Криминал Архив из раздела От тюрьмы и от сумы

[Главная] [Вверх]






Сочинение на невольную тему

На этой неделе тюремное ведомство подарило россыпь прекрасных новостей с либеральным оттенком. Например, в "Бутырке" до конца года откроется платный солярий для арестантов. Об этом начальник знаменитой тюрьмы заявил в интервью РИА "Новости". Кроме того, бутырский заключенный сможет заказать комплексный обед, который приготовят на воле. В ассортименте по десять видов салатов, первого, второго, есть также компоты и пирожки.

Владислав Куликов. Российская газета,12 ноября 2010 года

Тюремные удовольствия, естественно, стоят денег. Но внести средства на арестантский счет стало проще. Для этого в комнате приема передач "Бутырки" установлены платежные терминалы. "Теперь не нужно будет ходить по городу в поисках банка, что особенно удобно для родственников, приезжающих из регионов", - рассказывает начальник следственного изолятора. Если бы все государственные органы также заботились о человеке, мы бы горя не знали.

Послы доброй неволи

Подобные новации и по европейским меркам смотрятся хорошо, а на родных просторах впечатляют куда больше. Кстати, сейчас тюремное ведомство активно изучает международный опыт, примеряя что-то лучшее на наш формат. Например, недавно большая делегация ФСИН побывала в Швейцарии, где смотрела систему наказаний молодых и юных преступников. До этого были визиты в другие европейские страны, и везде руководство ведомства ставило четкую цель "послам": не просто "прокатиться за казенный счет", а привести конкретные предложения, идеи, наработки. Можно сказать, наш коллективный гражданин начальник ориентируется теперь на высокую тюремную моду, ее самые гуманные и цивилизованные образцы. По крайней мере, обязан ориентироваться.

При желании, в "Бутырских" проектах можно увидеть лишнее тому подтверждение. Хотя, конечно, можно улыбнуться или возмутиться, мол, только солярия в тюрьмах нам не хватало. Но, с другой стороны, почему нет? Строго говоря, СИЗО - место не для преступников. С юридической точки зрения, там сидят еще невиновные. Да: для кого-то обвинительный приговор - вопрос времени. Но кто-то все равно будет оправдан, так что вдвойне несправедливо лишать его каких-то маленьких радостей, когда больших уже лишили.

Человека арестовывают вовсе не за тем, чтобы сломать его, замучить в пресс-камере, уничтожить морально и заставить дать нужные показания (хотя не исключаю, что некоторые следователи считают иначе). Нет, просто на этапе разбирательства возникла необходимость изолировать обвиняемого, только и всего. Причины выдумывать не надо, они указаны в законе. Таков и европейский подход.

Грязь, голод и болезни в набор государственных услуг в данном случае не входят. И если гражданин начальник старается как-то улучшить быт подследственных и подсудимых, надо ли его критиковать за это? Разве солярий в СИЗО помешает следствию установить истину, а суду - вынести справедливый приговор? Вот, если, несмотря на студию загара и прочие гуманные проекты, тюрьма по-прежнему будет сводить людей в могилу, тогда и надо кричать во весь голос. А сейчас повод не тот.

Детский вопрос за решеткой

Другая новость: тюремное ведомство готовит концепцию новых воспитательных центров, которые появятся на базе колоний для несовершеннолетних преступников. Уже известны некоторые ключевые детали: подростки будут жить в кубриках по четыре человека (цифра пока ориентировочная). Осужденными вплотную займутся воспитатели, психологи, психиатры, социальные службы. А в качестве поощрения арестантов-малолеток начнут переводить на открытый режим: меньше охраны, больше свободы.

Планируется все организовать так, чтобы подросток постепенно вливался в нормальную жизнь. Понятно, стопроцентной гарантии получить на выходе из зоны законопослушного гражданина нет. Однако попытка в данном случае не пытка. Попытаться стоит.

Как рассказал директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер на пресс-обеде с главными редакторами ведущих СМИ, проект концепции ему должны представить до 1 декабря. По его словам, планируется использовать не только швейцарские технологии, но и опыт других европейских стран. Ведомство постарается выбрать оттуда самое лучшее, чтобы соединить и привить "нашим осинам".

Тюрьма с человеческим лицом

Так получилось, что я тоже съездил в кантон Цюрих с делегацией тюремного ведомства. Считаю возможным поделиться впечатлениями.

Конечно, тюрьмы у них роскошные. Именно это слово подходит лучше всего. Но с другой стороны, чего еще было ждать от Цюриха: приехать туда и увидеть "Бутырку"? При всем уважении к знаменитой тюрьме и ее соляриям, место нашего острога - в Москве. А швейцарские тюрьмы аутентичны, смотрятся уместно именно на альпийских просторах. Там уровень жизни другой, местные казенные дома никому не кажутся дворцами. А лишение свободы воспринимается, как большая неприятность.

Нам даже сложно себе представить, насколько тяжело истинному швейцарцу оказаться под замком в таких благоустроенных камерах. А им не понять нашего восторга перед неволей по-цюрихски. Однако бытовые условия в тюрьмах - наименьшая из проблем. При желании, мы можем обустроить остроги не хуже. Это вопрос денег и только денег. Скопировать чужую организацию - режим, штаты, технологии работы - тоже проще простого. Это лишь внешняя форма. Человеческий фактор - вот чего никак не перенесешь, а он здесь главное. Без него слишком многое теряет смысл.

Индустрия свиданий

Не менее доходная отрасль тюремной индустрии услуг -- организация свиданий. По закону у заключенного есть право на два свидания в месяц с родственниками. Однако не всех это устраивает. Мало того что свидание -- это всего лишь разговоры по телефону через стекло, так желающим встретиться приходится отстаивать огромные очереди. Чтобы попасть на свидание, нужно прийти в пять утра, еще до открытия тюрьмы, чтобы занять место. Есть даже специальный бизнес, о котором рассказали в ГУИНе: продажа мест в очереди. Как правило, это стоит не более 500 руб. За более серьезную сумму можно устроить свидание в неформальной обстановке. Стоимость такой услуги зависит от того, с кем встречаться. Дешевле всего с родственниками -- $200-300, потому что встретиться с семьей можно и легально, то есть бесплатно. Свидание с проституткой стоит в пределах $1000. "Свидания происходят в кабинетах изолятора, -- говорит Игорь Трунов, -- в таких случаях платят за то, что между встречающимися нет стекла и свидетелей их встречи". У тульского СИЗО еще одна статья доходов -- камера для длительных свиданий. Комната с двумя кроватями, душем и газовой плитой стоит 200 руб. в сутки, максимальная продолжительность свидания -- трое суток. После получения согласия от следователя родственник арестованного пишет заявление на имя начальника СИЗО, после чего в кассу вносятся деньги -- и комната свиданий в вашем распоряжении. Комната никогда не пустует. Длительное свидание можно получить лишь с согласия следователя по делу, и адвокаты говорят, что на "убеждение" приходится тратить до $100, вдобавок нужно дождаться своей очереди: комната длительных свиданий в СИЗО одна. Но в Тульском СИЗО арестованные взяли на вооружение вполне законный и бесплатный способ безграничного общения с родными. Для этого нужно, чтобы кто-то из родственников стал общественным защитником. Этот статус дает ему право, как и адвокату, на беспрепятственный доступ в СИЗО и неограниченные по времени встречи с подзащитным в комнате, где обычно проходят допросы. По словам сотрудников изолятора, эти встречи порой затягиваются на два-три часа.

Две стороны одной культуры

Наш менталитет - штука обоюдоострая. Если гражданин начальник смотрит волком на всех арестантов, бесполезно ставить в СИЗО солярии или переселять подростков-осужденных в уютные кубрики. Дело даже не только и не столько в тюремщиках. Коррупция, произвол, самодурство - своего рода профессиональные болезни наших чиновных мужей, независимо от ведомственной принадлежности. Скажу ритуальную фразу: конечно, и честных людей на государственных постах немало. Более того, я лично знаю многих в высшей степени порядочных людей в погонах и просто госчиновников. Но ведь и профессиональные болезни не выдуманы мной, правда? Если их запустить, никакие гуманные проекты не помогут. А вот в швейцарских тюрьмах начальники по определению мыслят по-европейски. Поэтому как-то давить на арестантов там не принято.

С другой стороны, головы преступников в Швейцарии тоже другие. Сложно представить паренька из альпийской деревушки, который бы в упор расстрелял семью автотуристов с двумя маленькими детьми. Затем добивал раненых всем, чем под руку попадется. Малышей забивал до смерти то ли камнем, то ли палкой. После, довольный собой, угнал джип приезжих, погонял несколько дней по горам, и при этом еще снимался на фотоаппарат убитых. Это случилось не в каком-нибудь кантоне Швейцарии, а в нашем родном Горном Алтае, "отличился" местный паренек.

Убийце было 16, ему дали 10 лет, максимальный срок для несовершеннолетнего. А теперь, значит, для таких отморозков планируются кубрики, открытый режим, сок-молоко на пайку? Мол, перевоспитывайтесь, ребятки. А подрастут, еще чего-нибудь совершат, так, пожалуйте, в солярий. И как к этому относиться?

Вот некоторые подробности того дела, которые рассказал журналист Дмитрий Соколов-Митрич в своей статье в "Известиях". Думаю, стоит лишний раз вспомнить их, держа в уме швейцарские проекты. "После убийства он поехал в деревню Туэкта и нашел там своих друзей Богдана Ч. и Володю Т. Когда они узнали о том, что совершил их друг, их сначала начало трясти, но потом они выпили пива, успокоились и даже сами напросились покататься. Ч. помог (убийце) выкинуть с моста в речку одежду покойных. Оставили только ценные вещи и спиртное. В последующие 2 дня приятели пили и катались на машине, катались на машине и пили. Прав не было ни у кого. Несколько раз на горной дороге машина вылетала в кювет на большой скорости, но почему-то все оставались целы и невредимы. Встретили знакомых девушек и взяли их с собой. Проехали в общей сложности около 300 километров и не встретили ни одного гаишника. В поселке Майма машина закипела и больше не завелась. Они затолкали ее в глухой переулок, оторвали номера и автостопом вернулись домой". Такое вот обыденное зверство: убил-выпил-в тюрьму. Ну и как, Запад, нам поможешь?

В заключении говорится...

Не хочу сказать, что все осужденные подростки - точно такие же звери. Нет, конечно. Возможно, многих из них еще не поздно исправить. Охотно верю. Беспокоюсь лишь о том, удастся ли в ходе реформ выдержать правильную дозировку либерализма. Или, наоборот, не будут ли новые формы прикрывать старое содержание? И так плохо, и эдак ужасно.

Но сомнения не повод отказываться от перемен. Причем, это относится ко всем сферам, не только тюремным. Нисколько не сомневаюсь, что руководители уголовно-исполнительной системы сегодня хотят сделать, как лучше. А получится... Да все хорошо, думаю, получится. Если же удастся соблюсти разумный балланс жесткости и гуманности, уже никого не будут настораживать студии загара и комплексные обеды в СИЗО, открытый режим в воспитательных центрах и прочие тюремные новости. Потому что на свободе все равно будет лучше.


Назад Далее

В начало страницы