Аферы Подделки КриминалКриминал Бандиты в белых воротничках

Главная ] Вверх ] Прокурорский капкан ] Госкорпорация «Пустышка» ] Не оскудеет рука берущего ] Блудная дочь с Петровки, 38 ] Рэкет по прокурорски ] [ Бизнес правоохраны ]







Здесь продаются Cтоловые и чайные сервизы luminarc.


 

Бандиты в белых воротничках.

А.А. Максимов (в сокращении)

Правоохранительный бизнес

Факты коррупции, аферы, разнообразные махинации считаются самыми трудными для раскрытия преступлениями. И самыми латентными – то есть скрытыми от глаз общества: регистрируется в лучшем случае десятая часть от всего вала экономической преступности.

Но есть еще один немаловажный фактор, который сказывается на способности – точнее, неспособности – наших правоохранительных органов пресекать игры новых комбинаторов. Проблема в том, что и сами правоохранители активно вовлеклись в эти игры – стали чуть ли не основными игроками на диком поле российского рынка.

Средства обогащения людей в погонах оказываются настолько разнообразными, что большинство сограждан даже не догадывается об истинном роде занятий так называемых защитников правопорядка.

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В МИЛИЦИИ

Многие наивно полагают, что склонность к коммерческой деятельности у стражей порядка появилась лишь во времена активных экономических преобразований.

Историки, однако, свидетельствуют о другом. О том, что страсть к наживе у милицейских начальников обнаружилась буквально в первые годы советской власти, – и не только обнаружилась, но и прекрасным образом находила средства для самоудовлетворения.

Вот, к примеру, шестой руководитель НКВД (1934–1936 гг.) Генрих Григорьевич (Енох Гершевич) Ягода. Известен он был в первую голову своей исключительной жестокостью. Гораздо менее было известно о его любви к красивой и богатой жизни. Об этой его стороне повествуют недавно рассекреченные лубянские архивы.

Цитируем сводный акт обыска:

“1937 года, апреля 8-го дня. Мы, нижеподписавшиеся, комбриг Ульмер, капитан госуд. безопасности Деноткин, капитан госуд. безопасности Бриль, ст. лейтенант госуд. безопасности Березовский и ст. лейтенант госуд. безопасности Петров, на основании ордеров НКВД СССР за №№ 2, 3 и 4 от 28 и 29 марта 1937 года в течение времени с 28 марта по 5 апреля 1937 года производили обыск у Г.Г. Ягоды в его квартире, кладовых по Милютинскому переулку, дом 9, в Кремле, на его даче в Озерках, в кладовой и кабинете Наркомсвязи СССР. В результате произведенных обысков обнаружено:

1. Денег советских – 22 997 руб. + 59 коп., в том числе сберегательная книжка на 6180 руб. 59 коп.; 2. Вин разных, большинство из них заграничные и изготовления 1897, 1900 и 1902 гг. – 1229 бут.; 3. Коллекция порнографических снимков – 3904 шт.; 4. Порнографических фильмов – 11 шт.; 5. Сигарет заграничных разных, египетских и турецких – 11 075 шт.; 6. Табак заграничный – 9 короб.; 7. Пальто мужск. разных, большинство из них заграничных – 21 шт.; ... 14. Кожаных и замшевых курток заграничных – 11 шт.; 15. Костюмов мужских разных заграничных – 22 шт.; 16. Брюк разных – 29 пар; 17. Пиджаков заграничных – 5 шт.; 18. Гимнастерок коверкотовых из заграничного материала – 32 шт.; ... 55. Мужских кальсон шелковых заграничных – 43; 56. Мужских верхних рубах шелкового полотна заграничных – 29; ... 61. Пластинок заграничных – 399; 62. Четыре коробки заграничных пластинок неиграных; ... 92. Револьверов разных – 19; 93. Охотничьих ружей и мелкокалиберных винтовок – 12; 94. Винтовок боевых – 2; 95. Кинжалов старинных – 10; 96. Шашек – 3; 97. Часов золотых – 5; 98. Часов разных – 9; 99. Автомобиль – 1; 100. Мотоцикл с коляской – 1; 101. Велосипедов – 3; 102. Коллекция трубок курительных и мундштуков (слоновой кости, янтаря и др.), большая часть из них порнографических – 165; 103. Коллекция музейных монет; 104. Монет иностранных желтого и белого металла – 26; 105. Резиновый искусственный половой член – 1; ... 116. Посуда антикварная разная – 1008 пред.; ... 129. К.-р. троцкистская, фашистская литература – 542; 130. Чемоданов заграничных и сундуков – 24”.

Как добился такого благополучия товарищ Ягода, история умалчивает. Но факт, что нынешние последователи энкавэдэшного начальника унаследовали как минимум одно его заблуждение: качество богатой жизни, по их представлениям, определяется прежде всего количеством ее атрибутов.

Вот, например, прокуратура Тульской области решила возбудить уголовное дело по фактам злоупотреблений в областном УВД. И докопалась до самого милицейского начальника генерал-майора Владимира Карпинского.

Следователей поразило, что только за три последних года он приобрел пять автомобилей: “ВАЗ-21099”, грузовик “ЗИЛ-130” (наверное, для дачи), “Волгу” (для выезда на торжественные мероприятия), “ВАЗ-21213” (про запас) и “УАЗ-469” (вероятно, для выездов в глубинку). Самое любопытное, что этим автопарком генерал практически не пользовался, разъезжая исключительно на “Мерседесе”, оформленном на одного из его приятелей.

Примерно та же картина – с недвижимостью. Трехкомнатную квартиру в Туле он получил, не сдав служебную жилплощадь в Новомосковске. Да и как ее отдавать, если из областного бюджета на ее ремонт было выделено несколько десятков миллионов рублей. Причем по распоряжению самого тогдашнего губернатора Николая Севрюгина. Как известно, экс-губернатор тоже попал под следствие. Но это уже другая история.

Да что там генерал – простой полковник Качур, инспектор канцелярии РУОПа, занимаясь исключительно защитой правопорядка, обзавелся... виллой на Кипре – в фешенебельной деревушке Ороклини, в приятном соседстве с поп-звездами, шоуменами и просто новыми русскими.

Такое улучшение жилищных условий у полковника произошло после того, как он возглавил специальный фонд, который реализовывал “Программу социальной защиты профессиональных групп повышенного риска” – одну из крупнейших социальных программ столицы. В распоряжении взявшего на себя заботу о семьях руоповцев и спецназовцев г-на Качура оказались 500 тысяч долларов, выделенных мэрией в помощь столичным милиционерам. Плюс взносы меценатов, переполненных любовью к столичным правоохранителям. Возможно, полковник счел, что из всех групп повышенного риска больше всего рискует группа сотрудников его фонда – а потому именно она в первую очередь нуждается в пресловутой социальной защите...

В погоне за дополнительными барышами люди в погонах с большими звездами иной раз так широко трактуют свои полномочия, так далеко выходят за пределы разумного, что доходит просто до абсурда. Не абсурд ли, когда целый милицейский взвод становится личным телохранителем... преступного авторитета?

Такая гвардия была у лидера знаменитой коптевской группировки – одной из крупнейших в Москве – по кличке Наум. Публика узнала об этом по чистой случайности – когда неизвестные киллеры расстреляли Наума прямо возле Петровки, 38, в результате чего оказались ранены и его телохранители в погонах.

Сотрудники управления собственной безопасности ГУВД Москвы провели служебную проверку и выяснили, что преступного лидера спецназовцы охраняли на вполне законных основаниях! В полном соответствии с официально оформленным договором от 8 октября 1996 года. Согласно этому документу сотрудники 6-го отдела УИН должны были охранять в свободное от работы время офис ТОО “Мерандо”, которое, по документам, возглавлял Василий Наумов. Правда, при этом личная охрана руководства фирмы не предусматривалась, более того, грубо нарушала действующее законодательство, прежде всего Закон о милиции. Пресс-служба ГУВД распространила официальное заявление руководства столичной милиции, где говорилось, что охрана бизнесмена типа Наума “выходит за рамки компетенции сотрудников милиции, наносит удар по репутации органов внутренних дел, является вопиющим правонарушением”.

Проверяющие из службы собственной безопасности ГУВД Москвы выяснили, что после возвращения спецназа из Чечни (он воевал там с марта по май 1995 года) руководство УИН разрешило его бойцам в свободное от основной работы время подрабатывать в коммерческих структурах. Примечательно, что первым клиентом стала как раз “фирма” авторитета Наума. Кто же ее порекомендовал?

Найти клиента, оказывается, помогло Управление вневедомственной охраны (УВО), заключившее с “Мерандо” договор об охране. Одновременно между УВО и “Сатурном” было заключено соглашение, по которому ответственность за организацию службы, обеспечение общественного порядка, сохранность имущества и безопасность Наума и прочих коптевцев возлагались на спецназ. “Сатурн” должен был ежедневно направлять на охрану офиса “Мерандо” аж 19 спецназовцев (четыре поста).

Но самое интересное, что спецназовцы ни разу не были в офисе фирмы, а занимались только личной охраной Наума. Осматривали подъезд дома на Зоологической улице, в котором жил лидер коптевцев, охраняли его автомобиль “BMW-525”, сопровождали во время поездок по городу. Неоднократно посещали вместе с ним рестораны “Лукоморье” (одно из излюбленных мест для проведения бандитских банкетов), “У Сергея”, кафе “Дубки” и спортзал на улице Яна Фабрициуса.

Однако на сотрудничестве с авторитетом наживалось прежде всего милицейское начальство. Начальник УИН Алексей Антипов (позже, в интервью, он утверждал, что “не знал”, кто такой Наум) и его заместитель Владимир Скребнев получили весьма крупные премии за заключение и выполнение договора с “Мерандо”, а также за контроль за наблюдением несения службы составом отряда.

Сколько они получали помимо премиальных, история умалчивает.

Впрочем, не только Наум, но и многие другие лидеры преступного мира искали и находили поддержку именно в силовых ведомствах. Никого уже не удивляет, что Михась – знаменитый главарь знаменитого солнцевского сообщества – имел подлинное удостоверение сотрудника Службы безопасности президента России (что может быть круче?!). А авторитет кровавой курганской группировки Виктор Романюк был аккредитован в пресс-центре МВД (!) как корреспондент газеты “Зоркий часовой”, старший лейтенант Российской Армии.

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ПРОКУРАТУРЕ

О коммерческой деятельности сотрудников надзирающих органов нам известно неизмеримо меньше. Во-первых, потому, что нестройные ряды прокурорских работников просто несоизмеримы по численности с целой армией милиционеров. Во-вторых, люди в прокуратуре более подкованы с юридической точки зрения и лучше умеют маскироваться. В-третьих, именно прокуратура обычно расследует дела о коррупции – но не будет же она копать сама под себя.

Наконец, сфера применения людьми в темно-синей форме своих способностей неизмеримо уже, чем у омоновцев, спецназовцев, оперов и участковых. Так что попадаются они, как правило, на элементарных взятках за прекращение дела или освобождение из-под стражи обвиняемого. Как попался прокурор Новочеркасска Николай Котов, который за смешную взятку в 4 миллиона старых рублей (речь шла как раз о прекращении дела) получил аж 8 лет с конфискацией имущества – правда, срок этот ему предложили отбывать условно (как такое возможно – спросите у судей).

И все-таки, если сравнивать громкие коррупционные скандалы, связанные с прокуратурой, с теми, что имели отношение к милиции, – именно за прокуратурой мы вынуждены оставить пальму первенства. А все благодаря Алексею Ильюшенко, который почти два года возглавлял Генеральную прокуратуру (правда, в странной роли и.о. Генерального прокурора) – и почти столько же провел за решеткой. Ни в одном другом правоохранительном ведомстве еще не удавалось изобличить начальника такого уровня и такого масштаба.

Кроме того, вокруг “дела Ильюшенко” прозвучало столько интересных сообщений, о таких разнообразных коммерческих проектах, что в сумме они с лихвой перекрывают все, что борцам с коррупцией удалось нарыть на каких-нибудь милицейских или лубянских полковников. Причем касались данные факты не только самого Ильюшенко, но и менее заметных лиц из его окружения.

Другое дело, что большинство из этих сообщений так и остались в виде версий и догадок. Но это уже проблема следствия, которое пошло по пути минимизации претензий к бывшему главному законнику страны. Все ожидали прецедентный, громкий судебный процесс о коррупции в высших эшелонах власти. Но в итоге выяснилось, что будет тихий суд о взятке. Оказалось, что предметом разбирательства станут не скрытые пружины государственного протекционизма, – а неизмеримо более приземленный, даже какой-то мелочный вопрос: преступил ли чиновник закон, помогая своим родственникам покупать автомобили ниже рыночной стоимости.

Как известно, речь идет о джипах и “Жигулях”, которые были приобретены за счет фирмы “Балкар-Трейдинг”. Ей руководил Петр Янчев, приходящийся Ильюшенко зятем. То, что маленькая бензиновая фирмочка в тихой подмосковной Балашихе неожиданно стала чуть ли не главным в стране спецэкспортером нефтепродуктов, наблюдатели объясняли именно родством ее руководителя с прокурором России. Однако следователи упростили свою задачу до возможных пределов, и когда Ильюшенко выпустили-таки на свободу – хоть и пообещав, что дело все же будет передано в суд, – все восприняли это как развал многообещающего процесса еще до его начала.

Впрочем, наша задача – не судебные репортажи; многие из описываемых нами сюжетов вообще никогда не всплывут на суде – из чего вовсе не следует, что этих сюжетов не было. Так что не будем уподобляться нашей подслеповатой Фемиде и еще раз посмотрим на те эпизоды, которые первоначально вменялись Ильюшенко, но потом почему-то отпали. Дадим их в том порядке, в каком они поступали на информационный рынок. Первое из сообщений автор этих строк получил сразу после возбуждения в отношении Ильюшенко уголовного дела – от прокурора, который уволился из этого ведомства, не согласившись работать под началом откровенных мошенников.

В июне 94-го вышел указ о 40-процентном повышении окладов бюджетникам, в том числе прокурорским работникам. Минфин перевел соответствующую сумму на счет прокуратуры. Деньги не были выданы, старая зарплата сохранилась до ноября. По некоторым сведениям, эти деньги (около 300 миллионов рублей) были переведены в некий банк и крутились там. В ходе следствия по “Балкару” выяснилось, что деньги перечислялись в Балкар-банк, где работала жена Ильюшенко Татьяна. Тогда же имела место история отправки джипов для сестры Ильюшенко и брата его жены в Красноярск. Джипы доставлялись военными самолетами с Чкаловского военного аэродрома. Очевидно, с ведома военного министра Павла Грачева, который должен быть обязан Ильюшенко, спустившему на тормозах дело о коррупции в Западной группе войск. Есть сведения, что среди жильцов элитного 100-квартирного дома на улице Академика Павлова, построенного для работников прокуратуры, каким-то неведомым образом оказались сотрудники “Балкар-Трейдинга”.

В сентябре 1993 года Ильюшенко предположительно получил от Янчева первую взятку, завуалированную под договор купли-продажи автомашин “ВАЗ-21099” (при стоимости более 12 миллионов рублей Ильюшенко заплатил 9 миллионов). Машину он оформил на жену. В конце того же или в начале следующего года Ильюшенко была получена автомашина “ВАЗ-29093” (стоимостью более 14 миллионов рублей) – вообще без оплаты. За счет “Балкара” машина была доставлена на самолете в Красноярск брату жены Ильюшенко Мочулову Н. В. В мае 1994 года Ильюшенко получил “ВАЗ-21099” (при стоимости более 18 миллионов рублей он заплатил только 4 миллиона) и оформил машину на жену. В апреле 1995 года Ильюшенко купил 2 новых джипа “Гранд-Чероки” (стоимостью 360 миллионов рублей) за 40 миллионов. Машины за счет “Балкара” доставили на самолете в Красноярск сестре Ильюшенко Орловой О. Н. и Мочулову. Когда летом 1995 года следственная бригада вылетела в Красноярск оценить машины и допросить родных Ильюшенко, те пытались оплатить машины задним числом.

Замглавы Министерства внешнеэкономических связей (МВЭС) Андрея Догаева, арестованного по обвинению в пособничестве контрабанде медного лома, допрашивали в ФСБ как свидетеля по делу “Балкара”. Дело в том, что в мае 1994 года некое АО “Международный центр развития, информации и бизнеса” обратилось к Черномырдину с просьбой о выделении экспортной квоты в размере 2,5 млн. тонн нефти для поставок под госнужды, а 25 мая правительственная комиссия под руководством Сосковца дала “добро” на эту экспортную сделку без оплаты таможенных пошлин. Вся нефть прошла через “Балкар”, государство не досчиталось 100 миллионов долларов. Все это стало возможно благодаря письму заместителя валютного департамента Минфина РФ Волкова на имя Андрея Догаева. Выделение квоты лоббировал руководитель секретариата Черномырдина Геннадий Петелин, объясняя это необходимостью финансирования избирательной кампании Кучмы на Украине.

Осенью 94-го года Ильюшенко организовал встречу Янчева и главы МВЭС Давыдова, после которой “Балкар” получил от правительства право на экспорт сырой нефти в размере двух миллионов тонн. В декабре 94-го года Ильюшенко устроил встречу Янчева и Олега Сосковца, после чего “Балкар” стал спецэкспортером, с правом на реализацию 5 миллионов тонн ежегодно сроком на пять лет.

История покупки машин для семьи Ильюшенко была далеко не единственная в деятельности “Балкара”. Существовал целый “список Янчева” – перечень нужных людей и их родственников, которым отпускались автомобили намного ниже их рыночной стоимости. Так, в 93-м году сын Черномырдина Андрей купил в “Балкаре” “ВАЗ-21093” за 3 миллиона рублей.

Глава известной риэлтерской фирмы Александр Вульфов, задержанный по подозрению в мошенничестве и обвиненный в незаконном хранении оружия, был допрошен руководителем следственной группы по “делу Ильюшенко” Николаем Емельяновым. Прокурор интересовался мебелью, купленной Вульфовым для жены Ильюшенко за 10 тысяч долларов. У Вульфова при обыске нашли загранпаспорта Ильюшенко. Есть сведения, что Вульфов постоянно спонсировал главу Генпрокуратуры. Общая сумма пожертвований – 45 тысяч долларов.

10 мая 96-го года Генпрокуратура по указанию Ильюшенко возбудила уголовное дело против Владимира Савина, подполковника, следователя УФСБ по Москве и области, занимавшегося расследованием дела “Балкара”. Он был арестован и обвинен в превышении власти и незаконном хранении оружия. Против Савина было возобновлено уголовное дело, закрытое еще в 94-м году за отсутствием состава преступления, по которому проходил киллер М., подозреваемый в причастности к убийству Влада Листьева. К 95-му году киллер пропал из Москвы, а Савина пытались обвинить в этом исчезновении и в организации убийства Листьева. Ильюшенко отправил в принудительный отпуск Бориса Уварова, следователя Генпрокуратуры, который отказался соединить дело против Савина с делом об убийстве Листьева.

При аресте Ильюшенко было описано имущества на 360 миллионов рублей. Среди интерьера вишневый рояль, присланный Ильюшенко Бурлаковым (тогда командовал ЗГВ), за 12 тысяч марок.

Ильюшенко инкриминируется злоупотребление служебным положением. Прокуратура поддержала арбитражный иск “Балкара” к “АвтоВАЗу”, в результате чего “Балкар” был освобожден от госпошлины в размере 5,9 миллиарда рублей.

В результате махинаций “Балкара” на счетах в Швейцарии осело порядка 80 миллионов долларов. Прибыль составила 1 065 089 450 400 рублей. А неуплаченные налоги более 372 781 307 600 рублей. Янчевым были куплены и оформлены на его имя шесть квартир в доме в Олтуфьевском переулке на сумму 1 027 239 800 рублей (квартиры были оплачены со счетов “Балкара”). У Петра Янчева и Алексея Ильюшенко имеются счета в Швейцарии, в банках Женевы, их номера следствию известны...

Ильюшенко требовал замены следователей УФСБ по Москве, которые, по его словам, не могут быть объективны, так как подчинены начальнику службы УФСБ Владимиру Жмячкину. Последний вел в 1993 году дело “о незаконном переходе российско-швейцарской границы” Алексеем Ильюшенко и его приятелем Андреем Макаровым.

...Вот сколько всего интересного выяснилось в ходе расследования дела в отношении некогда самого главного российского правоохранителя. И не наша вина, что на суде все эти сведения скорее всего не прозвучат – потому что в сухом остатке обвинительного заключения остались лишь парочка джипов да несколько “Жигулей”.

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ФАПСИ

О том, чем занимается эта загадочная спецслужба – да и вообще, как расшифровывается данная аббревиатура (Федеральное агентство правительственной связи и информации), знают далеко не все наши сограждане. Агентство не избаловано вниманием прессы – и само не очень стремится “светиться”. Но вот что любопытно: если об этой организации и пишут, то зачастую только в связи с аферами и другими криминальными историями, в которые влипают ее сотрудники. Очевидно, что такой криминальный крен в освещении деятельности спецслужбы объясняется тем, что широкой публике не очень интересно – и вовсе не обязательно – знать о новейших разработках в области засекречивания информации, об особенностях нынешней шифровальной техники. Но факт, что журналистам, специализирующимся на коррупционной тематике, всегда есть о чем писать применительно к ФАПСИ.

Естественно, бизнес “связистов” (этим термином будем для простоты обозначать сотрудников ФАПСИ) сильно отличается от “кондового” милицейского – тут уже не может быть ни примитивного рэкета, ни манипуляций с открытием-закрытием уголовных дел. “Связисты” действуют тонко и вдумчиво.

Вот, например, каким образом нашли дополнительную статью доходов офицеры кемеровского управления ФАПСИ и его структурного подразделения под названием АОЗТ “МО ПНИЭИ” (что-то типа закрытого научно-исследовательского института). Центробанк, заинтересованный в защите своих баз данных и коммуникаций связи от несанкционированного доступа, выделил ФАПСИ на эти цели довольно значительную сумму. Часть этих средств досталась “МО ПНИЭИ”, которое в качестве подрядчика взяло на себя труд обеспечить ряд областных управлений ЦБ РФ необходимым оборудованием и технологиями. В свою очередь, “МО ПНИЭИ” часть этих средств решило передать субподрядчику для выполнения черновых монтажных работ, не требующих высокой квалификации. Эти работы у субподрядчиков должен был принимать ответственный сотрудник “МО ПНИЭИ” г-н Горизонтов.

И все было бы вполне законно, если бы вдруг не выяснилось, что на практике эта схема работала совсем иначе. Сотрудники ФАПСИ подполковник Китов и майор Счастный отыскали на роль субподрядчика существующую лишь на бумаге фирму “Виктория”. Которая и заключила с “МО ПНИЭИ” договор на выполнение работ. От имени института подпись поставил его руководитель Шарков, а вот за гендиректора мифической “Виктории” Денисова расписался подполковник Китов. Сами работы изначально и в обход закона Китов планировал выполнить исключительно силами своих подчиненных. Поэтому, вероятно, и перечислять деньги на счета несуществующей “Виктории” было никому неинтересно и небезопасно.

Намного интересней было обналичить их и конвертировать в валюту. С этой целью “Виктория” обращается в “МО ПНИЭИ” с просьбой перечислить договорные деньги в один из московских банков на том основании, что якобы имеет перед этим банком задолженность. И, что удивительно, институт деньги в размере ста миллионов переводит. А Китов их получает валютным налом.

В этой операции принимал участие и Горизонтов, поскольку именно он от имени института контролировал данные работы. Половину суммы он оставил у себя до окончательного их завершения и неоднократно интересовался телеграммами, когда именно это произойдет. Однако за деньгами к нему явился уже не Китов, а сотрудники кемеровского ФСБ, возбудившего по этому поводу уголовное дело.

А московские “связисты” освоили еще более прибыльный и, главное, стабильный бизнес. С некоторых пор в столице на всех углах, в подземных переходах, на станциях метрополитена, улицах бойко торгуют трудовыми книжками, дипломами, удостоверениями, бланками – практически любым документом с подписями и печатями. За сто долларов, к примеру, можно купить диплом об окончании медицинского училища. Компетентные органы задались вопросом: кто и каким образом поставляет на московский рынок фальшивые, но очень качественные “ксивы”. Расследование показало: следы ведут в ФАПСИ.

Эта информация подтвердилась, когда у задержанных по подозрению в совершении тяжких преступлений, в том числе членов организованных преступных группировок, находили поддельные документы работников самой спецслужбы. Отличить фальшивки от настоящих документов было довольно сложно.

Экспертиза “липовых” удостоверений показала, что источник их изготовления явно один. После проведения оперативно-розыскных мероприятий по подозрению в изготовлении поддельных удостоверений были задержаны трое: работник одной из московских типографий, сотрудник коммерческой фирмы (бывший работник КГБ, пенсионер) и сотрудник частного охранного предприятия (бывший работник ФАПСИ, уволившийся оттуда за три года до этого). После обыска в двух частных и одной государственной типографиях, а также на квартирах подозреваемых было изъято около 60 вклеек в удостоверения ФАПСИ, около 50 вклеек в удостоверения МУРа, около 70 вклеек в удостоверения правительства Москвы, готовые корочки удостоверений, светокопии клише других документов, листы с напечатанными на них талонами для проезда на городском столичном транспорте, поддельные печати, патроны к пистолету Макарова. Как показали подозреваемые, удостоверения сбывались ими по цене 200 долларов за каждое. Гравер оказался умелым мастером. После беседы с ним сотрудников МУРа он добровольно выдал им всю свою продукцию.

Итак, к ответственности был привлечен не нынешний, а бывший сотрудник ФАПСИ. Но за кадром остался вопрос: как и чьи именно удостоверения попали в руки аферистов и стали основой для тиражирования. Ведь чтобы изготовить фальшивку, требуется оригинал...

Засветились “связисты” и в более громких скандалах. Например, в уголовном “деле статистиков” - возбужденном по фактам тотальной коррупции и крупных хищений в Госкомстате. Следственная бригада Генпрокуратуры выяснила, что в 1996 - 1997 гг. в сомнительных операциях с Госкомстатом участвовало и ФАПСИ. Непосредственными организаторами махинаций со стороны агентства выступали подполковник Боровой и майор Суров. По предварительным данным следствия, первый за свою “работу” получил на руки 10 тысяч долларов, второй - 4 тысячи. Генпрокуратура, впрочем, квалифицировала это не как зарплату, но как тривиальные взятки.

Отметились “связисты” и в скандалах, связанных с именем Дмитрия Якубовского. Именно с благословения Старовойтова в 1992 году скромный старший лейтенант запаса Якубовский был произведен в полковники, затем наделен особыми полномочиями и прикомандирован к Администрации президента. Более того, недавнему старлею чуть было не присвоили звание генерал-майора (уже были подготовлены соответствующие бумаги) – как раз с тех пор его окрестили “генералом Димой”. Между тем уже тогда было известно, что Якубовский нечист на руку и знается со всяческой сомнительной публикой. Против авантюрного решения резко выступили начальник Управления по работе с личным составом Владимир Макаров и его заместитель Николай Бордюжа. Последний вынужден был уволиться из ФАПСИ. Шесть лет спустя, в день назначения Бордюжи главой президентской администрации, пришлось уходить генералу Старовойтову, имевшему репутацию самого непотопляемого из “силовиков”. А незадолго до этого из мест не столь отдаленных освободился генерал Дима, отмотавший срок за хищение с помощью израильских мошенников рукописей из Национальной библиотеки Санкт-Петербурга на сумму не меньше 150 миллионов долларов (афера, вполне сравнимая с алмазной историей “Голден АДА”).

Однако наибольшую известность нашему секретному ведомству принесло уголовное дело, возбужденное против самого финансового босса ФАПСИ генерала Валерия Монастырецкого. Еще в начале 90-х он был простым российским бизнесменом. В марте 94-го Монастырецкий совершенно неожиданно был назначен начальником финансово - хозяйственного управления, в октябре ему присвоено звание генерал - майора. А уже 12 апреля 96-го года он был арестован в своей московской квартире (по данным ФСБ - стоимостью 1,3 миллиона долларов) по обвинению в присвоении вверенного ему имущества и злоупотреблении властью. В начале 97-го обвинение скорректировано: ст. 290 - 4 п. "г" УК - получение взятки в крупном размере, ст. 160 ч.3 п. "б" - хищение имущества в крупном размере, ст. 222 ч. 1 - незаконное хранение оружия и боеприпасов. В уголовном деле фигурируют немецкая компания “Сименс”, московский РАТО-банк и фирма “Роскомтех”, которую возглавляла жена Монастырецкого.

 О махинациях, связанных с этими структурами, сказано и написано достаточно много. Мы же приведем историю малоизвестную и не получившую никакого отражения в материалах уголовного дела. Узнал я о ней от своей нижнетагильской коллеги, журналиста Елены Овчинниковой.

Необычную посылку получил секретарь совета директоров Нижнетагильского металлургического комбината (НТМК) Николай Карепанов в конце июня, сразу после утверждения итогов третьей эмиссии акций. Неведомая московская фирма с многозначительным названием “Урок” направила в уральский город Советский энциклопедический словарь. Правда, слегка подпорченный. В толще страниц фундаментального издания было вырезано отверстие, в которое кто-то заботливо уложил гранату “РГД-5”, прикрепив ее скобу к задней обложке книги. Взрыва, к счастью, не произошло.

Еще одной “бомбочкой” для горожан стала публикация в “Московском комсомольце” откровений хорошо известного в Нижнем Тагиле бизнесмена Вячеслава Кущева о его давней дружбе и общем бизнесе с руководителями Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ) генералами Старовойтовым и Монастырецким (последний находится под следствием по обвинению в финансовых махинациях). Дело в том, что благодаря партнерству с г-ном Кущевым, который действовал, как выясняется, под “крышей” мощной спецслужбы, завод получил многомиллионные убытки и втянулся в череду затяжных судебных процессов...

Руководитель фирм “Импэкс-металл”, “Роскомтех”, “Сискомтех”, “Симако”, “World metal traiders” (Люксембург) и “MKL” (Лихтенштейн) Вячеслав Кущев появился в качестве партнера НТМК еще в 80-х, как чиновник всесоюзного внешнеторгового объединения “Лицензинторг”. Комбинат, традиционно отправляющий около 40 процентов своей продукции за рубеж, не мог миновать этой организации. Переквалифицировавшись в бизнесмены, Вячеслав Алексеевич решил не просто продолжить сотрудничество со сталелитейным гигантом (кстати, входящим в 30 крупнейших мировых производителей металла), но и стать его совладельцем.

В 93-м году ТОО “Импэкс-металл” приобрело на чековом аукционе 5,8 процента акций комбината, а в 94-м, победив на инвестиционном конкурсе, еще 15 процентов. Любопытно то, что средств для покупки пятой части всех акций комбината у г-на Кущева не было, в чем он сам признался в недавнем интервью. Но финансовое положение претендентов на этот лакомый кусок металлургического рынка, как выяснилось, никакой роли не играло, 5 - процентный пакет “Импэкс-металл” получил, взяв в банке ваучерный кредит, а 15 - процентный вообще даром.

Как известно, условием победы в инвестиционном конкурсе являлась самая выгодная для предприятия программа его финансирования. Предложенные г-ном Кущевым 14,5 млн. долларов, естественно, вдохновили руководство комбината, страдавшего от безденежья. Но каким образом недавний чиновник собирался изыскать такую огромную сумму?

Очень просто. Г-н Кущев взял кредит в РАТО-банке (о нем разговор особый), внеся в качестве залога те самые 15 процентов акций, которые он получил под залог будущих финансовых вливаний. Сам ли глава “Импэкс-металла” разработал эту простую до гениальности схему или подсмотрел у других мастеров приватизации по-русски, история умалчивает.

Проблема, однако, состояла в том, что, даже заложив весь приобретенный пакет акций, г-н Кущев не смог наскрести и половины того, что обещал приватизаторам, на счета комбината поступило лишь 2 млн. долларов. Видимо, расчет был на то, что этот первый денежный перевод убедит руководство комбината в состоятельности нового акционера и директор поставит подпись под документами в госкомитет и фонд федерального имущества, подтверждающими, что “Импэкс-металл” вступил в права полного собственника 15-процентного пакета. Но гендиректор Юрий Комратов оказался человеком осторожным и авансом ставить свой автограф не стал.

И был прав. Потому что вскоре выяснилось, что “Импэкс-металл” не выполнил своих обязательств не только перед заводом, но и перед банком, и счета фирмы были заморожены. А НТМК оказался перед близкой перспективой сумасшедших штрафных санкций за нарушение международных контрактов в рамках программы реконструкции, которая утверждалась в расчете на “золотой дождь” от г-на Кущева.

Еще хуже пришлось партнеру НТМК Качканарскому горно-обогатительному комбинату “Ванадий”, чье руководство клюнуло на приманку г-на Кущева и позволило его фирме “Сискомтех” вступить в права собственника после аналогичного инвестиционного конкурса. Потом была затяжная судебная тяжба, и лишь в мае 1998 года пакет акций “Ванадия” вернулся в собственность государства.

В 1994 году произошла весьма странная история с партией металла, которую НМТК при посредничестве г-на Кущева планировал продать китайцам. Из порта Комсомольска - на - Амуре пришло сообщение, что по каким-то причинам партия задержана. Спустя некоторое время комбинат получил извещение от г-на Кущева: заржавевший из-за хранения под открытым небом металл продать невозможно.

Никто, понятное дело, не пошел на транспортные расходы, чтобы доставить испорченную продукцию с Дальнего Востока обратно на Урал. Отвечать за убытки от несостоявшейся сделки пришлось производителю, то есть комбинату. А потом выяснилось, что трейдер, выждав некоторое время, продал “заржавленный” металл в тот же Китай, получив при этом порядка 4 млн. долларов.

Еще одну хитроумную комбинацию г-н Кущев попытался провернуть с пресловутым 15 - процентным пакетом, который содержал 536 тысяч акций. В 95-м году в связи с переоценкой основных фондов уставный капитал комбината увеличился в 401 раз, соответственно потяжелел и заложенный в РАТО-банке пакет: теперь в нем числилось уже 215 миллионов акций. Между тем “Импэкс-металл” не справился с процентами по вышеупомянутому кредиту, и банк в качестве компенсации продал принадлежавшие фирме ценные бумаги.

Дождавшись завершения сделки купли-продажи, г-н Кущев неожиданно для всех заявил свои права на 214 миллионов акций: он посчитал, что банк мог реализовывать только изначально заложенные в нем 500 тысяч акций, а переоценка фондов его не касалась. Разные подходы к арифметике вылились в двухлетнюю судебную тяжбу между заводчанами и их хитроумным партнером. Победили заводчане: точку в споре поставил Федеральный арбитражный суд Московского округа в начале нынешнего лета. А вскоре после этого ответственному сотруднику предприятия пришла смертоносная посылка...

Ничего экстраординарного в приватизационных аферах в сталелитейной отрасли на самом деле нет: похожие вещи происходили и в цветной металлургии, и в других отраслях. Пикантность данной истории в том, что все основные участники вышеописанных комбинаций – “Импэкс-металл”, “Сискомтех”, РАТО-банк – создавались и контролировались руководством крупнейшей российской спецслужбы.

Как следует из признаний г-на Кущева, соучредителями “Импэкс-металла” были начальник финансово-экономического управления ФАПСИ генерал-майор Валерий Монастырецкий и сын главы ФАПСИ Дмитрий Старовойтов. В свете этого факта борьба за акции НТМК означает ни что иное, как попытку главы спецслужбы и его зама по финансам стать совладельцами крупнейшего сталелитейного предприятия страны. Не имея на то ни средств, ни законных оснований.

Многое из того, в чем признается бизнесмен, действительно находит подтверждение. Он утверждает, в частности, что за победу “Импэкс-металла” на инвестиционном конкурсе зампреду Российского фонда федерального имущества Александру Яковлеву за 600 тысяч долларов был куплен коттедж в элитном подмосковном поселке Суханове. Мои источники в РФФИ подтвердили, что Александр Яковлев был вынужден оставить свой пост после того, как начальство узнало о некой “квартирной истории”. О даче, купленной г-ном Кущевым для жены Александра Яковлева (правда, называлась другая сумма – 150 тысяч долларов), сообщил в одном из интервью и Валерий Монастырецкий, в начале лета 1998 года освобожденный из “Лефортова” под подписку о невыезде.

Как бы там ни было, на положении главы ФАПСИ Александра Старовойтова многочисленные, из месяца в месяц публикуемые свидетельства о злоупотреблениях в его агентстве никак не сказались. И если бы в президентскую администрацию не пришел обиженный им когда-то г-н Бордюжа, Старовойтов и по сей день мог бы возглавлять это секретное, но очень предприимчивое ведомство.

Итак, мы видим, что борьба с аферистами и коррупционерами – не та проблема, которой озабочены наши правоохранительные органы. Тем более что многие из них сами активно сотрудничают с новыми комбинаторами. Вспомним хотя бы нежную дружбу алмазного афериста Козленка с руководителями столичного ГУВД, или активную работу отставного контрразведчика Уголькова на грозу российских банков Лернера, или “красную крышу”, которую подмосковные милиционеры и прокурорские работники обеспечивали хозяйке “Властилины” Соловьевой, “кинувшей” вкладчиков на триллион с лишним рублей.

Правоохранители знают: из общего вала преступлений дела, связанные с наиболее серьезными аферами, скорее всего будут отсечены еще на той стадии, когда решается вопрос – возбуждать дело или не возбуждать. Милиционерам надо отчитываться за раскрываемость – им не нужны “висяки”. Им не нужны возвраты из судов на доследование. Крупные махинаторы, на которых работает армия искушеннейших адвокатов, имеющие все связи и средства, чтобы “решить вопросы” – в прокуратуре ли, в суде ли, – обладают огромными шансами уйти от ответственности. Несмотря на все старания самых опытных сыскарей и следаков.

Это доказали: амнистированный по “алмазному делу” Евгений Бычков, избежавшие (убежавшие от) уголовной ответственности Сергей Станкевич и Анатолий Собчак, выпущенный под залог и в итоге амнистированный Григорий Лернер, амнистированные Андрей Догаев и Петр Карпов, всегда привлекаемый всего лишь в качестве свидетеля Андрей Вавилов, бесконечно читающий на домашнем диване тома собственного уголовного дела Алексей Ильюшенко, выпущенный под залог и в итоге амнистированный Юрий Шатыренко.

Сыщик, который вел дело последнего, рассказывал мне, как на одном из допросов Шатыренко иронически заметил: “Вот мы тут с вами сидим, теряем время, гоняем чаи. А в эту самую минуту мои фирмы наварили мне еще миллион баксов”. И это говорил подследственный, который до ареста официально имел только одну работу, только одну должность – председателя Федерального фонда социального страхования. Государственный пост, никакого отношения к личному бизнесу, казалось бы, не имеющий.

Борцы с преступностью все это видят – и встают перед выбором: или раскручивать заранее обреченное дело, получая при этом зарплату в 2 тысячи рублей – или самим подключиться к бизнес-проектам своих классовых оппонентов. И некоторые, увы, подключаются. Как коллега упомянутого сыщика из столичного ГУВД, имеющий полковничьи звезды, но перешедший на куда более высокооплачиваемую работу в “Русское золото” небезызвестного г-на Таранцева. На новом месте полковник проработал недолго: буквально через несколько недель его сразила пуля неизвестного киллера – как раз в те дни, когда в столицу с триумфом вернулся Михась, одержавший убедительную победу в женевском суде присяжных.

Очередную победу. Число побед российских мафиози, аферистов и коррупционеров превышает число поражений примерно в той же пропорции, в какой сумма сворованного из государственной казны и из карманов наших сограждан больше суммы найденного, арестованного и возвращенного. Нам предлагают получить три копейки на рубль бесследно исчезнувшего вклада. Нам предлагают удовлетвориться условным сроком для младшего помощника второго заместителя второстепенного министра городского уровня – одного рядового из целой армии российских коррупционеров.

Когда в этих правилах обнаруживаются исключения – мы скорее теряемся, чем радуемся. Если деньги аферистов все-таки возвращаются – никто не знает, что с этим “нечаянным” богатством делать. Как, например, реализовать сокровища на 2,5 миллиона долларов, которые неожиданно вернул израильский партнер армейского полковника - финансиста Студенникова. Если дело против иного бывшего чиновника все-таки возбуждается - все тут же бросаются искать в этом политический заказ. И находят, как поляки, впервые в новейшей истории давшие политическое убежище россиянину - уличенному в лихоимстве Сергею Станкевичу.

В деле борьбы с экономической преступностью самую главную роль в последнее время играет не прокуратура и не МВД - а экономический кризис. Он сделал госказну настолько тощей, что украсть из нее, конечно, можно, но гораздо сложнее и намного меньше, чем год или два назад. Он так облегчил наши кошельки, что у новых пирамидчиков практически нет никаких шансов завлечь нас в свои сети. Он так возвысил иностранную валюту, что для достижения былых размахов вывоза из страны зеленых купюр требуется воровать в четыре раза интенсивнее – а на это способны далеко не все. Многие выбывают из игры и садятся на скамейку запасных. Или на нары – потому что уже не имеют возможности обеспечить “зеленую смазку” нужных шестеренок в необходимых пропорциях.

Новые комбинаторы слишком активно лезли на вершину политического Олимпа, слишком энергично отпихивали локтями своих недавних партнеров, слишком громко кричали “держи вора”. Они сами вызвали эту лавину. Но накрыла она, увы, не их одних.

Максимов А.А. Бандиты в белых воротничках: как разворовывали РоссиюМ.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999
ISBN 5-04-002634-X


Назад


 


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 06 ноября 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog