дешевке, чтобы с тысячекратной прибылью (стандартно от 500 процентов и выше) продать предприятие или его имущество третьей стороне по ценам ниже рыночных через подставные компании-однодневки (в том числе и офшорные) без уплаты каких-либо налогов.

***

Водкой и бензопилой против московских докторов

16 января 2004 года на московский ОАО "Экспериментальный научно-исследовательский институт металлорежущих станков" (ЭНИМС) неожиданно напали. На территорию учреждения ворвались около 50 человек с бензопилами и "болгарками". Внешний вид и действия молодчиков в штатском были соответствующими - бритые головы, беспрекословное выполнение четких команд старших. Действия нападавших были профессиональными и расписанными чуть ли не по минутам. Охрану института смяли и заблокировали практически сразу. Все сотрудники были насильно выведены из помещений, железные двери оказались забаррикадированными. Все выезды с территории были перекрыты автомобилями "Газель". А заместителю генерального директора ОАО налетчики оказали особый "почет": группа бритоголовых товарищей, которые не склонны к любезностям, как заложника удерживала его в машине. Как сообщили в пресс-релизе ЭНИМСа, нападавшие предъявили сотрудникам института фальшивые документы о том, что действуют по распоряжению нынешней дирекции. Впрочем, в такой ситуации они могли бы не предъявлять ничего, поскольку, не дожидаясь ответной реакции, сразу приступили к тотальному обыску помещений. Их интересовали учредительные документы, протоколы собраний акционеров и совета директоров, печати института. Только через два часа сотрудникам ЭНИМСа с помощью милиции удалось войти внутрь здания. Большинство преступников скрылось, но некоторых все же удалось задержать. В итоге налета все металлические двери и сейфы оказались вскрытыми, похищены научная и бухгалтерская документация. Из помещения 1-го отдела исчезли секретные документы государственной важности...

И никто ни за что не ответил? Было возбуждено уголовное дело по факту самоуправства? И кто вел это дело? Хотелось бы услышать ответы на эти вопросы руководства окружного УВД и ГУВД Москвы... А что если под видом захвата здания были похищены секретные материалы для разведок иностранных государств. Рассматривала ли эту версию ФСБ России? Или у нас уже нет государственных секретов?

...ЭНИМС, созданный еще в 1933 году, успешно работает в области машиностроения, участвуя в реализации пяти федеральных программ. Институт считается одним из немногих прибыльных научных центров России. Несмотря на все реформы и кризисы, здесь удалось сохранить научную базу и людей. В 90-х годах НИИ стал открытым акционерным обществом. Большая часть акций (51 процент) находится в руках трудового коллектива, а 43 процента ценных бумаг оказались в руках группы людей, которые, как утверждают в ЭНИМСе, занимаются производством винно-водочной продукции. В совете директоров интересы этой группы представляют Егор Миськов, Андрей Русецкий и другие.

В самом ЭНИМСе нападение расценили как один из эпизодов затянувшегося противостояния, в ходе которого "водочное лобби" в лице Миськова и Русецкого, представляющих интересы части акционеров, пытались назначить своего директора. Эта группа вознамерилась стать хозяевами крупного имущественного комплекса, расположенного в центре Москвы. При этом ими не скрывается главная цель: полная распродажа имущества и фактическое уничтожение уникального центра научных разработок, который продолжает работать в тяжелых условиях и привлекать инвестиции в науку России. Более того, как утверждали в ЭНИМСе, для реализации своих планов Миськов и Русецкий хотели заручиться поддержкой заместителя министра промышленности, науки и технологий России Сергея Митина. Интересно, что атака на институт началась еще раньше, и с вполне законных методов. Так, подставные компании под руководством Русецкого под давлением заставили прежнее руководство института заключить договор бесплатной аренды одного из зданий, которое теперь сдается в субаренду по рыночной цене, в том числе и организациям, занимающимся сбытом алкогольной продукции. Как утверждают эксперты Агентства федеральных расследований, институт интересует Миськова, Русецкого и компанию лишь как объект недвижимости, на котором можно неплохо заработать. Ведь неудивительно, что большинство столичных НИИ превратилось в "доходные дома", где каждый квадратный метр сдают в аренду. Похожие процессы набирали обороты и в ЭНИМСе, где давление "водочных акционеров неумолимо ширилось - коммерческие фирмы, реализующие алкоголь, занимали все новые помещения. Руководство ЭНИМСа попыталось сопротивляться, стремясь сохранить научный профиль, что вывело из себя Миськова, Русецкого и компаньонов. И тогда на докторов наук кинули бритоголовую братву с бензопилами...

По данным Агентства федеральных расследований, Андрей Русецкий изрядно наследил в Белгородской области. За этим господином тянется шлейф громких скандалов, связанных с "приватизацией" местных муниципальных предприятий. Так, под контролем Русецкого оказался областной Агродорстрой, благодаря чему коммерсанту удалось фактически монополизировать строительство и ремонт дорог в Белгородской области. Не случайно Русецкого называют белгородским "олигархом": под его контролем находится нефтебаза в Чернявском районе, которая снабжает сельхозпредприятия ГСМ. Ликероводочный завод, учредителем которого стал этот человек, считают наиболее удачным приобретением, так как акции получил на льготных условиях, благодаря связям в областной администрации.

Как выяснилось, целый ряд белгородских предприятий отошел к Русецкому после прохождения процедуры банкротства по известной схеме, которая очень популярна среди охотников за муниципальной и государственной собственностью, когда довольно успешное предприятие неожиданно попадает в долговую яму, а затем приобретается по заниженной цене.

Как пираты полюбили чернозем

Людям, приближенным к белгородскому клану, хорошо известно, что Русецкий - всего лишь кукла, Буратино в руках Карабаса-Барабаса. А дергает за нитки, направляя марионетку, и прекрасно справляется с ролью Барабаса - Егор Семенович Миськов. Теневой, некоронованный король Белгородской области... Его направление в бизнесе формируется в тесной связи с администрацией области, а сам господин Миськов рассматривает Белгородчину как "свою вотчину", в том числе для проведения различных юридических действий для достижения своих целей в других регионах. Бизнес Миськова в области представляют объекты монополии региона, что невозможно организовать без поддержки местной администрации. Не случайно, неформальные взаимоотношения олигарха с губернатором в Белгороде являются секретом Полишинеля. Миськов входит в четверку крупнейших бизнесменов области. Этот человек в первую очередь ассоциируется с так называемой местной элитой, которая позиционирует себя, отделяя или даже противопоставляя силам, олицетворяющим федеральный центр. Хотя по большому счету Егора Миськова можно назвать многоликим Янусом. У него свой бизнес и связи в Нижневартовске, Кемерово, Иваново, Туле, Якутске и других городах. По некоторым данным, Миськову только в Белгородской области подконтрольны около 50 предприятий и крупных объектов. Судя по нападению на ЭНИМС, этот капитал расширяется благодаря захвату предприятий, то есть рейдерству.

Как таблица умножения

Схема приобретения собственности проста как таблица умножения, обкатана на практике и неизменно дает положительный результат. Бывают, правда, некоторые накладки, как в случае с местным бизнесменом Безымянным (об этом чуть позже. - Ред.), но на конечный итог они особо не влияют. Начинается все со скупки акций: заполучив контрольный пакет, то или иное предприятие подвергается процедуре банкротства, дело передается в Арбитражный суд, который назначает нужного "паукам" управляющего. Ну а дальше, как говорится, дело техники. Причем в сети новых русских "пауков" попадают предприятия, которые не требуют больших финансовых и интеллектуальных вложений, но зато могут быстро дать нужный экономический эффект.

Нападение на московский институт ЭНИМС стало далеко не первым эпизодом в разрастании финансово-экономической империи Миськова в России. Если перечислять названия всех предприятий и объектов, которые попали в поле зрения белгородских олигархов и ощутили на себе их пристальное внимание, то будет рябить в глазах. Это действительно довольно приличный список далеко не последних структур в стране, в том числе и из стратегической сырьевой отрасли. Но начиналось все именно в Белгороде. В городе первого салюта команда Миськова делала первые пробные шаги по присвоению собственности, действуя продуманно и осторожно, сканируя реакцию общественности, правоохранительных органов, налаживая и укрепляя тесные связи в судах, милиции, прокуратуре и, конечно же, областной администрации. Впрочем, когда требовалось, то к лицам, не желающим выполнять правила игры олигархов, применялись отнюдь не мягкие формы воздействия. Одним из первых, кто попал под руку Миськова, стал его компаньон - писатель и бизнесмен Владимир Безымянный, имеющий на Белгородчине скандальную репутацию. В результате массированной атаки у Безымянного отобрали несколько ключевых объектов собственности в областном центре, включая комплекс помещений ресторана "Белгород", ресторан "Лабиринт" и другие. Этому предшествовала стрельба по окнам квартиры Безымянного. Дело в том, что строптивый писатель никак не желал расставаться со своей долей в бизнесе. Полмесяца квартира Безымянного в центре города была в осаде. "У Безымянного проблемы практически с того момента, как он выкупил недвижимость, - говорит бывший следователь прокуратуры Александр Багрицкий. - К нему даже обращались неформальные белгородские лидеры: "Отпрыгни и не суйся в наши дела". Они начали доить его, пока не выдоили. Схема элементарна: размахивая каким-то липовым договором, его выкидывали из здания. И пока он писал заявления в суды, его имущество растаскивали. Таким образом, Безымянный лишился своих активов. Такие же способы применялись и в других делах. Если кто-то имел наглость сопротивляться, как Безымянный, то в ход шли избиения, угрозы, прессование и "наезды" криминала. Люди ведь не железные, и отступали".

Прошло время, многие лица поменяли род деятельности, канули в Лету и многие коммерческие структуры, фигурировавшие в многочисленных исках. Ситуация выглядит крайне запутанной, чему способствовали организаторы захвата чужой собственности, создавшие грамотное юридическое прикрытие. Неизменным осталось одно - передел собственности в Белгороде обошелся его инициаторам без особых проблем. По крайней мере иски того же Безымянного были отклонены, дела прекращались за отсутствием состава преступлений и недоказанностью. В лучшем случае действия противников Безымянного признавались самоуправством, что уже никак не влияет на ситуацию. Те, кто виновен, избежали ответственности ввиду истечения срока давности преступления. В результате писатель Безымянный лишился имущества ООО "Бенфико", акций и здания ОАО "Ресторан Белгород", двух баз, здания ресторана "Лабиринт". Методы его информационно-психологической обработки заслуживают того, чтобы сказать о них отдельно. "В квартиру, где находился я с семьей, ворвалось 9 человек, - вспоминает Безымянный. - Я успел захлопнуть двери, и часть налетчиков осталась на лестничной клетке. С одним из ворвавшихся у меня завязывается драка. Жена вызывает милицию. Когда приехал наряд, те, кто был на лестничной клетке, успели сбежать. Задержали тех, кто проник в квартиру. И что вы думаете, один из налетчиков по фамилии Бородин тут же предъявил договор, что я должен лично 40 тысяч долларов. Он заявил, что требует деньги, иначе будет жить в моей квартире! В общем, этих людей задержали, но потом отпустили - в милиции посчитали, что у меня с налетчиками "хозяйственные отношения". И это притом, что суд признает этот договор липовым. То есть налицо нападение на жилище и вымогательство денег. Кстати, потом я узнал, что следователь, который задержал Бородина, был уволен из органов. Налет случился 12 мая 2001 года, а с 13 по 31 мая та - же ОПГ снова блокировала мою квартиру - 5-6 человек находилось на лестничной клетке и еще столько же перед подъездом. Я даже вынести мусор не мог. Слава Богу, воду и электричество не отключали. Ограничились лишь тем, что расставили перед моими окнами плакаты "Верни долг" и ягодицы показывали".

Правда, ограничений в мерах воздействия в других эпизодах братва себе уже не позволяла. Писателю-коммерсанту ломали ребра и били сзади гирькой по почкам. Как считает сам Владимир Безымянный, все это происходило, потому что была дана команда выжить его из области и лишить собственности. Безымянный, с которым трудно договориться, оказался в Белгороде чужим и непредсказуемым для местной элиты. "В итоге дело возбудили и прекратили по отсутствию состава преступления. Вымогательство, проникновение и драка в моей квартире остались для боевиков безнаказанными, - подвел итог той "ягодичной" блокаде сам Безымянный. - У нас в XXI веке происходят такие вещи. В Белгороде правят бал рейдеры. Опробовав свои схемы на мне, на гостиничном комплексе, они пошли дальше. В их списках появились новые объекты - оборонный завод "Луч", ЖБК-1, как минимум три крупнейших рыбхоза России, расположенных в области. Этот перечень открыт".

Излишний пафос "дона Карлеоне"

Журналисты "Щита и меча" не собирались демонизировать персонажей этого расследования. Тем более что при столь развитой системе обогащения, созданной местными олигархами в Белгородской области, при связях в правоохранительных структурах, хорошем подборе рядовых исполнителей и менеджеров средней руки (Доленко И.И. - один из замов прокурора Белгородской области, возглавляет правовую службу предприятия Миськова Е.С.) имидж областной бизнес-элиты выглядит почти безупречно, если бы не одно но... Того же Егора Миськова подводит время от времени банальная несдержанность. Так любит местный лидер крепким словом дать оценку конкуренту! Еще его подводит склонность к пафосу, эффектной подаче своего влияния.

Следующий эпизод нашего материала стал возможен благодаря откровениям Владимира Безымянного, подвергшегося в свое время беспрецедентному давлению. По словам писателя, то, о чем пойдет речь ниже, он не собирался разглашать, но череда последующих событий изменила его точку зрения. Эта история, скорее, напоминает зарисовку о манерах в поведении представителей итальянской мафии, скажем, криминальной семьи в Палермо или клана всемогущего Дона Карлсоне в Новом Свете.

"В сентябре 1996-го вместе с мэром Белгорода Голиковым, директором "Автобанка" Игорем Белоковаленко, представителем Президента России в Белгородской области Сергеем Кисиным и другими белгородцами я поехал на инаугурацию Ельцина в Москву, - вспоминает Владимир Безымянный. - Но 7 сентября на Курском вокзале меня уже ждали". Делегацию из Белгорода встречали, включая человека в форме старшего сержанта милиции. "Сначала они подошли к Белоковаленко. Один из людей в штатком предъявил удостоверение с красной обложкой и представился полковником ФСБ. Спросили: "Вы - Безымянный?". Белоковаленко им ответил: "Нет, а что случилось?". Когда я представился, мне сообщили, что со мной хотят поговорить: "Пройдемте с нами". Я тогда вез с собой четыре пачки книг. Меня подвели к "Волге" и приказали садиться, а вещи положить в багажник. Я сказал, что тогда отказываюсь от вещей, потому что опасаюсь, как бы мне чего-то не подбросили. Все снимали на видеокамеру. Я подумал сначала, что мы едем на Лубянку. Но приехали в 5-й Донской переулок. Через ворота с охраной проехали во двор большого здания".

Дальше события развивались как в самом крутом боевике. Во дворе его снимали уже двумя видеокамерами. Пройдя через вертушку с охранником, делегация с Безымянным оказалась в просторном помещении на первом этаже. Человек, который представился полковником ФСБ, попросил гостя-заложника предъявить паспорт. Безымянный ответил штатским, что он - писатель, раздал им свои книги: "Потом меня попросили рассказать о взаимоотношениях с Миськовым Егором Семеновичем. В общем, стали меня настойчиво прессинговать. Говорили, что я обманываю Миськова, не подписываю каких-то бумаг, получал какие-то деньги от него и т.д. Я отвечал: "При чем здесь вы? Я же сказал ему, что не продавал и не собираюсь продавать ресторан "Белгород". Каким местом вы к этому относитесь?". Этот идиотский разговор продолжался. Когда мне предложили поставить подпись на чистом листе бумаги, я отказался, и в комнату ввалились три амбала: "Давайте его нам, он все подпишет...". Пошел разговор: ты чего, не понимаешь, куда попал? Сейчас целлофановый мешок - и здравствуй, река Москва". Предлагали подписать бумаги по ресторану "Белгород". Я тогда не знал, что в этом здании тогда же располагалось представительство Белгородской области в Москве. В общем, профилактика продолжалась (снова били). Говорили, что я потеряю все. Причем предлагали подписать чистые листы и отдельно поставить подпись под договором о продаже ресторана "Белгород".

Допрос Безымянного, сопровождавшийся избиением, по-прежнему фиксировался на видеокамеру. В один момент задержанному писателю, который мысленно готовился к самому худшему, показалось, что те, кто его прессингует, стали выходить из себя. И тогда Безымянного повели к лифту. На одном из верхних этажей проявилась, пожалуй, самая яркая картина этой истории. Впрочем, слово Безымянному:

"Мы прошли через приемную с секретаршей в большой кабинет. А там за столом сидел... Миськов. Я присел на стул (руки в наручниках) и сказал ему: "Теперь мне все понятно. Влипли вы, Егор Семенович, теперь крепко". Он предложил решить вопрос миром: "Сколько ты хочешь, чтобы решить вопрос?". Для начала я попросил освободить мне руки. Когда наручники сняли и его свита покинула кабинет, я воспользовался моментом - перекатился через стол и попытался вцепиться ему в горло. Снова заскочила охрана и меня скрутила. Миськов был весь белый. Я повторял, что он сядет. Тогда Миськов предложил: "Если ты дашь слово, что не будешь поднимать шум, то мы тебя отпустим". В общем, пришлось мне дать слово. На джипе Миськова меня отвезли к Кисину (полпреду Президента. - Ред.), а тот уже, оказывается, поднял шум. Звонил дежурному по УВД в Белгород, дежурному по Москве.

...Я молчал до 98-го года, пока у меня не захватили ресторан. Заявление в прокуратуру тогда написал, в УФСБ, указал свидетелей, тех, кто присутствовал, но не получил даже официального ответа по этому факту. Никто ничего не проверял. Тишина и по сей день...".

Может быть, этому эпизоду и не стоило уделять столько внимания, но из него вытекает главное - ради достижения цели белгородская бизнес-элита использует противозаконные методы. Наряду с респектабельными офисами, дорогими костюмами, шикарными иномарками среди пристрастий у них значится устрашение конкурентов, которое применялось в период варварского капитализма, например в 30-е годы прошлого века в Чикаго.

И все-таки Миськов в конечном итоге доконал-таки Безымянного, подключив к делу бывшего заместителя председателя исполкома Корякова Игоря Александровича. Именно Коряков сыграл основную роль в отчуждении собственности у Безымянного, хотя ранее был его компаньоном, фактически представляя писателя-коммерсанта в Белгородской области, когда тот отсутствовал. Но в один момент Коряков вдруг предал Безымянного и переметнулся на сторону Миськова. Почему? По словам Багрицкого, "Корякова капитально запугали".

Короче, руками Корякова делалось многое. Со слов Безымянного, после того как Коряков согласился работать на Миськова, он по доверенности снял со сберкнижек бывшего компаньона по курсу того времени 4 миллиона 137 тысяч долларов США. "Этот факт установлен областным УБОЯ, - утверждает Безымянный, - но я получил отказной материал..."

История противостояния Безымянного с дружной командой Миськова напоминает большую разборку среди желающих устранить неприемлемые друг другу фигуры. Безымянный - далеко не белый и пушистый. По данным источников в правоохранительных органах, первоначально "писатель-бизнесмен" стал хозяином ресторана "Лабиринт" (тогда он назывался "БКБ") вместе с неким Бондаревым (одним из неформальных лидеров Белгородской области, убитым в ходе разборок в 1993 году), и Кабитовым. "У Безымянного отобрали и "Лабиринт". Этот ресторан фактически передан Телятнику, - говорит о результатах собственного расследования бывший следователь прокуратуры Александр Багрицкий. - Последний раз дело по ресторану "Лабиринт" было поручено человеку, который даже не окончил юридический вуз. В чем он разберется? И это далеко не единственный пример того, как сознательно хотят загубить дело. Просто руководство администрации по своим связям, каналам, имущественным интересам переплелось с правоохранительными органами. Там даже дело специально запутано и систематизировано так, что ничего не понять. Почему Телятник и его группа неприкосновенны? Потому что если будет проведено объективное расследование в отношении него, то это неизбежно выведет на все преступные группировки, на Русецкого и Миськова. Эта связь объективна. В уголовных делах, материалы которых я изучал, содержатся элементы, подтверждающие эту связь. Там есть показания, что прежде, чем захватить здание "Либиринта", приходили люди Русецкого. Они готовили подложные документы. То же самое и по захвату других объектов. Фактура есть, а это может показать только проверка. Но этого боятся, потому что если начнется объективное расследование, то цепочка замкнется. Только профессиональное расследование позволит вскрыть организованные преступные группировки. И тогда полетят многие головы, начиная от губернатора и заканчивая прокурором области, Следственного управления при УВД и т.д.".

Если говорить откровенно, то обществу, простым гражданам Белгорода, тем, кто не владеет десятками компаний, кто не стал "водочным королем", тем, чье состояние не насчитывает сотен тысяч зеленых банкнот, по большому счету все равно, кто собственник ресторана или гостиницы в центре города - Миськов, Телятник или Безымянный. Вопрос только в том, каким путем люди становятся владельцами собственности. "Я приобрел ресторан, вложил туда средства, расширил площадь, но на смену пришли те, кто не брезгует ничем, - продолжает Безымянный. - Я говорю людям - да черт с ним, с моим имуществом. Но тот, кто действует бандитскими методами, завтра не даст вашим детям выйти на улицу, будет насиловать и угрожать. Многие не понимают этого...". Согласитесь, трудно что-либо добавить к этим словам.

Миськов, Русецкий, Телятник, Безымянный и другие, чьи фамилии время от времени упоминаются на белгородских кухнях, оказались на одном поле. Они играют исключительно по своим правилам. Эти условия игры диктуются своеобразным раскладом в пасьянсе взаимоотношений боссов, то есть местной элиты. Кто ближе к верхушке, к правоохранительным структурам, кто имеет солидный кошелек, достаточный штат адвокатов, юристов, кто через низовые звенья и менеджеров может по условному сигналу привлечь "пехоту", оказывается на коне. Парадокс в том, что в одной плоскости оказались фигуранты, которых, казалось бы, не мог бы связать или объединить даже всемирный потоп. Это адвокат с липовым дипломом юриста Телятник, априори представляющий интерес для местного УБОП, рывший офицер Космических войск России Русецкий, успешно переквалифицировавшийся в бизнесмена и при этом, по выражению Остапа Бендера, не потерявший веру в человечество. Здесь же и коммерсант, и писатель, и общественный деятель Безымянный. Но особняком ссреди фигур, все-таки объединенных общими правилами игры и территорией, выделяется "некоронованный король" Белгородской области Егор Миськов. Как утверждает Владимир Безымянный, во взаимоотношениях сильных мира сего на Белгородчине "есть тонкость - Савченко (глава администрации области. - Ред.) все время выходит, как бы представляя собой мирового судью, готового примирить всех, учитывая интересы тех, кто незаконно отнимает чужую собственность". Во всех "сражениях за собственность" команда Миськова неизбежно оказывается победителем. Почему? Вот мнение на этот счет бывшего сотрудника областной прокуратуры Александра Багрицкого: "По моим данным, они (Миськов и Савченко. - Ред.) познакомились еще в бытность работы Савченко в Минсельхозе, друг друга прекрасно знали еще по Москве. Савченко в Белгороде появился в 93-м, а в 94-м сюда прибыл Виктор Черномырдин с Миськовым и Русецким. Тогда проходил процесс акционирования предприятий. Все считали, что Миськов - это кошель Савченко".

И еще одну причину неуязвимости и вседозволенности компании Миськова - Русецкого в региональном масштабе указал проигравший в этой схватке за собственность, где, как известно, все средства хороши, писатель Безымянный: "Дело в том, что, по моим предположениям, у Миськова находится фонотека, в которой есть записи высокопоставленных чиновников. Там сильнейший компромат, чего боится Савченко. Просто у Миськова хобби - записывать переговоры, устанавливать жучки и камеры".

Простите за повтор, но фигуры, которые претендуют на собственность в приграничном регионе России, можно сравнить с пауками в банке. Они умудряются сосуществовать относительно мирно, когда соседи не доходят на чужую территорию. Когда же аппетиты кого-либо из этой "банки" возрастают, то территория перекраивается в результате Стремительных оперативных комбинаций. Есть и второй вариант, используемый "пауками" против конкурентов - это планомерное выдавливание противника из среды обитания, создание ему таких условий, что становится невозможным не, то что какое-либо развитие, но даже само, существование. В общем, жизненный принцип на первый взгляд прост - при переходе границ начинается война до победного конца. В ходе таких локальных сражений порой вырисовываются временные или долгосрочные союзы, где объединяются или действуют в одном направлении бывшие соперники. И тогда на первый план выходит железное правило: враги моих врагов становятся лучшими друзьями. "Пауки" имеют разветвленную паутину, располагая обширными связями и контактами, пользуясь, скажем, доверенными лицами в правоохранительных органах и властных структурах области. Естественно, весомые финансовые рычаги открывают им поистине неограниченные возможности. А значит, возникшие проблемы решаются оперативно и с наименьшими отрицательными последствиями.

"Валенком по печени..."

Предлагаем вашему вниманию распечатку фоноскопической экспертизы по уголовному делу N 981-10244. Надеемся, что этот своего рода вещдок, зафиксированный на пяти аудиокассетах, станет наглядным подтверждением того, как "пауки" плетут свои сети, используя для этого шантаж, угрозы, давление, клевету. Эти записи не раскрывают никаких уголовных тайн. Кроме одной. Они наглядно свидетельствуют о морально-нравственной сущности белгородских "пауков". Скажем только, что речь пойдет о том, как Русецкий и компания склоняли гражданку Постных, которая работала на них и... которая созналась в том, что никакой сделки по продаже акций Безымянного между Русецким и Коряковьш (по "доверенности" Безымянного) она не совершала, написать жалобу на сотрудников милиции. Последние якобы заставили ее под физическим воздействием дать нужные для них показания. Действие происходит в кабинете Русецкого в гостинице "Белгород". Участие в "обработке" Постных принимает сам Русецкий, Коряков, жена Корякова и юрист Людмила Михайловна, член областной коллегии адвокатов.

Людмила Михайловна: - Я в УВД проработала восемь месяцев, мне этого на всю жизнь хватило, чтобы иметь полное отвращение к ним.

Коряков: - Я никогда не работал, и у меня отвращение на всю жизнь.

Русецкий: - Ты не помнишь, когда (он) тебя первый раз (Скрипниченко) вытаскивал?

Людмила Михайловна: - Теперь уже нужно писать, что били, синяков нигде нет? Нету синяков, по печени били валенком. А по печени валенком не остается, больно очень, но синяков не остается. Это ж у них излюбленный прием.

Русецкий: - Черт, это мы не догадались, надо было написать...

Людмила Михайловна: - Конечно.

Русецкий: - Обещали бить, но не били.

Людмила Михайловна: - Ну, мало ли что обещали, били.

Постных: - Да нет, это ж ничего ж не было, не было ничего.

Людмила Михайловна: - Ну как не было, было...

Постных: - Было?

Людмила Михайловна: - ...Показания. Попробуйте сейчас откажитесь от показаний, как они выбивали. Если выбивали, значит, ударили. Ударили, мне стало больно. Я - женщина, маленькая, хрупкая. Пусть докажут, что не били. Ударил чем-то мягким, но очень сильно. Потеряла сознание на минуту.

Людмила Михайловна: - Думала, сейчас убьют. И стала писать... А что вы думаете, сейчас так легко отказаться от показаний?

Русецкий: - Нет, ну она может отказаться от показаний.

Людмила Михайловна: - Она может на любой стадии.

Русецкий: - Да.

Людмила Михайловна: - Все понятно.

Постных: - И на каком основании я могу отказаться? Только на основании вот этой жалобы?

Людмила Михайловна: - Отказаться вы в суде можете.

Русецкий: - Конечно.

Людмила Михайловна: - На любом основании, можете отказаться давать показания вообще.

Русецкий: - Я же ей пытался втолковать.

Людмила Михайловна: - Любые.

Русецкий: - ...Молчи, и все...

Людмила Михайловна: - Молчать.

Постных: - Ничего не знаю, идите на фиг все.

Людмила Михайловна: - Надо вообще было молчать. Нужно было написать, что я отказываюсь давать показания, и все. И никуда б они вас не повели, ни в какую клетку для заключения под стражу, это же.... приемник. При чем здесь адвокат? Я просто отказываюсь. Ой-ой-ой-ой-ой. А что ж вы там наговорили?

Русецкий: - Сказала, что это я заставил все задним числом сделать.

Людмила Михайловна: - Это очень плохо. Это то, что и нужно было им получить.Нужно писать, что били, ударили. Кто, не помню. Зашел какой-то мужик.

Постных: - Ну, просто тоже бить не могут. Нет, я обманывать не могу. Это потом еще спросят, и не докажешь. Если не били.

Русецкий: - Кто вас в камеру сажал? Щербаков?

Коряков: - Он забирал.

Русецкий: - А, ну, значит, он. На него пишем.

Постных: - Что-то заканчиваете, заканчиваете, а все никак. То ж целая петиция.

Коряков: - Тот товарищ четко в час уходит на обед.

Постных: - И в скольких экземплярах еще надо?...

В дальнейшем, склоняя Постных к написанию жалобы на "нехороших" милиционеров, Русецкий непроизвольно дает правовую оценку действий своей сообщницы. "На сегодняшний день ситуация такая, - обращается он к Постных, - мошенничество у тебя и дача ложных показаний...".

В ответ Постных заявила, что она сделку не регистрировала и вообще не имеет к ней никакого отношения, поскольку, когда это произошло, она была в отпуске. Реестр же акционеров переписала не по собственной прихоти, а по команде его - Русецкого.

В процессе диалога откровенничает и Коряков, заявляя, что ближайшая их цель (следователей) действительно посадить его, Корякова, чтобы потом идти дальше на Миськова. "Кто-то из нас может про него что-то рассказать, потому что, когда посадят, то методов воздействия становится гораздо больше..." - говорит Коряков. Правда, обсуждать эти методы не желает. Но в ходе дальнейшей беседы (кассета N 5) вспоминает, что Егор Семенович обозвал его нехорошим словом. Каким? Конкретно не помнит, но матерным, в многократном размере. "Подонок он тебя назвал или..?" - уточняет Русецкий.

- Не, как-то долбое...м, - поправляет его Коряков.

Можно и дальше продолжать столь занимательные диалоги, во время которых станет ясно, что сфабрикованные жалобы на следователей уже с нетерпением ждет "командование" - один из замов главы администрации области (его фамилия известна редакции), который курирует правоохранительные органы. Странно, но факт - человек, призванный стоять на страже сохранения законности в отдельно взятой области, помогает попавшим в поле следствия мошенникам. Те уже готовы податься в бега (Русецкий), а замглавы лично в срочном порядке вручает сфабрикованные жалобы начальнику УВД и прокурору области. Не надо обладать большой фантазией, чтобы догадаться, какие слова произносятся при вручении ходатайств. Не исключено, что действуя за спиной губернатора, он вполне мог намекнуть, что выполняет решение самого. А чего удивляться? Он же зам, он же куратор местных силовиков! Он же распределяет пасквили в областную прокуратуру, УВД и так далее. Но, право же, жалко газетной площади, поэтому скажем коротко, что в ходе дальнейших диалогов потихоньку страх у действующих лиц прошел, был найден вариант (жалобы) не попасть в тюрьму.

Постных делает попытки не отправлять сфабрикованные жалобы. Но сообщники убеждают ее, что все будет хорошо - наверху их прикроют, женщину убеждают, что она не одна такая, и это единственный путь не сесть в тюрьму. Очень важное обстоятельство, что Постных утверждает, что при допросе, когда она давала чистосердечное признание, ее никто не принуждал! В процессе дальнейших диалогов Русецкий докладывает сообщникам, что сфабрикованные жалобы передал куратору в администрации, от которого получил инструкцию и информацию о проделанной работе. Далее Коряков просит у Олега Ивановича (новое действующее лицо, его фамилия также известна редакции), он же - начальник Службы безопасности, деньги "половину до и половину после" для расчета с высокопоставленным чиновником за оказанную помощь. Мы не случайно акцентировали столь долго внимание читателя на том, как Русецкий и компания пытались оклеветать следователей, которые хотели разобраться в хитросплетенных лабиринтах паутины, прилечь виновных к уголовной ответственности. В данном случае команде Миськова - Русецкого удалось добиться своего. Речь не идет о привлечении их к уголовной ответственности. Теперь надо отмываться следователям и оперативникам, что не били. Не пытали, не склоняли к оговорам, а это всего лишь выдумки Русецкого и его адвокатов. Но главное - цель достигнута. Вместо камеры ИВС, вместо тюрьмы и сумы Миськов и Русецкий опять могут заниматься банкротствами предприятий, приватизацией и т. д. И заметьте - ни о каких-то новых возбужденных уголовных делах по фактам лжесвидетельства, мошенничества, за попытку ввести следствие в заблуждение и оговор следователей почему-то речи не идет вовсе. Наверное, потому, что ни начальник УВД, ни прокурор области не хотят связываться с группой, которой благоволит как минимум замглавы администрации. Другого объяснения всей этой грязной истории нет. И так всякий раз, как только кто-то из сотрудников правоохранительных органов хватался за ниточки паутины - их тут же обрывали. Более того, если кто-то из следователей или оперативников проявлял профессиональную настойчивость, выходил на серьезные, значимые фигуры "пауков" из банки, их в лучшем случае предупреждали, отстраняли от дел либо увольняли из органов по надуманным причинам.

Однако возникает вопрос: как все-таки появилась аудиозапись процитированных выше диалогов и кто ее сделал? Когда состряпанной Русецким и компанией жалобе дали зеленую улицу, обвинив сотрудников милиции в применении недозволенных методов в ходе предварительного следствия, оказании давления на гражданку Постных, белгородский УБОП по просьбе обвиняемых коллег стал проводить оперативную разработку этой группы. В результате та же самая Постных начала сотрудничать с оперативниками... Так и появилась вышеназванная аудиозапись. Она признана действительной. И находится в уголовном деле. Остальные аудиокассеты, на которых зафиксирована стратегическая разработка белгородских объектов, таких как хладокомбинат, мукомольный завод и т.д., по словам Безымянного, в настоящий момент должны находиться в УБОП.

Все шито-крыто

Чем больше знакомишься с подробностями беспредела о фактах приватизации, деприватизации и переприватизации (а как все происходящее еще назвать?) в Белгороде, тем больше возникает вопросов: по-че-му? Блиц-интервью с бывшим следователем УВД Белгорода многое объясняет.

- Действия Корякова не признавались незаконными?

- Его действиям по совокупности всех доказательств оценка не давалась. Безымянный заявил на суде, что сама сделка место не имела, и просил исследовать доказательства. Гражданский суд ему отказал вопреки основаниям. В реестре акционеров были исправления. Я расследовал это дело, потом его передали в СУ при УВД области. Была создана группа, в которую я входил. Ее возглавлял Щербаков - заместитель начальника следственного отдела СУ при УВД области.

- Это дело закрывали по приказу свыше?

- Можно предположить. После того как при обыске у Корякова произошла выемка документов, дело курировалось из области. Так же расследовалось и хищение вещей Безымянного. Мы выезжали по месту жительства Корякова, в гостиницу "Белгород", где была обнаружена часть имущества "Бенфико" - офисная мебель и т. д.

- Один из сотрудников СУ при УВД назвал претензии Безымянного "бредом". Чем такая позиция следователя обосновывается?

- Это вполне объяснимо. Потому что решения, которые принимались по этому делу в области, впоследствии были признаны незаконными Генеральной прокуратурой. Сам факт того, что дело было изъято и передано в производство в Курскую область, другой регион, - вообще случай исключительный, нонсенс. Ведь оно должно передаваться только в вышестоящие инстанции. И потом в Курске приняли решение о самоуправстве, таким образом признав, что преступление все-таки имело место. Туда же, в Курскую прокуратуру, состоялась явка с повинной гражданки Постных, так как она боялась сделать это в Белгороде. Здесь она дала показания только в УБОП. В Белгороде же уголовное дело до этого неоднократно прекращали. Как выяснилось, незаконные прекращения привели к тому, что истекли сроки давности привлечения фигурантов к уголовной ответственности. Другими словами, фактически произошло сокрытие преступления. Незаконные решения позволили освободить от уголовной ответственности Русецкого, равно как и тех, кто захватывал помещения.

- У нас сложилось впечатление, что областные правоохранители могут стоять на стороне Миськова и его людей...

- По крайней мере на это наводят те действия, которые были предприняты в рамках расследования этого уголовного дела. Почему в большинстве следователи, которые имели отношение к расследованию этих дел, или увольняются, или их увольняют? Желающих заниматься расследованием этих дел очень мало, практически нет. Я считаю, что руководство УВД не совсем объективно оценивало ситуацию...

В начале нашего расследования мы упомянули о письме, которое пришло в редакцию. В нем было затронуто то, каким способом в Белгородской области идет завоевание собственности. Отправитель письма был вынужден подписаться вымышленными именем и фамилией, и теперь ясно почему. Мы его знаем, и все, что он нам рассказал, подтвердилось в ходе расследования. Источник этой информации действительно знал ситуацию изнутри. Это один из сотрудников правоохранительных органов, который имел доступ к документам, но не смог по понятным причинам реализовать их на законных основаниях...

Редакции "Щита и меча" известны имя и фамилия одного из следователей прокуратуры города Белгорода, которому летом 2001 года поручили собрать воедино все отказные материалы и уголовные дела, связанные с Безымянным, следственным путем проанализировать ситуацию, а другими словами - выяснить, если ли там состав преступления. Эта команда поступила в прокуратуру города по распоряжению прокурора области.

В правоохранительных органах тогда заговорили о конфликте губернатора Евгения Савченко с Егором Миськовым. Новое расследование должно было по закону оценить действия последнего по приобретению собственности. Следователь, пользуясь материалами 40 отказных и 27 уголовных дел (только вдумайтесь, насколько непробиваемыми, неприкасаемыми оказались Миськов и К°!!!), восстановил всю хронологию событий. Следователь пришел к выводу, что в области создано ОПС (организованное преступное сообщество) с целью завладения чужим имуществом. В результате на свет появилось постановление о возбуждении уголовного дела, в том числе и по статье 210 (организованное преступное сообщество). Это постановление было подписано заместителем прокурора области Макеевым (впоследствии уволенным). Как утверждает бывший следователь Александр Багрицкий, в постановлении, кроме уже известных нам персоналий, таких, как Миськов, Русецкий, Телятник и других, появились новые фигуранты, в том числе начальник и сотрудники УВД. "Потом Макеев встретился с Кондрашовым (прокурор области. - Ред.), который приказал убрать из постановления сотрудников УВД, - говорит Александр Багрицкий. - Следователю в итоге пришлось переписывать постановление, оставив в нем Миськова, Русецкого и компанию и убрав сотрудников УВД. Но в тот момент Савченко уже помирился с Миськовым". Следователь, которому уже дали команду "отбой", не понял, что ветер уже дует совсем в другую сторону. Он стал настаивать, пытался добиться справедливости в прокуратуре области, но был уволен чуть ли не за три часа! А уголовные и отказные дела снова раздробили".

Ситуация в Белгороде действительно уникальна. Внешне создавалось впечатление, что главу администрации Евгения Савченко абсолютно не интересовали имущественные "бодания" Миськова и Безымянного, вылившиеся в откровенное рейдерство. Внешне губернатор оставался "над схваткой", был незыблем, не опускаясь до склок и ранимых укусов "пауков", методично нападающих друг на друга. И вдруг одному следователю приказали разобраться с делами и довести их до логического конца. Самому Безымянному, который тогда, надо сказать, сильно удивился подобному повороту, сообщили, что у Миськова будут очень большие проблемы. Отсюда объяснимо пристальное внимание прокуратуры. Но вдруг снова все поменялось... Вот что говорит по этому поводу опальный следователь, который ныне опасается за свою жизнь: "То постановление я готовил долго, потому нашел там грубейшие нарушения закона. Но меня уволили с формулировкой "за дискредитацию органов прокуратуры", за то, что якобы волокитил три жалобы за два дня. Даже не нашли повод, а сделали его! Потом мне сказали, что уволили за то, что имел контакты с Безымянным. Прямо так и сказали. Пенсию дали через год. Пусть в газете меня не указывают, иначе будет только хуже, иначе меня забьют..."

...Мы пытались найти разгадку живучести "пауков" в Белгородской области, которые оказались недосягаемыми для правоохранителей и лишь расширили свою паутину. По крайней мере в Следственном управлении при УВД довольно грязную ситуацию с приватизацией объектов и предприятий охарактеризовали так: "Вор у вора украл", не стремясь акцентировать внимание на том, каким образом в Белгороде конкретные лица подминают под себя самые лакомые куски собственности, будь то объекты оборонного комплекса, винно-водочные заводы, рыбные хозяйства, рудники и гостиничные комплексы.

Справедливости ради, отметим, что в Белгороде есть люди, которые бьют тревогу по поводу сложившегося положения и не хотят с ним мириться. К сожалению, их голоса не выглядят стройным хором. Причина одна, ее упомянул уволенный следователь: люди опасаются последствий, притеснений в собственный адрес и близких. Скорее, высказываемые мнения несогласных можно назвать гласом вопиющего в пустыне. Одним из тех, кто не побоялся бросить вызов, является бывший следователь прокуратуры Александр Багрицкий. Именно этот человек попытался разложить по полочкам приблизительную структуру, многочисленные хитросплетения криминально-властной паутины. "Здесь настолько все запуталось, что я уже не знаю, где заканчивается криминал и начинается власть, и кто кого контролирует... Это какой-то конгломерат органов власти, управления, правоохранительных органов, криминала, - говорит Александр Багрицкий. - Криминал перешел к экономической преступности. Этот вид преступлений очень трудно расследовать, трудно понять, кто прав, а кто виновен. Но эти преступления и наиболее привлекательны и прибыльны. Как минимум около 300 представителей бизнес-элиты в области кормятся за счет таких денег, не создавая при этом материальных благ... Я очень долго разбирался, три года вникал в эти дела, задавал вопросы, выстраивал схемы. Зато теперь я знаю их весь механизм совершения преступлений".

Дается это очень нелегко. Багрицкому уже несколько раз поступали угрозы. Его семья испытывает определенное давление. Так, младшей дочери отказывают в приеме на работу после декретного отпуска. "Я не удивлюсь, если в отношении меня будет возбуждено уголовное дело, - считает бывший следователь. - Поэтому свою защиту я вижу в этих документах...". Возможно, от подставы Багрицкого спасает то, что он имеет серьезный компромат на теневых хозяев Белгородской области. Как он считает, преступные сообщества сформировались здесь "в своей высшей организационно-правовой форме (мафия) в середине 90-х годов в целях разработки планов и условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, прежде всего в сфере экономической деятельности, а также против собственности и правосудия". Сбор соответствующей информации о них осуществлялся в основном за счет официальных источников, к которым удалось получить доступ в установленном законом порядке. Это прежде всего прекращенные производством уголовные дела, материалы об отказе в возбуждении уголовных дел и административных правонарушениях, рассмотренные судами общей юрисдикции и Арбитражным судом Белгородской области и гражданские дела.

Следователь неоднократно обращался с письмами в областную прокуратуру, Генпрокуратуру РФ, Администрацию Президента, посылал информационно-аналитические записки в УВД области. Несколько раз его письменные обращения спускали из Москвы в Белгород, фактически в те структуры, которые фигурируют в его исследованиях. По большому счету Багрицкого окружает стена молчания. В апреле 2005 года Багрицкий передал свою справку "О белгородских преступных сообществах", где были сконцентрированы данные о преступных группировках, их связях в администрации и правоохранительных структурах, лично прокурору области.

***

Акцент

Миськов Егор Семенович

Дата рождения: 12.05.1950 г. Место рождения: Белгородская обл., Борисовский р-н, с. Смородине. Проживает: г. Москва, ул. Кировоградская, .., ул. Гарибальди, ...; г. Белгород, ул. Железнякова, ...; ул. Народная, .., ул. Академическая, ...; Проживал: Моск. обл., Ленинский р-н, город Видное, с/х Московский (до 1996 г.); г. Нижневартовск, ул. Ленина, ...

Имеет в собственности: земельный участок (1500 кв. м) жилой дом (общая площадь 413,80 кв. м), адрес: М.О., Ленинский район, д. Расторопово .

Является учредителем: ЗАО "Лигвем", ОАО "Ликон Спирите Групп", ОАО "Накат Спирите Групп", ЗАО "КомплексЦентр", ООО ЧОП СБ-Ирбис, ТОО "Агат-МК".

Является акционером: ОАО "ЭНИМС", ОАО "Топаз", ЗАО "Прогрессавтотранс", ЗАО "Оникс", ОАО "Гостиница "Белгород", АКБ "Капитал".

Место работы: ОАО "ЭНИМС" (2002)

Русецкий Андрей Вадимович

Дата рождения: 24.09.67 г. Проживание: г. Москва, ул. Ср. Первомайская..., г. Москва, 16-я Парковая, .Место работы: 2003 г., ЗАО ТЕЛИКОН-М"

Является акционером: ЗАО "Автотрансиндустрия"; АОЗТ "Белмос"; ЗАО "Промстроииндустрия"; ЗАО Дорснаб; ОАО Квартал; ОАО Бел-трансстрой; ЗАО Волоколамский Агродорстрой; ЗАО Новооскольский Агродорстрой; ЗАО Прохоровский Агродорстрой; ЗАО Яковлевский Агродорстрой; ЗАО Ровенский Агродорстрой; ЗАО Красногвардейский Агродорстрой; ЗАО Черянский Агродорстрой; ЗАО Рокитянский Агродорстрой; ЗАО Алексеевский Агродорстрой; ЗАО Вейделеевский Агродорстрой; ЗАО Щебекинский Агродорстрой; ЗАО Валуйский Агродорстрой; ЗАО Борисовский Агродорстрой. Является учредителем: ООО "Донской-М", ЗАО "Геликон-М"

Являлся руководителем: ЗАО "Геликон-М"

Является руководителем: ООО "Строй-Бизнес-Центр"

***

"Для восстановления справедливости необходимо поднять уголовные дела, истребовать информацию УБОП, проанализировать и сделать выводы. У меня наработан весь материал. Но мою информацию тормозят. Нужно "добро" сверху", - считает Александр Багрицкий.

А мы считаем, что не нужно никакого "добра сверху". Нужно просто засучить рукава тем, кто еще в силах доказать, что правоохранительные органы - прокуратура, милиция (УБОП, УБЭП, ГУСБ), ФСБ - еще работают и могут защитить общество от произвола олигархов районного масштаба, возомнивших себя Доном Карлеоне... Сколько человеческих судеб честных сотрудников разбилось о скалы коррупции только на одной группировке "белых воротничков"? Сколько людей перестало верить в справедливость? И почему бы прокуратуре ЦФО не востребовать те самые 40 отказных и 27 уголовных дел и довести наконец дела Миськова и Ко до логического конца? Уважаемые сотрудники Генеральной прокуратуры, вызовите Багрицкого, поговорите с тем следователем, которого уволили по надуманным причинам. Они вам все расскажут. Они все очень хорошо помнят. Защитите попранную честь своих же сотрудников. Вам поверят и тысячи других! Нам кажется, делом чести ДЭП поднять, расследовать и довести до завершения все черные дела белгородских рейдеров и доказать, что рука руку в областном УВД не моет. Это вопрос той самой чистоты рядов, о которой так много было сказано в последнее время. Может быть, по материалам прокурорской проверки проявить интерес и сотрудникам ГУСБ МВД РФ, например задать несколько вопросов представителям руководства Белгородского УВД? Правда - хуже не будет. Вы узнаете много интересного. Мы готовы поделиться материалами, которыми располагает редакция. Кое-что мы пока не стали публиковать без предварительной проверки.

Отдел расследований

***

Вместо послесловия

В первой половине 90-х годов, будучи редактором отдела расследований газеты "Щит и меч", мне приходилось немало писать на темы коррупции и приватизации, когда за бесценок скупались в России и на постсоветском пространстве бывшие гиганты социалистической индустрии, шли с молотка дома, заводы, фабрики и пароходы, которые доставались зачастую не трудовым коллективам, а становились собственностью различных проходимцев, аферистов и мошенников.

Тогда все происходило стихийно, дико, и мне казалось, что со временем (максимум через пять лет) эти процессы отрегулируются, войдут в цивилизованное русло. Не будет ни бандитских разборок, ни подкупа чиновников, закроются все лазейки для тех, кто не в ладах с законом... Увы, непотопляемая эскадра прихватизаторов первой волны, искусно обходя все подводные рифы и мели, идет проложенным курсом дальше.

Как и прежде, она украшена разноцветной мишурой показушного законопочитания и благородства. Как и прежде, она поражает противника, то бишь конкурентов, прицельным огнем со всех бортовых орудий.

Весной этого года глава президентской Администрации Дмитрий Медведев публично сказал: "Если мы не сумеем консолидировать элиты, Россия может исчезнуть как единое государство... последствия будут чудовищными. Распад Союза может показаться утренником в детском саду по сравнению с государственным коллапсом в современной России". Возникает вопрос - каким образом вести диалог с местной элитой, например, в Белгородской области, если элита эта озабочена только личным обогащением? Кто ответит, каким образом нужно договариваться и прийти к согласию с региональными олигархами в затянувшуюся эпоху дикого капитализма? И как, о чем говорить с теми, кто обладает реальной надвластной паутиной? Не случайно мы хотим опубликовать мнение одного из офицеров белгородской милиции, который согласился говорить лишь на условиях анонимности: "Белгородская область давно стала государством в государстве, где ограниченному числу лиц, причисленных к касте неприкасаемых, позволено практически все. Лично у меня нет желания работать, обслуживая интересы местных олигархов, и так или иначе участвовать в их разборках. Жаль, уволиться пока не могу - осталось несколько лет до пенсии".

Ситуация, которая характеризует реальное состояние дел в Белгородской области, напоминает сложившуюся в начале и середине 90-х годов прошлого века в Красноярском крае, где местный авторитет Анатолий Быков поставил перед собой задачу подмять огромнейший регион, сопоставимый чуть ли не со всей Европой. Но тогда выходец из полукриминальной среды так и не стал олигархом, благодаря своевременному вмешательству государства. В Белгородской области "пауки" поступили умнее и поэтому шагнули дальше. Отказавшись от открытой демонстрации криминальных методов, они уже не бравируют связями с ворами в законе и тем более давно не носят клубных пиджаков. Они - люди дела, не проигрывающие астрономических сумм в казино.

И местная элита, погрязшая в коррупции, уже воспринимает себя не иначе, как настоящими вершителями судеб людей, проживающих в этом регионе России. А значит, вмешательство государства назрело...

Один из соратников "отца приватизации" в России Чубайса Альберт Кох как-то прилюдно обозначил формулу успеха, которую поставили во главу угла своей деятельности теневые лидеры Белгородской области: "Деньги любят тишину". Право же, к этим словам добавить нечего...


Назад Далее
В начало страницы
 


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 11 марта 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog