Аферы Подделки КриминалЗащитись сам Технологии захвата

Главная ] Вверх ] [ Убийство олигарха ] Рейдер загребущий ] Рассуждение о рейдерстве ] Рейдеров привлекут ]






Убийство олигарха:

боевики, обыск и $700 млн

Юрий Вершов. Росбалт. 28 января 2014

В понедельник состоялись похороны олигарха Александра Минеева, который был застрелен киллерами на прошлой неделе. Как удалось выяснить "Росбалту", еще недавно он являлся владельцем недвижимости в престижных местах Москвы стоимостью свыше $700 млн. Осенью 2013 года сотрудники МВД Дагестана неожиданно провели обыск в столичных офисах Минеева в рамках расследования о финансировании боевиков. Вскоре после этого свыше двадцати, принадлежавших бизнесмену зданий, оказались переписанными на неких уроженцев Кавказа. Когда олигарх обратился в правоохранительные органы, его убили.

Похороны Александра Минеева прошли 27 января 2014 г. на Хованском кладбище в Москве. На них пришли близкие друзья олигарха и сотрудники его фирм. Бывшая жена Минеева и дети, которые проживают в Англии, прилететь в Россию не рискнули, так как опасаются за свою безопасность. Корреспондент "Росбалта" побеседовал с несколькими деловыми партнерами олигарха, которые в последнее время входили в его близкое окружение. Они рассказали свою версию событий, приведших к преступлению.

Собеседники агентства отметили, что Александр Минеев был человеком скрытным, с крайне тяжелым характером. Поэтому за годы жизни у него появилось не так уже много друзей. Самые известные из них — предприниматель Олег Бойко и рок-певец Борис Гребенщиков (Минеев являлся поклонником творчества лидера группы "Аквариум").

Бизнесом Александр Минеев начал заниматься еще в конце 1980-х-начале 1990-х годов, в пору расцвета кооперации. Сам Минеев говорил знакомым, что тогда ему часто приходилось контактировать с представителями "солнцевской" преступной группировки, а некоторых ее лидеров он знал лично. Потом круг общения предпринимателя изменился. Его часто можно было встретить с ответственными сотрудниками ФСБ РФ и таможенного комитета. Это было связано с тем, что Минеев занялся поставками в Россию крупных партий бытовой техники. А подобный бизнес без помощи курирующих импорт силовиков был просто не возможен. Через некоторое время Минеев создал первую в стране сеть магазинов по торговле техникой, получившую название "Партия", которая приносила огромные доходы. В конце 1990-х годов "Партия" слилась с другой сетью — "Домино". Главенство в этом альянсе было за Минеевым. Однако из-за сложного характера отношения с новыми партнерами у бизнесмена не сложились. В начале 2000-х годов предприниматель неожиданно свернул весь бизнес по продаже бытовой техники, после чего вместе с семьей уехал жить в Лондон. О причинах такого поступка он никогда никому не рассказывал.

Впрочем, как удалось выяснить "Росбалту", Минеев мог себе позволить спокойно и безбедно оставаться в Англии. К моменту отъезда он являлся владельцем 21 объекта недвижимости в Москве. Так, ему принадлежали торгово-офисный центр на Кутузовском проспекте, 88, торговый центр у метро "Таганская", торговый центр на Калужской площади, здания на Лубянской и Старой площадях и т.д. Все эти объекты недвижимости были записаны на 18 фирм: ООО "Лубянка", ООО "На Большой Полянке", ООО "У Таганки" и т.д. Учредителями значились офшорные структуры, в свою очередь принадлежавшие другим офшорам. Вся эта длинная цепочка в итоге приводила к Минееву. Формально 18 фирм сдавали помещения управляющей компании (в последние годы ей было ООО "Евразия", тоже через офшоры принадлежало Минееву), а та уже передавала их в субаренду. Здания приносили ежемесячный доход в 350 млн рублей.

По словам собеседников "Росбалта", в Англии Минеев фактически жил как рантье, получал деньги от своих помещений, а в работу топ-менеджеров не вмешивался. Однако потом он поругался с супругой. При разводе Высокий суд Лондона оставил большую часть зарубежной недвижности его бывшей жене и детям, также обязав бизнесмена выплатить им 30 млн фунтов-стерлингов.

Расстроенный олигарх летом 2012 года вернулся в Россию, где решил сам заняться оперативным управлением своим бизнесом, связанным с недвижимостью. Но опять же из-за тяжелого характера сразу переругался со всеми топ-менеджерами, которых затем уволил. По мнению источников агентства, на смену им стали приходить люди зачастую случайные. Многие важные кадровые решения вообще принимались во время застолий. "Порой возникало мнение, что Александр ежедневно пытается побить рекорд книги Гинесса по количеству и разнообразию употребленных за день горячительных напитков. С этим во многом и была связана сложность его характера", — посетовали собеседники "Росбалта".

Проверка новых топ-менеджеров не велась, так как настоящая служба безопасности у Минеева фактически отсутствовала: за все подобные вопросы отвечал один человек. Его внимание и привлек уроженец Дагестана, получивший в "Евразии" ответственный пост. Выяснилось, что новый топ-менеджер в разное время пользовался паспортами на три разные фамилии, а также был замешан в различных сомнительных историях. Об этом доложили Минееву, который в сентябре 2013 года уволил своего же ставленника. Вместе с уроженцем Дагестана пропало несколько незначительных учредительных документов. Тогда этому большого значения не придали.

А уже в первых числах ноября в офис ООО "Евразия" на Кутузовском проспекте прибыла с санкцией на обыск группа сотрудников МВД Дагестана. Из представленных документов следовало, что в республике расследуется дело о финансировании незаконных вооруженных формирований. Якобы при обыске в одном из горных сел был найден документ с печатью ООО "Евразия", что и дало повод провести следственные действия в офисе на Кутузовском проспекте. По мнению собеседников "Росбалта", почему-то визитеры особый интерес проявляли к учредительным документам тех самых 18 фирм, на которые записаны здания. Но их в помещении не оказалось. На следующий день дагестанские силовики вновь появились в ООО "Евразия" и допросили топ-менеджеров фирмы, вручив им на прощание повестки с вызовами на допрос в Дагестан.

Еще через три дня, когда финансовый директор ООО "Евразия" выходил из офиса на Кутузовском, к нему подбежал неизвестный кавказской внешности. Злоумышленник ударил финансиста дубинкой по голове и попытался отобрать большой портфель – видимо нападавший полагал, что там могут находиться учредительные документы. Однако финдиректор оказался хорошо развит физически. Он сумел не только отбиться от преступника, но и бросился за ним в погоню. В этот момент из-за угла выскочила машина, сбила сотрудника "Евразии", злоумышленник запрыгнул в этот автомобиль и скрылся.

В декабре 2013 года ЦБ РФ отозвал лицензию у банка, в котором находились счета 18 фирм, подконтрольных Минееву. Для открытия новых счетов в другом банке требовались выписки из ЕГРЮЛ. Получив их, подчиненные олигарха с удивлением увидели, что учредителями всех 18 фирм значатся офшорные структуры, не имеющими к Минееву никого отношения, а генеральными директорами назначены некие уроженцы Северного Кавказа. Все изменения были внесены по поддельным документам. Поняв, что в один миг лишился почти всего, Минеев и его адвокаты в срочном порядке через арбитражные суды наложили обеспечительные меры на здания и подали заявление в УЭБиПК ГУ МВД по Москве. Пока они занимались этим, по бизнесу Минеева был нанесен еще один удар: на неизвестный офшор оказалась перерегистрирована управляющая компания "Евразия", а ее гендиректором в ЕГРЮЛ стал значиться житель Дагестана Сулейманов Омар Сулейманович.

Все события произошли вскоре после Нового года. Минеев понял, что своими силами противостоять захвату активов он просто не может. "Только тогда он по-настоящему "взялся за ум", немного поменял стиль жизни и начал разрабатывать план ответных действий, в частности - приступил к созданию мощной службы безопасности, привлек к работе несколько отставных силовиков", — рассказали собеседники "Росбалта". Быстро были поданы новые заявления в правоохранительные органы, начата доследственная проверка. Во всех зданиях выставили мощную охрану, ожидая их возможного силового захвата. Также новые руководители службы безопасности предложил приставить к самому Минееву личных секьюрити, но тот наотрез отказался.

С момента возвращения в Россию олигарх проживал в коттедже в поселке Загорянка, неподалеку от подмосковного Королева (в этом городе он открыл свой личный офис). Это доставляло массу неудобств абсолютно всем топ-менеджерам "Евразии", которым почти каждый день приходилось ездить к шефу за город (сам Минеев появляться в Москве категорически отказывался). Также он полагал, что в Королеве ему ничего не грозит. Как выяснилось, — он ошибался.

22 января 2014 года Range Rover вместе с олигархом и его водителем ехал из Загорянки в офис в Королеве. Минеев сидел на переднем пассажирском сиденье. Когда машина остановилась на светофоре, со стороны водителя и немного позади нее притормозил Mitsubishi Lancer, из окна которого показался автомат. Преступник вел огонь наискосок, через весь салон Range Rover. Выпущенные 27 пуль попали в Минеева, от полученных ранений он скончался на месте. Водитель не пострадал. По факту убийства было возбуждено уголовное дело по ст. 105 (убийство) и ст. 222 (незаконный оборот оружия) УК РФ.

Источник "Росбалта" в правоохранительных органах, отметил, что есть определенные "зацепки", позволяющие предположить, что исполнителями убийства были действующие или бывшие боевики, в связи с расследованием о финансировании которых в офисе Минеева был проведен странный обыск силами МВД Дагестана. Впрочем, кто конкретно стоит за захватом всех активов олигарха стоимостью свыше $700 млн пока не известно. Возможно, это будет установлено в ходе расследования убийства.

Собеседники агентства отмечают, что часть объектов недвижимости Минеева расположена в местах, которые можно считать стратегически важными в плане обеспечения безопасности от террористической угрозы. Торгово-офисный центр находится прямо у Кутузовского проспекта и Рублевского шоссе, по которым почти ежедневно проезжают кортежи с первыми лицами государства. Здание на Старой площади соседствует с администрацией президента. А здание на Лубянской площади расположено рядом со штаб-квартирой ФСБ РФ.


"Дело Минеева" привело к "заказчикам" убийства Хлебникова

Росбалт, 06/01/2015

Расследование убийства магната Александра Минеева может привести к установлению "заказчиков" ряда других резонансных преступлений, совершенных в России и на Украине. В частности — покушения на "правую руку" олигарха Игоря Коломойского Геннадия Корбана и расстрела главреда русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова. "Нити" от всех этих преступлений привели к бизнесмену Михаилу Некричу.

Как рассказал источник "Росбалта" в правоохранительных органах, расследование расстрела Александра Минеева набирает "обороты". Накануне Нового года в международный розыск был объявлены предполагаемые организаторы — Михаил Некрич и зять Бориса Березовского Георгий Шуппе. Также был задержан Александр Прокопенко, который принимал участие в попытке рейдерского захвата зданий Минеева стоимостью в $1 млрд.

По словам собеседника агентства, почти еженедельно проходят различные обыски и допросы. Так, показания уже дали несколько юристов, представлявших в РФ интересы Некрича, а также его личные телохранители. Сопоставляя их сведения с оперативными данными, представители правоохранительных органов по новой стали изучать еще два "громких" преступления: покушение на Корбана и убийство Пола Хлебникова. Сейчас, в частности, проверяется информация, согласно которой в 2004 году именно Некрич мог передать лидеру "лазанской" преступной группировки Хож-Ахмеду Нухаеву крупную сумму денег для организации нападения в Москве на главреда Forbes. Об этом говорят как оперативные материалы, так и некоторые свидетельские показания.

Согласно данной версии, преступление Некрич организовывал не в собственных интересах, а для третьего "неустановленного" лица. Главным претендентом на эту роль является ныне уже покойный олигарх Борис Березовский, которого Некрич хорошо знал, а с его зятем Георгием Шуппе давно дружит.

Нухаев "заказ" принял, можно сказать, с удовольствием, поскольку сам имел "зуб" на Хлебникова. Журналист выпустил книгу "Разговор с варваром", в которой лидер "лазанской" группировки, пытавшийся строить политическую карьеру на Западе, был представлен обычным бандитом, связанным с Березовским.

Дальше Нухаев передал "заказ" находившемуся в Москве "авторитету" Лом-Али Гайтукаеву, который, по версии следствия, привлек к операции бывшего сотрудника РУБОП Москвы Сергея Хаджикурбанова (организовывал слежку и работу киллеров), сотрудника ОПУ ГУВД Москвы Дмитрия Павлюченкова (вел слежку) и Казбека Дукузова (отвечал непосредственно за устранение).

В 2004 году Некрич и Хож-Ахмед Нухаев являлись не только хорошими знакомыми, но и деловыми партнерами. Вместе они контролировали крупный нефтеперевалочный пункт в Одессе. Вскоре в этом проекте появился еще один участник в лице группы "Приват" Игоря Коломойского. С последним, по словам источника агентства, Некрич знаком очень давно — "со времен, когда оба бизнесмена были "никем". Однако, как рассказал собеседник в правоохранительных органах, у Некрича не сложились отношения с "правой рукой" Коломойского Геннадием Корбаном.

Результатом этого конфликта стало то, что в 2005 году "Приват" просто оттеснил от управления нефтеперевалочным пунктом Некрича и Нухаева. Уже в марте 2006 года группа чеченских киллеров изрешетила из автомата машину с Корбаном, сам он остался жив. В ходе расследования были арестованы киллер Арсен Джамбураев, а также "авторитет" Лом-Али Гайтукаев. Последний в России, по материалам, поступившим с Украины, был осужден за организацию нападения на Корбана.

"Заказчики" покушения так и не были установлены. В СМИ почему-то упорно в их число записывали авторитетного российского бизнесмена Максима Курочкина (Макс Бешенный), конфликтовавшего с Корбаном из-за рынка "Озерки". Курочкин был застрелен снайпером у одного из украинских судов, куда его доставили для продления ареста за мошенничество, связанное с "Озерками".

Однако после появления новой информации, полученной в ходе расследования убийства Минеева, российские правоохранители отрабатывают версию, что Некрич и Нухаев могли иметь отношение и к организации нападения на Корбана, поручив исполнение "заказа" Гайтукаеву.

Стоит отметить, что сведения, собранные правоохранителями по "делу Минеева", дополняют информацию, полученную ранее СК РФ по "делу Хлебникова", и "вписываются" в нее.

Согласно показаниям Павлюченкова, весной 2004 года на чеченского "авторитета" Лом-Али Гайтукаева (осужден за убийство Анны Политковской) вышел лидер "лазанской" преступной группировки Хож-Ахмед Нухаев (Хан) с предложением организовать убийство Пола Хлебникова. Гайтукаев подключил к работе Сергея Хаджикурбанова, находившегося в это время под подпиской о невыезде за должностные преступления. За Хлебниковым было установлено наблюдение. Для этих целей Хаджикурбанов, по версии следствия, привлек тогда еще действующих сотрудников ОПУ. Позже эти же милиционеры следили за Анной Политковской, когда готовилось ее убийство.

Вместе с подчиненными Павлюченкова Хлебникова "вел" и сам Хаджикурбанов. В один момент он заявил, что больше не нуждается в услугах сотрудников ОПУ. По данным СК РФ, дальше для слежки за Хлебниковым были привлечены братья Магомед и Казбек Дукузовы и их знакомые. Примечательно, что Хаджикурбанов так и не расплатился с Павлюченковым и его коллегами за выполненную работу.

Сведения о том, что Гайтукаев и Нухаев обсуждали в Турции "заказ на Хлебникова" подтвердил еще один свидетель. Это бывший боевик, который проживал в Турции и был близок к Нухаеву. Сейчас он отбывает в России наказание за бытовое преступление. Этот свидетель заявил, что организацией убийства Хлебникова Нухаев занимался не для себя, а по просьбе третьих лиц. По его словам, Хож-Ахмед Нухаев являлся посредником, который передавал распоряжения об убийстве Хлебникова от проживающих за границей заказчиков своим людям, находившимся в Москве. В первую очередь — Гайтукаеву.

Юрий Вершов


Кровавая битва за золото «Партии»: загадка убийства миллиардера Минеева

Олигарх убит, наследство украдено — классический вариант разборок по-русски с участием силовиков

МК, 1 октября 2015

27 января 2014 года на Хованском кладбище было людно и пафосно. Все собравшиеся бизнесмены, казалось, оплакивали не покойного миллиардера (основателя первого в России супермаркета электроники) Александра Минеева, а самих себя. Олигархи смотрели на гроб и думали: «Если человека с такими связями в ФСБ и разведке убили средь бела дня, это плохой знак для всех». Все боялись передела.

А теперь хронология событий.

…5 ноября 2013 года.

Сотрудники МВД Дагестана приезжают в Москву и проводят обыск в офисах Минеева. Повод — расследование о финансировании боевиков.

Декабрь 2013 года.

Минеев обнаруживает, что свыше двадцати принадлежавших ему зданий переписаны в том числе на неких уроженцев Кавказа. И пишет заявления в правоохранительные органы.

22 января 2014 года.

Джип Минеева, притормозивший на пешеходном переходе в подмосковном Королеве, расстреливают киллеры из автомата Калашникова. Из 27 выпущенных пуль семь попали точно в цель.

На днях дело по убийству миллиардера Минеева будет передано в суд. На скамье подсудимых окажутся генерал ГРУ Дмитрий Куриленко, бизнесмен Борис Караматов и юрист Юлия Егорова. Заочно признан обвиняемым и объявлен в международный розыск зять знаменитого олигарха Бориса Березовского Георгий Шуппе. Но какова была их роль?! И почему эксперты проводят параллели между этим убийством и еще двумя, казалось бы, совсем не связанными, — Шабтая Калмановича и Бориса Немцова?

Об этом в расследовании спецкора «МК».

Машину Минеева изрешетили пулями. Водитель каким-то чудом остался жив.
Машину Минеева изрешетили пулями. Водитель каким-то чудом остался жив.

Привет из 90-х

Это самое странное наше расследование из всех, потому что верить в нашей истории нельзя никому — ни одной из силовых служб. Почему — поймете, когда узнаете все до конца. А пока мой собеседник — представитель элиты криминального мира, близкий друг Япончика (Вячеслав Иваньков ценил его за особый аналитический талант). Договор такой: я излагаю факты, которые удалось выяснить, а мой собеседник их комментирует.

Но для начала немного о Минееве. Человек-эпоха. Минеев первым в России начал массовую торговлю ксероксами. Основанная им фирма «Партия» по продаже электроники была единственной в начале 90-х. Помните, наверное, рекламный слоган — «вне политики, вне конкуренции»? Потом олигарх открыл сеть магазинов по продаже элитной мебели, одежды, а параллельно скупал много недвижимости. Часть объектов, принадлежавших Минееву, находилась вдоль особо охраняемых правительственных трасс. А он сам не стеснялся давать своим фирмам говорящие названия: к примеру «Лубянка». На момент убийства имущество Минеева оценивалось в 1 млрд долларов.

— Он был непотопляем, потому что «крыши» у него были на всех уровнях, — рассказывает один из его близких друзей, Павел. — Он сам жил «по понятиям», которые принял еще тогда, в 90-х. В начале нашего знакомства я попал к нему на дачу на вечеринку. За одним столом сидели бандиты, чекисты, полицейские генералы... И оказывалось, что этот ему — одноклассник, этот — друг детства, этот — зять-сват и т.д. Со всеми родственные и дружеские отношения. А те его ценили за легкость, с которой он общался и вообще смотрел на мир. Приходил к нему, скажем, бизнесмен с большой проблемой, а Минеев все шуточками-прибауточками, наливал ему бокал чего покрепче. «Пей, счастливчик!» — смехом говорит. Брал телефон, набирал номер и все решал! Таким образом он возвращал погоны, закрывал уголовные дела, останавливал войны между целыми службами.

Александр Минеев.
Александр Минеев.
Фото ntv.ru

Впрочем, он был явно не всесилен и с начала 2000-х начал всерьез опасаться за свою жизнь (связано это, судя по всему, было с войной силовиков, «крышевавших» контрабанду мебели). Даже купил себе бронированный «Мерседес». А потом и вовсе улетел от греха подальше в Лондон. Та недвижимость, которую он скупил в России, приносила ему сотни миллионов в месяц (Минеев сдавал в аренду принадлежащие ему крупные торговые центры). Все как часы работало без него. Чего еще желать?

Но Минееву, обожавшему «движуху» (он так выражался), стало тошно и скучно в спокойной Англии. И он запил. Говорят, это ему принадлежит авторство известной шутки про то, что бросать пить в тяжелое для страны время глупо и подло. Но это скорее легенда, а вот то, что он пить начинал обычно с самого утра, — факт.

В поисках драйва он вернулся на родину. И по злой иронии судьбы вышло, что в 2014-м Минеев был убит по всем законам жанра именно тех лихих 90-х, в которые выжил...

В деле об убийстве Минеева есть несколько интересных деталей: ни одна из выпущенных из «калашникова» пуль не попала в водителя. Сам миллиардер скончался сразу, без мучений. И все случилось после того, как активы Минеева и его недвижимость странным образом перешли в руки других людей. Высший пилотаж, разве нет?

— А я бы сказал, что это либо талантливая «многоходовка», либо грубый промах в работе, — неожиданно выдает наш аналитик. — Что вижу в этой ситуации я. Профессионализм стрельбы — да, профессиональную работу юристов, поменявших собственников активов Минеева, — да. Но профессионально совершенное убийство — это то, которое не раскрыто. Вспомните, как убили Шабтая Калмановича (известного продюсера, владельца нескольких рынков. — Прим. автора). Его машина тоже притормозила на светофоре, и тоже из соседнего авто выглянул ствол автомата, куча пуль попала в цель. Водитель тоже остался жив. Но это дело «висит» до сих пор. А про «заказчика» Минеева почему-то почти сразу же стало известно. И вообще убивать человека, который уже вовсю кричит про то, что у него бизнес отняли, это как раз непрофессионализм. Понятно же, что все причастные и подозреваемые скоро «приземлятся» в СИЗО или будут заочно арестованы. Что мы и видим в конкретном случае. Это уже не убийство бывшего владельца, а какое-то коллективное самоубийство рейдеров. И получается, вся работа насмарку. И сроки впереди огромные. Вы верите в такую глупость?

Заговор «генерала ГРУ»

В «Бутырке» вот уже год сидит один из подозреваемых в преступлении, гендиректор управляющей компании Минеева (она сдавала в аренду все его объекты недвижимости) Борис Караматов. Арестовали его по обвинению в убийстве (ст. 105 УК РФ), но сейчас дело переквалифицируют в мошенничество (ст. 159).

Один из магазинов "Партия"
фото: vesti.ru

— Борис пошел на соглашение со следствием, — рассказывает его защитник Алексей Капичников. — Он с самого начала готов был частично признать за собой вину в мошенничестве, так как передал генералу ГРУ (кстати, подтвердить, что он действительно имеет это звание, никто так и не смог. — Прим. автора) Дмитрию Куриленко список с адресами всех объектов недвижимости. Но он и не подозревал, чем это все может закончиться. С самого начала Куриленко планировал открыть ресторан и искал помещение под этот бизнес. А в должностные обязанности Бориса входило общение с потенциальными арендаторами. Так они и познакомились. Куриленко ему заявил, что ресторан должен быть грандиозным — в 3 тыс. кв. метров. И под него подобрали помещение в торговом центре Минеева, расположенном на съезде с Кутузовского проспекта на Рублевку. Позже, познакомившись лично с Минеевым, генерал Куриленко вроде как и предложил Борису участие в захвате имущества. Роль Караматова сводилась к подбросу компромата на Минеева в его дом и офис, после чего Минеева должны были арестовать по ложному обвинению в финансировании терроризма и этапировать в республику Дагестан, где ему, скорее всего, было бы уготовано «самоубийство».

Борис Караматов утверждает, что не только отказался от затеи (узнав о том, что дело пахнет «мокрухой»), но и честно предупредил обо всем шефа. После этого он якобы даже скрывался от разъяренного Куриленко на съемной квартире.

Экстремистской литературы при обыске у Минеева сотрудники дагестанской полиции действительно не нашли. Уехали ни с чем. Впрочем, очень даже «ни с чем» — изъяли все учредительные документы компаний господина Минеева. И недвижимость все равно была переоформлена на подставных лиц, а деньги выведены в неподконтрольные олигарху офшоры. Произошло это в том числе, по версии следствия, благодаря юристу компании Юлии Егоровой.

Итак, получается: генерал Куриленко решил обобрать миллиардера и прибегнул к помощи сотрудников оного, а также дагестанской полиции. Что здесь не так?

— Вас не смущает, что дагестанские полицейские не нашли у Минеева сумки с ваххабитской литературой и квитанции с переводами на счета террористов? — комментирует наш криминальный «аналитик». — Силовики в таких случаях выдвигаются только по команде: мол, все уже лежит на своих местах, можно принимать. В таких делах сюрпризов не бывает. А произошло, на мой взгляд, вот что (как и с делом Бориса Немцова): организаторы и исполнители решили поменяться ролями. Недооценивая кавказцев, сплошь и рядом их пытаются привлечь только как грубую силу; но они подтягивают своих людей и из простых киллеров стремятся превратиться во «владельцев», так сказать, стать первой скрипкой в этом оркестре. Это грабли, на которые наступили многие. В этом случае, раз никакой террористической литературы не нашли, значит: организаторы побоялись, что южане утянут все рейдерское «одеяло» на себя, и не захотели, чтобы миллиардер безвозвратно сгинул. В общем, с дагестанскими силовиками совместным рейдерством заниматься себе дороже. Никаким «заказчикам» ничего потом не достанется. Видно, они спохватились. И потому раздумали «показывать» сумку с запрещенными книжками.

Прослушка зятя Березовского

То, что генерал ГРУ Куриленко — не истинный заказчик, считают многие. Более того, сам СК упоминает о совсем других вероятных авторах преступления — Шуппе и Некриче.

По версии следствия, дело, возможно, было так: Куриленко понял, что не сможет сам организовать рейдерский захват имущества, и обратился к своему приятелю — бизнесмену с сомнительным темным прошлым Михаилу Некричу. А тот решил подключить своего друга Георгия Шуппе, супруга дочери Бориса Березовского Екатерины. Шуппе и Некрич в надежде на большой куш выделили на проведение операции по оприходованию имущества Минеева аж 6 миллионов долларов. Деньги пошли в основном на юристов, налоговиков и на оплату труда адвокатов. Сейчас Шуппе и Некрич в розыске, заочно арестованы. И снова вопрос: что здесь не так?

— Вопрос: зачем этим людям был нужен труп миллиардера уже после того, как он заявил в полицию об отъеме имущества? — комментирует наш «аналитик». — Ведь очевидно, что в этом случае все отобранное арестуют, и они не смогут этим добром воспользоваться. Когда они разрабатывали план, то надеялись на то, что Минеев нескоро спохватится — сильно пьющий и серьезно больной диабетом, с гангреной (по моим данным, он вообще был не жилец). Думаю, он сам бы и не спохватился. Кто-то помог ему все выяснить вовремя, кто-то надоумил срочно обратиться в органы и добиться ареста украденной недвижимости. Этот кто-то напрямую с Минеевым проблему мог и не обсуждать. Достаточно было связаться с тем же топ-менеджером Борисом, припугнуть его каким-нибудь уголовным делом и предложить «все исправить» — срочно доложить шефу о ситуации. Кто этот кто-то? Подумайте. Очевидно, что он был в курсе всей ситуации. Очевидно, что он не хотел потерять минеево состояние, на которое, возможно, имел собственные виды.

Начинаю рассуждать. Если подумать на Бориса Караматова, то припугнуть его мог только человек из силовых структур. А «вывести» на него, сам того не желая, мог зять Березовского. Ведь Шуппе и прочее бывшее близкое окружение БАБа находятся под самым жестким контролем «федералов». А теперь представьте: например, из прослушки неких телефонных переговоров некие высокопоставленные силовики узнают о планах рейдерского отъема имущества Минеева. Но решают не вмешиваться. Пока. Они позволяют этому случиться. Они же не позволяют увезти Минеева в Дагестан, они же информируют его о том, что он ограблен (чтобы он смог обратиться в органы и украденное не смогло бесследно раствориться). Но что дальше? Очевидно же, что Минеев даже в знак благодарности не отдаст все свое имущество благодетелям. И вот тут, по логике вещей, его действительно имеет смысл красиво убрать.

— Вы рассуждаете правильно, — говорит мне аналитик. — Но чьими руками убивают? Я думаю, могло быть вот так. Кавказцам от Минеева ничего не обломилось. Они поняли, что их «прокатили». И тогда было решено его показательно грохнуть. «Не доставайся ж ты никому». Чтобы впредь такого не было, когда их привлекают к операции, а потом что-то переигрывают.

Вся эта комбинация (получили информацию о готовящемся преступлении, наблюдали, а в момент кульминации сняли сливки) — старый и надежный стиль силовиков. Можете выяснить, кто с момента убийства ушел из службы и пропал из поля зрения. Хотя это вряд ли у вас получится. Значит, фамилия так и останется неназванной. Возможно, этот человек на тот момент уже собирался увольняться из органов. Пока служил, вроде ни к чему ему было влезать в такие дела. Но раз скоро уходить и такой шикарной оперативной информации уже не будет, то можно и выгодное дельце провернуть, так сказать, последнее, самое главное, дело всей жизни.

Источник в спецслужбах не отрицал, что в деле Минеева вроде как «засветился» их человек. Руководство якобы об этом узнало, и человек был уволен без лишнего шума. Но как было на самом деле?

Где деньги, Зин?

Когда нотариус Алексей Соловьев, ведущий наследственное дело Минеева, объявил его наследникам, что НИЧЕГО нет, те были в шоке. Соловьев не обнаружил никакого имущества, которое бы было записано на миллиардера, кроме трех подержанных машин. А так — ни торговых центров, ни счетов в банках, ни квартир, ни домов. Близкие олигарха резонно задали вопросы: где деньги?! Правоохранительные органы аккуратно ответили: дескать, хитрый Минеев все спрятал в офшорах. А как же арестованная недвижимость, переведенная на подставных людей? Что с ней? Нет ответа.

И вот что говорил нам (и обращался с таким письмом в Госдуму) защитник топ-менеджера Бориса Караматова:

— Следствие продолжает держать моего подзащитного под арестом, так как только Караматов владеет полной информацией об офшорных счетах Минеева и запутанной структуре его холдинга. Заинтересованные лица назначают близкую себе управляющую компанию и продолжают собирать арендные платежи в размере 3 миллионов долларов США в месяц. Прослеживается явная заинтересованность в том, чтобы как можно дольше держать все имущество под арестом, а человека, который владеет информацией и мог бы помочь наследникам вступить в их законные права, — в СИЗО.

Мне, кстати, давно казалось подозрительным: зачем Караматова так долго «прячут» в изоляторе? Ведь признали, что он не заказчик и не организатор. Но теперь все сходится...

У Минеева трое детей. Старший сын Всеволод вроде как хотел побороться за наследство, но потом передумал. Пыталась с ним связаться, но друзья передали, что он опасается за свою жизнь. Он только раз прилетал в Россию из Великобритании, но даже не покинул здания аэропорта (прямо там был опрошен следователями СКР по Московской области). Думаю, ничего ему в реальности не угрожает, но кому-то надо, чтобы он был уверен в обратном. В общем, в дележе наследства Минеева он, похоже, принимать участия не будет.

Недавно откуда ни возьмись появилась некая девушка Валерия, заявив, что Минеев — отец ее малолетнего ребенка. Она подала нотариусу заявление о признании ребенка наследником. То ли по наивности она это сделала, то ли по чьему-то злому наущению — неизвестно. Но думаю, ничего ей не достанется (кроме разве что тех трех подержанных машин).

Реальные инициаторы всей этой гангстерской истории, конечно же, останутся в тени. Посадят одних исполнителей, и на этом вся история скоро забудется. Думаете, государство или наследники получат хоть мизерную долю от миллиарда долларов? Вот последний «слив» в СМИ от правоохранителей: у Минеева якобы не было активов даже за рубежом. Шах и мат. Гроссмейстеры, безусловно, сыграли одну из лучших партий (уж простите за каламбур) последнего времени.

Ева Меркачева


В деле об убийстве основателя "Партии" остались только мошенники

Закончено расследование о рейдерском захвате недвижимости, оцениваемой в $1 млрд

28 октября 2015

Как стало известно "Ъ", неожиданный поворот произошел в расследовании убийства основателя и владельца сети магазинов бытовой техники "Партия" Александра Минеева. На окончательном этапе разбирательства ГСУ СКР по Московской области разделило это громкое дело на два: под суд пойдут предполагаемые участники хищения недвижимости господина Минеева, оцениваемой в $1 млрд, а обвиняемые в организации и исполнении убийства оказались в другом деле, расследование по которому продолжается.

49-летний владелец магазинов бытовой техники "Партия" Александр Минеев был убит в подмосковном Королеве 22 января 2014 года. Практически с самого начала расследования главное следственное управление СКР по Московской области придерживалось версии, что убийство было связано с рейдерским захватом недвижимости господина Минеева. К этому времени предприниматель владел помещениями в 21 торговом центре в Москве и Санкт-Петербурге, торговлю в которых, считая невыгодной, он прекратил, решив сдавать 110 тыс. кв. м площадей в аренду. В то время их стоимость оценивалась в $1 млрд.

Недвижимость, как установило следствие, была оформлена на 18 ООО, которые управлялись офшорами на Белизе и Сейшельских островах,— Orange Cap, Milky Cap, Black Cap и Brown Cap Ltd. А их учредителем, в свою очередь, выступала другая офшорная компания — Crazy Dragon. Получаемые доходы аккумулировались на счетах управляющей компании ООО "Евразия", которой Александр Минеев также владел через офшор.

Организовав новый бизнес, Александр Минеев уехал в Великобританию, оставив на хозяйстве Бориса Караматова, возглавившего ООО "Евразия".

Идея завладеть миллиардным состоянием Александра Минеева, по версии следствия, пришла бывшему десантнику Дмитрию Куриленко. Он познакомился с предпринимателем, представившись ему генералом СВР и предложив ему открыть ресторан на Кутузовском проспекте. А когда тот заинтересовался проектом, предложил уже своему знакомому Борису Караматову похитить учредительные документы всех 18 ООО предпринимателя. По версии защиты, господин Караматов отказался от участия в рейдерском захвате и даже уволился с должности гендиректора "Евразии", тем не менее он стал одной из центральных фигур расследования.

За него сделать это согласилась его преемница Юлия Егорова, которой господин Куриленко сообщил, что недвижимость Александра Минеева рассчитывают получить под контроль проживающий в Швейцарии зять Бориса Березовского Георгий Шуппе и израильский предприниматель Михаил Некрич. По версии следствия, женщина взялась за вознаграждение в несколько миллионов долларов переоформить недвижимость на третьих лиц. Об этом Дмитрий Куриленко, рассчитывающий заключить досудебное соглашение о сотрудничестве, впоследствии сообщил следователям ГСУ СКР. В сделке ему в итоге отказали, после чего господин Куриленко отказался от дачи показаний. Но его первым признаниям следствие дало ход.

По версии ГСУ СКР, вернувшись из Лондона, Александр Минеев узнал о рейдерском захвате и обратился в правоохранительные органы и арбитражные суды. В ответ организаторы рейдерского захвата в 2013 году сообщили в правоохранительные органы о том, что структуры Александра Минеева якобы финансируют боевиков: в карман одежды одного из уничтоженных участников НВФ даже подбросили поддельную печать ООО "Евразия". Однако обыски, которые дагестанские силовики провели в том же году в офисах господина Минеева, результатов не дали. Во всяком случае, предприниматель избежал ареста, на который рассчитывали рейдеры.

Тогда, по показаниям Дмитрия Куриленко, Михаил Некрич и предложил ему "убрать" господина Минеева. Однако тот отказался, после чего и был найден другой исполнитель — уроженец Дагестана Омар Сулейманов. Именно он, по версии следствия, расстрелял внедорожник с предпринимателем из автомата в Королеве.

Разобравшись в обстоятельствах резонансного преступления, ГСУ СКР по Мособласти выделило из основного дела фигурантов, замешанных в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), и тех, кто причастен к убийству бизнесмена. Обвинение в махинациях в окончательной редакции было предъявлено Дмитрию Куриленко, Борису Караматову, Юлии Егоровой, адвокату Камилю Казиеву (в арбитражах он отзывал исковые заявления господина Минеева и переоформлял его собственность на третье лицо) и гендиректору одной из офшорных компаний Борису Прокопенко. Отметим, изначально господам Куриленко и Караматову инкриминировалась и причастность к убийству предпринимателя, но самое тяжкое обвинение с них в итоге сняли. Сейчас все они знакомятся с материалами 40-томного дела о мошенничестве, которое после завершения процедуры будет направлено на утверждение прокурору, а затем и в суд.

Вместе с тем Михаил Некрич, Георгий Шуппе, экс-гендиректор "Евразии" Сатрудин Багаудинов и Омар Сулейманов, причастные, по версии следствия, как к убийству господина Минеева, так и рейдерскому захвату его активов, оказались в деле, расследование по которому продолжается. Все они находятся в розыске. Мотивом убийства основателя "Партии" следствие признало его противодействие махинациям с недвижимостью.

Юрий Сенаторов


В деле о хищении на $1 млрд не осталось арестованных

Росбалт, 16 сентября 2016

На свободу вышли все обвиняемые по делу об убийстве магната Александра Минеева. У них истекли предельные сроки содержания под стражей.

Похороны Александра Минеева
 

Одно из самых громких преступлений последних лет остается нераскрытым. Перспективы того, что обвиняемые когда-либо предстанут перед судом, весьма туманны.

Как сообщил «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, у обвиняемых (бывшего сотрудника ГРУ Дмитрия Куриленко, адвоката Камиля Казиева и экс-гендиректора ООО «Евразия» Бориса Караматова) истекли предельные сроки содержания под стражей. На этой неделе они были выпущены на свободу, в качестве меры пресечения им избрана подписка о невыезде. Срок расследования истекает 22 сентября, и он будет продлен. Однако перспективы того, что материалы поступят в суд, видятся крайне туманными. В феврале 2016 года ГСУ СК РФ по МО передавало обвинительные заключения на утверждение в Генпрокуратуру для последующего направления в суд. Однако надзорное ведомство сочло, что следствие при дроблении материалов, во время самого расследования, при квалификации деяний фигурантов, допустило множество ошибок. В связи с этим прокуратура не стала утверждать обвинительное заключение и передавать материалы в суд. Они были возвращены в ГСУ СК РФ по МО.

«В том виде, в каком дело пришло в прокуратуру, его невозможно было рассматривать судом, оно бы просто „развалилось“. Тем более, там было множество „пробелов“: не установлено, в частности, один ли Минеев владел этой недвижимостью или у него были партнеры, владел ли вообще, не получены документы из-за рубежа, где и оформлялись все сделки с активами, и т. д., — высказал мнение собеседник агентства. — С февраля в деле мало что изменилось, поэтому, когда окажутся материалы в суде и окажутся ли вообще, — неизвестно. Как и неизвестно, останутся ли обвиняемые к тому времени в России. Главные фигуранты дела, как известно, уже давно скрываются за границей».

В конце 2015 года из общего расследования дела об убийстве Александра Минеева и хищении его активов в отдельное производство было выделено несколько материалов. В частности — дело в отношении экс-гендиректора ООО «Евразия» (эта фирма управляла всей недвижимостью Минеева) Бориса Караматова, который заключил досудебное соглашение. Он обвиняется по статье 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Кроме того, ГСУ СК РФ по Московской области (МО) выделило в отдельное производство дело в отношении бывшего сотрудника ГРУ Дмитрия Куриленко, адвоката Камиля Казиева (оба обвиняются в мошенничестве) и экс-юриста Минеева Юлии Егоровой (ей инкриминировали только статью 201 УК РФ — злоупотребление полномочиями). Все обстоятельства убийства магната остались в общем расследовании, основными фигурантами которого являются зять Березовского Георгий Шуппе, бизнесмен Михаил Некрич (их СК РФ считает «заказчиками» мошенничества и убийства) и «авторитет» Садро Багаутдинов (предполагаемый организатор расстрела Минеева).

По версии ГСУ СК РФ по Московской области, Борис Караматов работал гендиректором подконтрольного Минееву ООО «Евразия». Эта фирма аккумулировала всю выручку от сдачи в аренду площадей в 21 торгово-офисном центре, которые, как считалось, принадлежали магнату и стоят около $1 млрд. В ООО «Евразия» трудилась юристом и Юлия Егорова, являвшаяся номинальным директором четырех офшорных структур, владевших 18 фирмами, на которые и было записано 21 здание. По данным источника агентства, Караматов не раз был замечен в сомнительных историях, из-за чего пользовался паспортами на три разные фамилии. Так, в ООО «Евразия» он значился как Борис Хамитов.

По версии следствия, Караматов рассказал своему родственнику Дмитрию Куриленко о том, что знает схему владения недвижимостью Минеевым, который большую часть времени проводит в Англии, поэтому есть возможность захватить 21 здание. Куриленко, как полагают в правоохранительных органах, поделился этими сведениями со своим знакомым, проживающим в Израиле бизнесменом Михаилом Некричем. Операция по рейдерской атаке на активы Минеева обещала быть затратной, поэтому Некрич решил привлечь к ней приятеля — зятя Бориса Березовского Георгия Шуппе, обосновавшегося в Лондоне. Последний мог обладать и инсайдерской информацией: в свое время интересы Березовского в Лондоне представляли те же адвокаты, которые выступали на стороне супруги Минеева при ее бракоразводном процессе с мужем.

Как полагают в правоохранительных органах, изначально на захват недвижимости Шуппе и Некрич выделили около $3 млн (из-за разных проблем позже сумма расходов увеличилась почти вдвое). Из них $500 тыс. пошли на подкуп Юлии Егоровой. При помощи нанятых юристов, подкупа ряда чиновников, той же Егоровой, у 18 российских фирм все же удалось поменять собственников, стали готовиться документы по переводу недвижимости в другие структуры. Однако подчиненные Минеева при смене банковских счетов заметили манипуляции рейдеров. Магнат обратился в арбитражные суды и правоохранительные органы, захват недвижимости оказался на грани срыва.

В январе 2014 года Минеев был убит киллерами в подмосковном Королеве. Караматов и Куриленко были арестованы в ноябре 2014 года. На допросах они признались, что готовили хищение зданий Минеева, но категорически отрицали свою вину в убийстве магната. Якобы решение о его устранении принимал лично Некрич, сам и организовавший преступление.

Егорова все время следствия находится под домашним арестом. Летом 2015 года был задержан адвокат Камиль Казиев, который являлся во всей этой истории доверенным лицом Михаила Некрича и занимался юридическим оформлением сделок с похищенными фирмами.

Некрич, Шуппе и Багаутдинов объявлены в розыск.

В ходе расследования стало известно, что, возможно, у Минеева был секретный партер по владению недвижимостью — Константин Ваньков, который стоял у истоков создания магнатом всего бизнеса. Более того, «всплыли» документы, что, находясь за границей, Минеев продал свою долю в российских активах Ванькову. Однако злоумышленники, готовя убийство и рейдерский захват, об этом не знали.

Юрий Вершов


Кто захватил активы «Партии»

На момент убийства миллиардер Александр Минеев уже лишился контроля над своими компаниями

Ирек Муртазин, спецкор "Новой газеты". 3 февраля 2017

Миллиардера Александра Минеева застрелили 22 января 2014 года. Бизнесмен ехал из своего особняка в поселке Загорянка Щелковского района в Москву. В Королеве, на улице Циолковского, как только Range Rover Минеева остановился на светофоре, справа притормозил внедорожник, в окне которого появился ствол автомата, и раздались выстрелы. Позже в салоне автомобиля, брошенного киллерами, обнаружили 27 гильз. В Минеева попали семь пуль. Он умер мгновенно. Ни водитель Вячеслав Буганов, ни случайные прохожие не пострадали. Все пули легли кучно, именно в район переднего пассажирского сиденья. Это говорит о профессионализме убийцы, стрелявшего не с упора, а по всей видимости, короткими очередями, сидя на заднем сиденье за сообщником-водителем. Несмотря на очень неудобную для стрельбы позицию, автомат Калашникова в руках убийцы не «плясал».

Александр Минеев. Убитый олигарх не оставил завещания
Александр Минеев. Фото: fedpress.ru

Минеев не оставил завещания. По закону на его наследство могли претендовать четверо детей и престарелая мама. Но им ничего не досталось. Бизнесмен оказался жертвой рейдерского захвата собственности. О том, что его активы переписаны на других собственников, Минеев узнал накануне гибели. И начал отчаянно бороться за возвращение активов. Обратился с заявлениями в правоохранительные органы и исками в суды. Когда уже после смерти Минеева, через одиннадцать месяцев после роковых выстрелов в Королеве, удалось вернуть активы предприятиям, которые он контролировал при жизни, выяснилось, что у гонконгской фирмы Crazy Dragon International Limited, которая была конечным бенефициаром всех активов Минеева, появился новый собственник — панамская компания FORUS Corporation.

Вертикальный взлет

История Александра Минеева — это история об абсолютной беззащитности российского бизнеса. Даже заработав огромное состояние, ты в один момент можешь лишиться всего. И не из-за разорения вследствие экономического кризиса, ошибочных управленческих решений или активных действий более удачливых конкурентов. Твои активы могут «уплыть» другим людям при помощи фальшивых документов и действий менеджеров, которым ты безгранично доверял. Как это и произошло с Александром Минеевым, одним из первых мультимиллионеров России. Вот его история.

В начале 90-х Минеев основал фирму «Партия», первую в стране сеть магазинов, торговавших бытовой и офисной техникой. В 1997 году «Партия» приросла сетью магазинов «Домино», в которой Минеев наладил торговлю элитной мебелью, одеждой, обувью… Ежегодный оборот «Партии» и «Домино» составлял сотни миллионов долларов.

В 2000 году преуспевающий бизнесмен попал под пристальное внимание правоохранительных органов. Отставной сотрудник ФСБ, хорошо знакомый с подробностями противостояния силовиков за контроль над каналами контрабанды, вылившегося в знаменитое дело «Трех китов», рассказал «Новой», что в начале 2000-х основателем и собственником «Партии» и «Домино» заинтересовался департамент экономической безопасности ФСБ, в то время возглавляемый генерал-полковником Юрием Заостровцевым. Генерал подозревал, что «Партия» и «Домино» занижают таможенные платежи, а Минееву покровительствует Борис Гутин. Тот самый Гутин, который еще в КГБ СССР «курировал» всю внешнюю торговлю Советского Союза, в 1997–2000 годах возглавлял управление собственной безопасности Государственного таможенного комитета России (ГТК), а в июле 2000-го был назначен заместителем руководителя ГТК.

Мой собеседник рассказал, что в 2001–2003 годах оперативники ФСБ собрали прорву материалов об Александре Минееве, в том числе и подтверждающих его неформальные контакты с замглавы ГТК Борисом Гутиным. И не только с ним, но и с генералитетом ФСБ, МВД, прокуратуры. Но то ли доказательной базы для уголовного преследования оказалось недостаточно, то ли покровителям удалось вывести Минеева из-под удара, но среди фигурантов резонансного уголовного дела о контрабанде его не оказалось. Тем не менее дело «Трех китов» бизнесмен воспринял как серьезное предупреждение и начал сворачивать бизнес-проекты. В 2003 году закрыл сеть магазинов «Домино», в 2004-м выгодно продал банк «Рост», а в 2005-м прекратила существование и фирма «Партия».

Будни лондонского рантье

Минеев начал сдавать в аренду торговые площади. В 90-х, открывая магазины, бизнесмен сразу сделал ставку на приобретение недвижимости в собственность.

К началу века только в Москве Минееву принадлежало два десятка крупных торговых объектов, в том числе торговый центр и автосалон в доме 88 на Кутузовском проспекте (общая площадь 13 423,7 кв.м), торговый центр на Таганке (4409,1 кв.м), складские терминалы на улице Красного Маяка (7909,7 кв.м), торговый центр «Европа» на Калужской площади (5269,2 кв.м). Владел Минеев недвижимостью и в других регионах России.

По самым скромным подсчетам, годовой доход от сдачи в аренду недвижимости составлял около 5 млрд рублей.

Наладив систему сдачи в аренду и сбора денег за пользование торговыми помещениями, в 2005 году Минеев переехал в Лондон.

Праздная жизнь за границей оказалась не в радость. К тому же разладились семейные отношения. Предвидя, что дело идет к разводу, и стремясь минимизировать потери от раздела имущества, Минеев начал «прятать» активы в офшорах. И всем стал говорить, что в 2006 году отошел от дел и не владеет какой-либо коммерческой недвижимостью. Забегая вперед, скажу, что в ходе бракоразводного процесса убедить в этом Высокий суд Лондона Минееву не удалось. В своих показаниях «под присягой» Минеев заявил: «Когда я покинул Россию в 2005 году, я отошел от дел. Я закрыл мои российские предприятия. Экономический и коммерческий климат в России был не очень хорошим, и я не хотел продолжать заниматься там бизнесом… Мое участие в деятельности всех компаний прекратилось в 2005 году. После того как я прекратил коммерческую деятельность, недвижимое имущество было продано, я больше не владею им и не сдаю его внаем…»

Но суд не поверил бизнесмену, фактически обвинив в совершении преступлений, среди которых и «дача ложных показаний суду». Судья Элеонора Кинг, рассматривавшая дело №FD10F0051, изучив сотни документов и выслушав десятки свидетелей, в ноябре 2013 года вынесла решение, в пункте 243 которого записала, что Минеев в течение многих лет уклонялся от уплаты налогов, как в России, так и в Великобритании, что он «держит под полным контролем свою бизнес-империю», что сотрудник Минеева Константин Ваньков регулярно приезжал в Лондон для получения инструкций, касающихся предприятий, контролируемых Минеевым. Высокий суд Лондона подсчитал и доходы Минеева от сдачи в аренду той части недвижимости в России, принадлежность которой Минееву у суда не оставила сомнений. В пункте 258 судья Элеонора Кинг констатировала, что Минеев «…однозначно скрывал свои активы. Что касается дохода, он без сомнения получает значительный доход от собственности в России, оцененный фирмой Knight Frank в ноябре 2012 года на сумму 18 115 714 долларов США в год, поступающих от арендной платы».

«Обнуление» Минеева

Минеев не мог не понимать, что ложные показания суду в Британии — это преступление, чреватое серьезным тюремным сроком. Возможно, именно поэтому в самый разгар бракоразводного процесса он покинул Лондон и вернулся в Москву. И активно включился в управление своими активами. Основательно перетряхнул кадры, уволил многих менеджеров, набрал новых…

К тому времени вся недвижимость была зарегистрирована на восемнадцать ООО, учрежденных офшорами из Белиза и с Сейшельских островов: OrangeCap Ltd, MilkyCap Ltd, BrownCap Ltd и CepCap Ltd. Единственным акционером сейшельских и белизских компаний была гонконгская фирма Crazy Dragon International Limited, конечным бенефициаром которой считался Александр Минеев. Оперативное управление недвижимостью осуществляло ООО «Евразия».

В декабре 2013 года ЦБ отозвал лицензию банка, в котором были открыты счета минеевских предприятий. Для открытия счетов в другом банке потребовалась выписка из ФНС. Но когда Минеев обратился в налоговую за документами, с удивлением узнал, что во всех восемнадцати ООО, на которые была оформлена недвижимость, сменились и учредители, и руководство. Аналогичным образом поменялись учредители и руководители в офшорных компаниях. Минеев обратился в МВД с заявлением о хищении активов. Адвокаты подготовили документы для начала судебных процессов и даже успели подать иски в Арбитражный суд Москвы и наложить арест на имущество, чтобы оно не было перепродано «добросовестным приобретателям». Но до рассмотрения исков дело не дошло. 22 января 2014 года Минеева застрелили, а вскоре арбитражные иски были отозваны, аресты на операции с недвижимостью сняты.

Уголовное дело №1627 о хищении минеевских активов московское управление МВД возбудило лишь через месяц после его смерти. А в день, когда в Королеве прозвучали автоматные очереди, управление СКР по Московской области возбудило уголовное дело №106556 по факту убийства Минеева. 23 апреля оба дела были объединены в одно производство.

Расследование вел следователь по особо важным делам ГСУ СК РФ по Московской области полковник Станислав Антонов.

И хотя в уголовном деле чуть ли не в первые недели следствия появились и подозреваемые, и арестованные, и объявленные в розыск, сегодня, через три года после расстрела Минеева, все арестованные фигуранты уголовного дела выпущены из СИЗО, дело так и не дошло до судебного рассмотрения, в сентябре прошлого года следователя Антонова «ушли» с этого дела.

Почти полторы сотни томов собранных материалов Антонов передал другому следователю. Тот начал свою работу с того, что отменил постановление Антонова о признании потерпевшими по уголовному делу детей Минеева…

Панамский след

Гонконгская компания Crazy Dragon International Limited была создана 24 февраля 2012 года. В декабре 2014-го у компании сменился собственник, а 13 ноября 2015 года новый владелец ликвидировал ее. После ликвидации все активы были переданы все той же панамской компании FORUS Corporation, руководит которой Александр Шибаков. Еще одним директором FORUS Corporation с августа 2010 года был Александр Каледин. Могу предположить, что лишь по досадному недоразумению Шибаков и Каледин не входят в список ста богатейших россиян, ежегодно составляемый журналом «Форбс».

У Шибакова и Каледина есть и российская фирма с похожим названием — ООО «Форус Групп». Но еще 24 июня 2014 года, когда следователь Антонов официально допросил Шибакова, при оформлении титульного листа протокола допроса в графе «место работы» он указал: «Крейзи Драгон, директор». А во время допроса показал: «В феврале 2014 года от своего знакомого адвоката Веденина я узнал, что он выступает в качестве адвоката потерпевшей стороны по резонансному уголовному делу, а именно убийству Минеева. После чего из открытых источников информации изучил данный вопрос. В ходе изучения данного вопроса мне стало известно, что все спорное имущество принадлежит гонконгской компании «Крейзи Драгон». После этого я дал указание своим китайским адвокатам изучить данный вопрос… с целью приобретения активов данной организации».

В протоколе допроса, копия которого есть в распоряжении редакции, указан номер мобильного телефона Шибакова. Я позвонил по нему. Мне ответил адвокат Вадим Веденин. Мы договорились встретиться.

Когда я приехал по адресу, указанному Ведениным, оказалось, что это офисный центр компании «Форус Групп». У входа в комнату переговоров установлен плакат со слоганом: «Истинное величие строится на сознании своей силы, ложное же на сознании слабости других». И подпись — «FORUSGROUP». Веденин, проводив меня в комнату переговоров, через несколько минут вернулся еще с двумя мужчинами. Представил их своими коллегами, но не назвал имен. Сами «коллеги» представляться отказались… Уже после окончания разговора у сотрудников «Форус Групп», описав своих собеседников, я узнал, что одним из них был Александр Каледин. Попросив прослушать аудиозапись разговора людей, лично знакомых с Калединым, убедился, что «коллегой» Веденина, вместе с которым он вернулся в комнату переговоров, был именно Каледин. И именно он стал основным участником разговора. Адвокат Веденин и третий участник встречи больше молчали, лишь изредка что-то добавляя или уточняя.

Говорил Александр Каледин напористо, уверенно. Свободно оперировал датами, цифрам, фактами. Рассказал, что в момент убийства Минеева все его активы уже были похищены.

— Именно мы добились возвращения активов, которыми с 2012 года безусловно владела компания Crazy Dragon. Дальше у нее это похищают. Путем подделки документов, фальсификаций… — заявил Каледин. — Первыми, кто начал биться за возвращение активов, были мы. Мы добились отправления 300 депутатских запросов с просьбой расследовать. Не найти плохих или хороших, а расследовать. Состоялось 150 судебных процессов, было получено 700 судебных актов, и только после этого удалось вернуть все компании Crazy Dragon.

И это правда. Вадим Веденин, вступивший в дело как адвокат матери Минеева Аллы Аркадьевны, действительно приложил немало усилий для возвращения активов. Но теперь выясняется, что в интересах матери убитого он фактически работал лишь до лета 2014-го. Потом началась работа уже в интересах новых собственников Crazy Dragon — панамской компании FORUS Corporation.

— Но владел ли Минеев компанией Crazy Dragon? — спросил Каледин, продолжая разговор. — Нет, не владел. Бенефициаром компании с момента регистрации был Константин Ваньков (уже упоминавшийся в качестве сотрудника Минеева. — И.М.). Мы очень критично изучали, мы очень много заявлений написали, мы подозревали, что именно Ваньков организовал хищение. Пока мы не убедились, что он владелец, мы никаких переговоров с ним не вели…

И именно у Ванькова, по утверждению Каледина, Шибаков приобрел Crazy Dragon, заплатив сумму с шестью нулями…

— Но ведь есть протокол допроса от 20 марта 2014 года, в ходе которого Ваньков дал показания, что владелец Crazy Dragon — Александр Минеев, — уточнил я. — Ваньков очень подробно рассказал, как по поручению Минеева регистрировал Crazy Dragon.

— А вам известно, что, выйдя после допроса, Ваньков тут же уехал в аэропорт и покинул Россию? — парировал Каледин, по мнению которого следователь Антонов вынудил Ванькова дать именно такие показания.

Версия Каледина не похожа на правду. Хотя бы потому, что Ваньков не покинул Россию сразу после допроса. Допросу 20 марта предшествовал февральский допрос, на котором Ваньков рассказывал то же самое. А в марте лишь уточнил некоторые детали.

Уехав из России, Константин Ваньков в декабре 2014-го прислал следователю «Декларацию», что именно он 24 февраля 2012 года учредил гонконгскую компанию Crazy Dragon International Limited и до ноября 2014-го был единственным бенефициаром компании, а в ноябре 2014-го уступил все права панамской компании FORUS Corporation в лице Александра Шибакова.

Что или кто заставил Ванькова «вспомнить», что именно он был владельцем компании Crazy Dragon?

Ответ на этот вопрос читайте в следующих номерах «Новой».

ПРАВО НА ОТВЕТ

Ответ адвоката Веденина на статью Новой газеты «Кто захватил активы Партии»

Изучив творение спецкора Новой газеты Ирека Муртазина решил, что для объективной картины представить своего рода рецензию на опубликованный материал.

Сразу хотел бы оговориться, что категорически не согласен с авторской версией и подачей материала читателям. Начать можно с названия публикации – «Кто захватил активы «Партии». Прочитав статью ответа на него, даже в авторской трактовке, я не нашел. А между тем это даже не вопрос, а утверждение. То есть автор уже убежден, что был некий захват.

С одной стороны, захват действительно был, что нашло свое подтверждение в материалах уголовного дела № 106556, расследуемого Главным следственным управлением Следственного комитета по Московской области. У этого захвата есть конкретные исполнители, которым предъявлены обвинения, и которые признают свою вину в мошеннических действиях, а так же лица, которым так же предъявлены аналогичные обвинения, но которые вину не признали. Есть еще лица, обвинение которым предъявлены заочно по причине того, что они скрываются от следственных органов. Однако все эти конкретные обвиняемые, которые дожидаются суда, не возбуждают интереса у спецкора Новой газеты Ирека Муртазина.

Текст рецензируемой статьи содержит информацию о других лицах, которые по мнению автора, и захватили активы «Партии». Обращаю на это внимание, не обвиняемые, которые дали признательные показания и ожидают суда, а иные лица! Но вернемся к этому немного позже.

Попытаемся понять какие факты или события анализировал автор, прежде чем придти к подобным выводам. И тут для меня, как лица, который в некоторой степени знаком с событиями преступлений, сразу возникают вопросы о компетентности источника, который консультировал корреспондента.

Начнем с того, что расстрел в Королеве велся не из внедорожника, а из легкового седана «Хендэ Акцент» с транзитными номерами, который был обнаружен через несколько дней неподалеку от места расстрела. Это информация была показана по ряду центральных телеканалов и довольно подробно освещена в СМИ, но автор почему-то здесь путается. Далее в статье имеется утверждение, что наследникам убитого ничего не досталось. Мне, как лицу, которое представляло интересы матери убитого в наследственном и уголовном деле, хорошо известно, что в наследственную массу входило несколько квартир в Москве, участок земли в п. Загорянский Московской области с большим домом и несколькими нежилыми постройками, некоторые суммы денег на личных счетах убитого. Кроме этого, после смерти моей доверительницы, детям убитого так же досталась трехкомнатная квартира в Москве, две дачи в подмосковье и чуть позже три эксклюзивные квартиры в Москве в элитном жилом комплексе класса люкс, которые по решению суда должны были быть возвращены убитому, после их отчуждения в пользу бывшей супруги (материалы уголовного дела № 749321 по заявлению Александра Минеева в отношении Ирины Минеевой по факту мошеннических действий). И это только то имущество, которое досталось детям убитого после его смерти и смерти его мамы. Отдельно можно упомянуть английское имущество, а это три элитные квартиры и трехэтажный дом в Лондоне, на сумму в несколько десятков миллионов фунтов стерлингов, доставшиеся бывшей супруге Минеева и его детям в результате бракоразводного процесса.

Очень некрасиво считать чужие деньги, но не показать читателю, у которого после прочтения текста могло сложиться впечатление, что дети Минеева и его бывшая супруга голодают где-нибудь в хрущевке на окраине Москвы, я не мог.

Но вернемся к тексту статьи. Автор, утверждает, что узнав о рейдерском захвате, (который непонятно кто совершил, но это и не важно для автора в данный момент), Минеев начал отчаянно бороться за возвращение активов и даже обратился с заявлением в правоохранительные органы и в суды.

Здесь надо бы отметить, что никаких заявлений Минеев никогда не писал, да и не мог написать, т.к. никогда не был лицом, которому по смыслу действующего уголовно-процессуального закона мог быть причинен имущественный вред мошенническими действиями, направленными на завладение коммерческой недвижимостью. Более того, Александр Минеев и российским и английским правоохранительным органам всегда указывал в своих пояснениях, что он продал свой бизнес в 2005 году и переехал жить в Великобританию, поэтому он не является ни владельцем траста, ни лицом, у которого могут быть какие-либо имущественные притязания к объектам недвижимости.

Заявления писали иностранные компании, у которых были незаконно отчуждены доли в уставных капиталах и которых следственные органы не хотели признавать потерпевшими на протяжении почти трех лет. Эти же компании и были инициаторами арбитражных дел, в результате которых спустя два года, имущество вернулось к первоначальным собственникам и у которых оно находится по настоящее время. Это важное уточнение, потому что утверждение Муртазина в появлении нового собственника – панамской компании Форус Корпорейшн, по меньшей мере дезинформация. Никаких новых собственников с 2012 года у имущества не существовало.

Дальнейшие главы публикации о вертикальном взлете и буднях лондонского раньтье, хоть и содержат неподтвержденные цифры и факты, якобы, из жизни Александра Минеева, но по нашему мнению, не требуют подробного анализа, т.к. не никак раскрывают основного тезиса статьи, обозначенного в ее заглавии.

Стоит обратить внимание лишь на один, существенный момент, который, как нам кажется, делает полностью несостоятельной версию Муртазина о том, что Минеев начал прятать имущество в офшорах когда почувствовал, что дело идет к разводу.

Дело в том, что первые иностранные компании в корпоративной структуре бывших торговых площадей группы компаний «Домино Партия» появились в 2005 году, а развод супругов Минеевых случился в Москве 3 марта 2009 года, при этом сам Александр Минеев узнал о нем еще позже, уже когда его супруга, заявлявшая в Москве об отсутствии имущественных претензий, решила произвести раздел имущества в Лондоне, где они оба на тот момент и проживали. Сам развод в Москве происходил в тайне от Александра, о чем он сообщил английскому суду: «Я согласен с датами развода в России и с тем, что я не участвовал в этом процессе и не был представлен на нем. Мне не было вручено уведомление о судебном процессе, я так же не был уведомлен о дате слушания. Впервые я узнал о бракоразводном процессе в мае 2010 года, когда мне было вручено уведомление о судебном процессе в Окружном суде, который Ирина начала здесь…конечно Ирина знала, что я жил в Лондоне и где я там жил. Она легко могла сказать мне о заявлении в московский суд о расторжении брака, дате слушания и т.д…,но она не сделала этого. Мне кажется неправильным, что кого-то разводят тайком, в особенности когда лицо, начинающее судебный процесс, знало точно где я находился, но не сказало мне о нем…» (параграф 30).

Еще больше характеризует Ирину Минееву следующие показания ее бывшего мужа: «Я видел Ирину…где-то в марте 2010г. Она пригласила меня на обед в ее квартиру в Итон Плейс, и я пришел. Там было несколько наших общих друзей и наши сыновья. Вечер был очень приятным. Я встречался с ней и при других обстоятельствах, когда мы оба бывали на людях; например, в магазинах и ресторанах».

То есть Ирина уже тайно развелась с супругом, но для всех их общих друзей, их детей и самого Александра они все еще дружная семья, которая весело проводит время. А тем временем Ирина готовит с помощью Лондонских адвокатов иск против своего ничего не подозревающего, и уже бывшего супруга. В ходе бракоразводного процесса Ирина умудрилась рассорить своего бывшего супруга с их общими детьми, с которыми Александр еще поддерживал отношения. Но после того как Ирина Минеева попыталась через детей вручить Александру судебные документы в середине 2011 года, он прекратив всяческие контакты как с ней так и с сыновьями.

Но оставим моральную (или аморальную) сторону вопроса за рамками, т.к. неправильно было бы копаться в «грязном белье» исследуя вопрос, поставленный автором статьи «Кто захватил активы Партии», наверное неправильно…

Российским практикующим юристам будет сложно понять некоторые особенности и стиль изложения фабулы дела в судебных актах Лондонского суда. Например, почему если, как утверждает автор, суд, обвинив Александра Минеева в преступлениях (дача ложных показаний суду, уклонение от уплаты налогов в течении многих лет) тем не менее не возбудил ни одного уголовного дела в отношении него и не привлек его к ответственности?

Описывая дальнейшие события, касающиеся начала рейдерского захвата, автор по прежнему не акцентирует внимания на то, кем он был совершен, хотя фигуранты, как уже указано выше, установлены и привлечены к уголовной ответственности. Не потому ли это, что ему хотелось бы обвинить совсем других лиц, а те кто признались в совершении мошенничества, в версии Муртазина как бы ни при чем?

Видимо да. Потому, что дальше автор избегая важных подробностей о том, кем и для кого была создана компания Крейзи Дрэгон и по какой сделке она продала свои активы, утверждает, что после ее ликвидации все досталось панамской Форус корпорейшн.

Подробно изучая, имеющиеся в наличии документы по сделкам, предоставленные следствию, в результате чего и были признаны потерпевшими в части мошеннических действий иностранные компании, а не наследники, можем утверждать, что переход прав на акции Крейзи Дрэгон начался и завершился до начала процесса ее ликвидации.

Видимо об этой сделке Ирек Муртазин пишет в финальной части статьи под названием «Панамский след». Анализируя протокол допроса Шибакова, Ванькова и нашу встречу с ним, журналист приходит к выводу, что, по всей видимости, он раскрыл некий заговор… , участники которого заставили Ванькова «вспомнить», что именно он был владельцем компании Крейзи Дрэгон.

Натолкнуло Ирека Муртазина на это, как он сам пишет то, что он обнаружил российскую фирму ООО «Форус Групп», (ИНН которой он не указал, а жаль, т.к. мне обнаружить такое юридическое лицо в базе налоговой не удалось), плакат с подписью «FORUSGROUP» у входа в переговорную комнату (хорошо, что мы были не в комнате где висит плакат с героями кубинской революции), и двое собеседников, которые отказались представляться журналисту, мотивируя это тем, что он заведомо предвзят в написании своей статьи. Оценивая одного из собеседников спецкор Новой газеты восхищается его уверенностью, напористостью и умением оперировать датами, цифрами, фактами, а так же делает комплимент мне, оценив, что действительно приложено немало усилий для возвращения активов.

Однако, почему-то, сразу же приходит к выводу, что я защищал интересы Аллы Аркадьевны Минеевой только до лета 2014 года, а потом уже переключился на новых собственников – не дающую покоя Муртазину панамскую компанию Форус корпорейшн. Мне конечно было обидно прочитать такое. Но с другой стороны я списываю это на то, что Мутназину просто забыли рассказать, что с мая 2014 по октябрь 2016г. я прошел все инстанции вплоть до Верховного суда РФ, где смог доказать, что до самой смерти своей доверительницы в октябре 2015, я добросовестно защищал ее интересы в рамках уголовного дела и смог добиться некоторых важных результатов в ходе расследования.

Опять же противоречивые выводы корреспондента о новых собственниках, тогда как он сам признавал мои заслуги в возврате имущества старым собственникам, могут означать только лишь его недостаточную информированность. И уж совсем голословные утверждения Муртазина о том, что Ваньков не покидал Россию после его допроса в марте 2014, разбиваются об имеющуюся у меня копию заграничного паспорта Ванькова с отметками о пересечении границы.

Не считает важным автор «расследования» сообщить читателям о последующих заявлениях и допросе Ванькова, который указывает, что подвергся психологическому насилию со стороны следователя Антонова и под его давлением вынужден был дать первичные показания. Кроме этого, видимо, малозначительными следует считать опасения Константина Ванькова опасения относительно своей безопасности, после убийства своего многолетнего бизнес-партнера. Видимо, журналист полагает, что Ваньков должен был сразу после убийства Минеева, заявить: «На его месте должен был быть я»!

Хотелось бы поблагодарить Ирека Муртазина за попытку объективно разобраться в материале, но попросить в своих будущих «разоблачениях» все же больше исходить из фактов, а не версий и слухов. Со своей стороны мы готовы к любой форме объективного диалога с целью развеять все домыслы относительно нашей роли в этой истории.

Ссылки по теме:


Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 11 февраля 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog