Криминал Бандиты в белых воротничках Григорий Лернер

Главная ] Вверх ] Лернер и Березовский ] Лернер и Кобзон ] Лернер и Дубенецкий ] Лернер и Бовин ] Лернер и банкиры ] Лернер и Листьев ] Лернер и Гусман ] Лернер и милиция ] Лернер и Щаранский ] Лернер и Фемида ] Самозванец ] Я всегда был первым ] Доктор Лернер ] [ Лернер в Израиле ] Новые обвинения в Израиле ]




 

Григорий Лернер в Израиле

С сервера "Центральный еврейский ресурс"

"Сегодня Цви Бен-Ари, а завтра любой из нас!" -- таким плакатом были встречены делегаты партии "Исраэль ба-алия", собравшиеся в сентябре 1997 года на свой очередной съезд. Эту партию в Израиле еще называют "Русской партией". И возможно, вовсе не по случайному совпадению съезд начал работу именно в тот самый осенний день, когда в большом зале иерусалимского окружного суда началось слушание дела бывшего россиянина, бывшего израильского бизнесмена и, наконец, заключенного Цви Бен-Ари (Григория Лернера). В обвинительном заключении прокурор предъявил ему претензии по 15 пунктам. Главный среди них -- мошенничество в особо крупных размерах на территории Израиля и России на общую сумму свыше 100 миллионов долларов США. При этом обвинитель упирал на то, что это "очень опасный человек -- это не обычный мошенник, а настоящий террорист, который своими финансовыми аферами намеревался подорвать всю экономическую систему Израиля". 

Привет с того света 

- Шалом, земляк, - раздалось в телефонной трубке.

- Шалом, - ответил абонент, который явно не испытывал такой же радости. 

- Узнал? 

- Да.

- Вот и хорошо. Надеюсь, не забыл, что за тобой должок? 

- Какой еще должок? 

- Да, батенька, плохо с памятью твоей стало.

- Не жалуюсь… 

- Тем не менее напомнить надо: привет из Солнцева!

- Что??? - голос абонента дрогнул. 

- То самое. 

- Но Сильвестр погиб?!! Его же в Москве на Тверской-Ямской в "мерсе" взорвали… 

- Насчет "мерса" - тут чистая правда, а вот в остальном… 

Осенью девяносто четвертого русских поселенцев в Израиле лихорадило. Среди наиболее обеспеченных иммигрантов, не имеющих возможности объяснить кристально чистое происхождение своих капиталов, словно смерч пронесся. Смертельной хваткой буквально за горло их схватила тень погибшего уголовного авторитета, их бывшего соотечественника.

Сильвестр, или человек, представлявшийся от его имени, требовал откупных. Схема была простой: имеешь что-либо - делись. Иначе будут неприятности. Какие именно? Это бывшие россияне знали прекрасно. Кто-то встречался с Сильвестром лично и вкусил непосредственно всей "прелести" подобного общения. Кто-то был наслышан от знакомых о жестокости, алчности и беспощадности этого человека. 

Страх перед тенью "крестного отца" был настолько велик, что откупные тут же выплачивали: в наличных, в чеках и карточках на предъявителя, переводами по банковской электронной почте. Отказов почти не было. Для коммерсантов всегда было проще откупиться от наехавшего, чем затевать тяжбу по отстаиванию своих денег. Еще неизвестно, во что в конечном итоге она может вылиться. 

Из газеты Интерпол-Экспресс

Следовало бы подчеркнуть еще одну немаловажную деталь: сумма откупных назначалась избирательно. Она была немалой и вместе с тем вполне посильной. Складывалось впечатление, что Тень прекрасно знала финансовые возможности своих жертв. И в целом ситуация была просчитана так ловко, что в общей сложности с выходцев из бывшего СССР, только пускающих корни на Земле обетованной, было собрано около миллиона долларов. 

Потом Тень так же внезапно исчезла, как и появилась. Пошли слухи, что кто-то встречал Сильвестра гуляющим по берегу озера в пригороде Женевы. Кто-то видел его живым и невредимым на Кипре. Именно там, среди редких морских туманов, растворилась и Тень. И тут же, будто сменив ее, на острове объявился небезызвестный Григорий Лернер. Он крепко обосновался в курортном местечке, построив по индивидуальному проекту виллу-крепость с бассейном и взлетно-посадочной полосой для вертолетов и спортивных самолетов. По слухам, расползавшимся вокруг, он бежал сюда из России, скрываясь от правоохранительных органов, так как был замешан в ряде громких убийств банкиров и коммерсантов, в махинациях с крупными кредитами. Но не будем огульно обвинять его в грехах, которые он не совершал, а обратимся к событиям и фактам. Некоторые изложим в той последовательности, в какой они были отражены зеркалом нашей жизни - средствами массовой информации.

Отличник из МГУ

Когда впервые проявился криминальный талант будущего финансового воротилы? Скорее всего, очень рано. Для аналогии вспомним роман Теодора Драйзера "Финансист". Его главный герой, будущий магнат Фрэнк Каупервуд, провернул удачно первую сделку, которая принесла ему прибыль фактически из ничего, когда ему еще не исполнилось пятнадцати. А как же Григорий Лернер?

В средней школе Гриша учился блестяще. Можно сказать, что это был умный, способный мальчик. Условия и обстоятельства для его развития складывались вполне подходящие. Добропорядочная, интеллигентная семья московских евреев (мама - журналист, папа - инженер). И после школы для Гриши извечного вопроса (куда идти дальше?) не стояло. Все было просчитано и размерено. Получил среднее образование - вперед, к высшему. А уж если поступать в вуз, то в самый престижный в ту пору - в МГУ имени Ломоносова.

Наверное, в выборе дальнейшего пути сказался и пример мамы. Как известно, в еврейских семьях чаще всего именно женщине принадлежит ведущая роль. По ней определяется и национальная принадлежность детей. Потому, видимо, именно по маминому пути и пошел сын. Однако сразу подчеркнем, что он пошел дальше, с явным каупервудовским уклоном и даже круче.

Но, вот беда, в ту пору делать деньги из ничего в стране развитого социализма, в СССР, было преступлением. Самым же распространенным, несмотря на все запреты и страшные кары, была спекуляция - перепродажа дефицитного или ходового товара по завышенной, "договорной" цене. Потому все благие побуждения Гриши были изначально обречены. 

Однако он хотел жить хорошо. И не просто хотел, а кое-что для этого предпринимал. Ведь на студенческие-то гроши разве разживешься? И когда большинство студентов бедствовали, еле сводя концы с концами от стипендии до стипендии, плюс родительская помощь, Лернер не бедствовал. Родители щедро давали сыну на карманные расходы? Не без того. Но он вполне мог обойтись без этих, по его меркам, крох. Но от денег родительских не отказывался. Делал это по привычке, из уважения, чтобы не возникало странных вопросов.

Средства на жизнь им чаще всего добывались обычной фарцовкой (игра на разнице курсов при перепродаже товара, чеков или валюты и т.п.). Дальше - больше. Настоящий талант великого комбинатора прорезался у студента Лернера в стройотряде. Когда остальные таскали кирпичи и месили раствор, наш герой оказался незаменимым в том, чтобы достать-добыть эти самые строительные материалы. А без них, как известно, вся работа бы стала. И надо отметить, что преуспел он в этом отменно. Ребята были довольны. При выполнении подрядных заказов простоев практически не случалось. Лернер же был доволен вдвойне. Так постепенно возник творческий взгляд на бытие студенческой и всей социалистической жизни. Можно сказать, сформировался и утвердился совершенно противоречащий существующим тогда порядкам подход. Чтобы внести ясность, стоит подчеркнуть, что в пору развитого социализма - точнее, загнивающего - квалифицированный рабочий получал больше дипломированного инженера чуть не на порядок. Абсурд. Это Лернер понимал и сам же доказал. Работая головой, а не руками, он зарабатывал гораздо больше. 

Одна только в этом была беда. По существовавшему законодательству подобные заработки считались преступно нажитым доходом. Но, как ни странно, не только он один, а многие поступали именно так. Потому громом среди ясного неба стал его арест. Это случилось в начале восьмидесятых. Григория Лернера за приписки, подчистки и другие махинации с товарно-денежными документами и связанную с этим деятельность "замели" по обвинению в хищениях в особо крупных размерах. В 1982 году он был осужден на пять лет лишения свободы. Свой первый срок Лернер отбывал в обычной исправительно-трудовой колонии. За колючей проволокой пробыл около года. За ударный труд и примерное поведение его перевели на "химию" (работа на стройках народного хозяйства под надзором милиции). Здесь задержался и того меньше. Подоспела амнистия, и его освободили. 

В это время в Москве происходили большие перемены. В Кремле в роли первой фигуры государства появился Михаил Горбачев. Слово "перестройка" и странное выраженье "новое мышление" стали самыми модными. Эти новые "подходы" как нельзя лучше укладывались в старые стереотипы поведения теневых бизнесменов. Они близко смыкались и с лернеровскими взглядами на жизнь. За них, можно сказать, он и пострадал однажды. Но былые деяния теперь уже не считались преступными. 

Оказавшись на свободе, Лернер опять нырнул в ту сферу, где чувствовал себя словно рыба в воде: устроился снабженцем в кооператив "Азербайджанская кухня". Благодаря своим способностям вскоре создал запас прочности, который в середине восьмидесятых позволил ему открыть свое дело. Так он стал хозяином частного ресторанчика при одном из московских театров. И можно было бы жить да радоваться. Но - не судьба. Переходный период со всеми вытекающими из этого обстоятельствами не позволял такой роскоши. На Лернера наехали рэкетиры. Для спокойной жизни требовалась "крыша". Он выбрал ту, которую посчитал более надежной. Тут не обошлось без связей, которыми обзавелся, проходя ускоренный курс тюремного университета. 

Но в переходный период все недолговечно. За первым бандитским накатом последовали другие. Жаждущих лакомого куска было много. Тут-то и произошло первое знакомство с Сильвестром. Говорят, будущие партнеры не сразу нашли общий язык. Не обошлось без стычек. Восторжествовал, в который уже раз, здравый смысл. 

Если Сильвестр был из простых трудяг и всюду пер напролом, то Лернер принадлежал к интеллигентной прослойке, со всеми вытекающими из этого последствиями. Сильвестр больше работал руками и ногами. Рассказывали, как однажды он из положения сидя на стуле внезапно подпрыгнул и атаковал ногами в голову стоявшего перед ним противника. Мгновенно "вырубил" его так, что чуть ли не "скорую" пришлось вызывать. Затем как ни в чем не бывало устроился на прежнем месте. Эффект был достигнут потрясающий. Желающих возразить больше не оказалось. 

Именно в достижении намеченного у обоих компаньонов было много общего. Своего они добивались всегда или почти всегда. Только в отличие от Сильвестра Лернер чаще пользовался головой и по ее прямому назначению, но тут имеется в виду не только для ношения на ней шляпы. Лернер умел так строить переговоры, взаимоотношения, что, так или иначе, в конце концов склонял противников на свою сторону. Потому вскоре получилось так, что один из них вполне дополнял другого.

К началу девяностых Лернер занимался торговлей, издательской деятельностью, строительством и финансами. Он крепко опирался на разноплановый консорциум ЛОМОС и свой кооперативный банк. Сильвестр со своими людьми обеспечивал ему надежную "крышу". Дела шли с размахом и обещали хорошую прибыль, которая не всегда добывалась законными средствами. Чаще наоборот. Когда приходилось слишком сильно перегибать палку, тогда случались сбои. Предпринятыми своевременно мерами их удавалось локализовывать. Иногда же это не удавалось. Что делать? Такова жизнь. Не случайно говорят, что и на старуху бывает проруха. 

Для информации

Оказавшись на свободе, Лернер активизировал деятельность по собственной реабилитации. Он добросовестно являлся на допросы следователя, вел добропорядочный образ жизни. Защита обещала, что вскоре проблема и вовсе будет исчерпана. Поэтому с надеждой на лучшие времена он оставался в Москве, занимался бизнесом. Помогал ему в этом Сильвестр, который уже не только просто обеспечивал "крышу", но и выступал компаньоном в делах. А дела шли неплохо. ЛОМОС постоянно расширял сферу своих интересов и деятельности.

Коварный клев

После взрыва сильвестровского "мерседеса" Лернер лег на дно. По крайней мере, на московских тусовках не появлялся. Зато имя его все чаще всплывало в связи с похождениями вдовы убитого "крестного отца". Лернер устроил ей переезд в Израиль. 

Чтобы обустройство вдовы компаньона в Земле обетованной происходило не на пустом месте, были предприняты некоторые конкретные шаги. Так, перед отбытием из России скорбящая по мужу женщина вместе с близким другом, кстати, бывшим сотрудником спецслужбы, организовала несколько фиктивных фирм. Предпринято это было с одной целью: для оформления любых кредитов. Потом полученные средства тут же обналичивались, конвертировались и переправлялись в Швейцарию или Израиль. 

Конечными адресатами валюты из России, как правило, были два частных предприятия, на счета которых и шли переводы, - "Севен старз" и "Сит". Единоличным владельцем предприятий был гражданин Израиля Цви Бен-Ари, или Григорий Лернер. Он и обеспечивал поддержку во всех финансовых операциях. 

В сообщениях прессы тут же появились различные версии. Например, отдельные криминальные события прямо увязывались с сильвестровской вдовой и другими наследниками "крестного отца". Наиболее нашумевшей историей была афера с Всероссийским автомобильным альянсом и покушением на Бориса Березовского. Сюда же пристегивали убийство главы Мосстройбанка Михаила Журавлева. Ведь в то время, когда проходили переговоры по оформлению кредитов, целой чередой прокатились покушения именно на тех лиц, от которых в той или иной мере зависело окончательное решение.

"Сам Григорий Лернер, как и Ольга Жлобинская, никого не убивал, - довольно метко было помечено в международном журнале "Интерполиция". - Даже взорванный в "мерседесе" их партнер, откровенный бандит Сильвестр, к "мокрым делам" формально непричастен. Но принятые этими людьми правила ведения дел и организации силовых разборок с упорствующими должниками, опасными конкурентами и даже провинившимися партнерами дают основание правоохранительным органам и прессе говорить о том, что их путь в бизнесе отмечен кровью". 

Круто подмечено? Вот только обоснованности этому достаточной нет. Потому не будем измерять литрами или галлонами общее количество крови, пролитой во всевозможных разборках. Обойдемся пока теми грехами, которые имеют под собой пусть косвенную определенность или другим каким образом связаны с одиозной фигурой этого незаурядного человека. 

Перенесемся примерно в то время, когда Лернер вступил на Святую землю в новом, можно сказать, статусе гражданина Израиля. Как сообщали различные газеты, некоторую нечистоплотность в делах за Цви Бен-Ари представители соответствующих израильских органов подметили почти сразу. По этому поводу стоит привести один любопытный факт. Оказывается, буквально по прибытии на историческую Родину Лернер был приглашен для профилактической беседы в спецотдел по борьбе с русской мафией полиции Тель-Авива. 

Местная газета "Глобус" об этом визите писала, что ему якобы открытым текстом было высказано предупреждение: "Мы уверены, что вы член мафии. Мы знаем, что вы занимаетесь отмыванием грязных денег, инвестируете их в недвижимость и занимаетесь иной преступной деятельностью. Но достаточных доказательств, чтобы привлечь вас к суду в соответствии с законодательством Израиля, мы пока, к сожалению, не имеем. Выслать вас из страны, поскольку вы еврей, мы по закону тоже не можем. Но мы будем отслеживать каждый ваш шаг и когда-нибудь поймаем с поличным. Потому лучше бросайте свой грязный бизнес и займитесь обычной рыбной ловлей". Совету этому Лернер не внял. Уж если он и ловил рыбку, то предпочитал это делать исключительно в мутной воде и ловить только крупную. Увы, рыбалка эта в конце концов оказалась коварной. Раскинув свои сети в очередной раз, он сам в них и попался. Небо для него вновь стало видеться в клеточку. Только на сей раз решетки были не российские, а израильские.

К обвинительному заключению можно добавить, что на тот период времени прокуратура еще не располагала откровенными уликами о причастности Лернера к заказным убийствам в России. Зато израильской полиции удалось привлечь на свою сторону очень важного свидетеля, некую Наталью Лозинскую. Она согласилась сотрудничать с правоохранительными органами после того, как сама была схвачена за руку на незаконной финансовой операции. За дачу требуемых показаний ей даже обещали вернуть 600 тысяч шекелей, изъятых у нее при аресте и обыске. И виллу этой женщины охраняли не менее бдительно, чем самого Лернера. Оно и понятно - свидетель очень ценный. По распространявшимся одно время слухам, вдова Сильвестра недолго скорбела о павшем муже. Не минуло и года, как она стала женой Лернера и покинула Москву. Похоже, бывший компаньон унаследовал от своего страшного патрона не только дело, повадки, но и все остальное. При таком аппетите недалеко и до беды. И врагов у этого человека более чем достаточно. Из отдельных источников дошли сведения, что сорванный полицией вылет в США был вызван не коммерческими интересами, а обычным бегством от "доставших" его противников. Знающие люди говорили, что, оставшись без всемогущего покровителя, Лернер не раз подвергался наездам конкурентов, в том числе лидеров курганской преступной группировки. Возможно, ему приходилось общаться с тем же Солоником?! 

А одно время усиленно муссировался слух, что какие-то люди якобы даже собрали 50 миллионов долларов для его выкупа из израильской тюрьмы под залог. Возможно, это предпринималось для настоящего его освобождения. Но не исключено, что такой шаг намечался и для сведения счетов. 

Из конфиденциального источника: 

Как и Сильвестр, Лернер во всем проводил собственный курс. Потому вскоре и оказался он между двух огней, между двух соперничающих мафиозных групп. Одна расположена в России. Другая перебралась в Израиль. Разыгрывая свою партию, каждая из противоборствующих сторон как козырную карту использовала компромат на своих противников, который конфиденциально предоставляла израильской полиции. Именно жертвой такой комбинации стал и Лернер, когда попытался повести еще и собственную политическую игру, стараясь привлечь на свою сторону местные влиятельные силы. Предположительно, ему удалось договориться о поддержке со стороны партии "Исраэль ба-алия". Отчасти это могло произойти благодаря его активной общественно-политической деятельности. Только в строительство школы искусств близ Кеньон Хутзот Лернер вложил 300 тысяч американских долларов. Немалые средства были внесены им для финансирования проектов телекомпании OITV и ОРТ (русского телеканала, по которому транслируются передачи OITV). Примерно в это же время директор израильского ОРТ был убит… 

Судя по тем многочисленным проблемам, которые связаны с именем этого человека, к нему имеют претензии не только правоохранительные органы Израиля и России. Любопытна и такая деталь, что последние никаких запросов о возвращении наследившего в стране преступника пока своим коллегам не предоставляли. Почему? Возможно, ответ тут в том, что ни один из банков, в которых, по информации из различных источников, Лернер провернул мошеннические махинации на общую сумму более чем на 100 миллионов долларов США, никаких официальных обращений в соответствующие инстанции не делал. Парадокс, да и только. А может, это очередная "утка", которых и без того очень много летает вокруг этого неординарного человека. Наследника беспредельщика Сильвестра? Ведущего "крестного отца" еврейской мафии? Да мало ли еще кого. Предположений можно выстроить сколько угодно. Все зависит от богатства фантазии. Окончательно же и конкретно тут черту подведет только суд, который вправе как признать его преступником, так и совершенно безвинным человеком. Время покажет, а точнее - израильское правосудие.

Агентство "Интерфакс", май 1998 года: 

Израильский суд вынес наконец приговор по делу Григория Лернера (Цви Бен-Ари): 6 лет тюрьмы и 5 миллионов шекелей (около 2 миллионов долларов) штрафа. Он был обвинен в хищении почти 100 миллионов долларов из российских банков и в сравнительно скромных преступлениях уже на Земле обетованной. Бен-Ари признался в 13 из 15 пунктов предъявленного ему обвинения. Русские в Израиле восприняли это как удар властей по всей общине, и имя Лернера стало синонимом великомученика. 


Назад Далее