Аферы Подделки КриминалКриминал Бандиты в белых воротничках Семь жуликов

Главная ] Вверх ] Прихватизация ] Подарки самим себе ] Свой среди своих ] Реформы под огнем ] Свой фонд-1 ] Свой фонд-2 ] Борис Березовский ] Григорий Лернер ] Бриллиантовое копытце ] Розыск капиталов ] Счета предержащие ] Профзаболевание ] [ Фондовый крупье ] Генерал-стрелочник ] Господин ваучер ] Семь жуликов ] Россия в "голде" ] Россия и Запад ] Явка с повинной ]







 

Бермудский треугольник фондового крупье

Инга Савельева, "Версия", 18-24 марта 2002, № 11 (184) 

 Треугольник был создан не без помощи Запада, но стал причиной исчезновения огромных денег во многом благодаря российским чиновникам. Его вершины можно было бы назвать именами трёх его главных героев: бывшего главы Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ) Дмитрия Васильева, гарвардского экономиста Джонатана Хея и возглавляемой его женой Элизабет Хиберт компании "Паллада эссет менеджмент".

Дмитрий Васильев. А деньги где?
 

Всё началось в 1992 году, когда американский конгресс, "вдохновлённый демократическими переменами в России", принял закон, по которому на техническое содействие нашим либеральным реформам должна была ежегодно выделяться довольно крупная сумма (несколько десятков миллионов долларов). Распределять эти деньги по проектам доверили государственному агентству помощи развивающимся странам USAID. Так возникли знаменитые программы технического содействия Гарвардского института международного развития (HIID), получившего львиную долю денег конгресса, направленных на "помощь реформам в России". Помощь должна была осуществляться в форме работы множества американских советников при ключевых госучреждениях, а также в виде прямого финансирования "структурных реформ". В частности, только на программу создания у нас "цивилизованного фондового рынка" было выделено 40 миллионов долларов плюс около 130 миллионов на смежные проекты. В начале девяностых никто и подумать не мог, что как раз вокруг этих денег и разгорится крупнейший скандал за всю историю Гарвардского университета, в результате которого Гарвард выплатит правительству США 120 миллионов долларов штрафа, сама широко разрекламированная программа помощи окажется одной из самых громких международных афер последних лет, а имя одного из известных российских "младореформаторов" будет фигурировать в деле о международной коррупции.

Гарвардские мошенники

Основные фигуры, проходящие сегодня по делу так называемых гарвардских мошенников, -- это доктор экономики Джонатан Хей и его супруга Элизабет Хиберт (основатель и глава той самой "Паллады"). Хей с 1994 года возглавлял представительство Гарвардского университета в России и одновременно занимал должность советника при руководстве Госкомимущества, а потом и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. Хей был причастен к разработке планов приватизации крупнейших российских компаний. В его руках сосредоточивалась вся информация о приватизационных аукционах, их предполагаемых участниках, о заявленных государством ценах на свою собственность, а также все сведения о рынке ГКО. Точнее, он имел доступ к такой информации опосредованно -- через персону, чьим советником он официально состоял. То есть через Дмитрия Васильева, который входил в очень ограниченное число лиц, которых можно было бы по праву назвать "архитекторами приватизации" или образно -- "крупье фондового рынка". Крупье, который заранее знает, на какие номера выпадет выигрыш. Собственно, использование подобной инсайдерской информации для игры на российском рынке ценных бумаг вкупе с растратой средств конгресса и вменяется американским судом в вину бывшему советнику Дмитрия Васильева Джонатану Хею.

Свой крупье

Дмитрий Валерьевич Васильев родился 13 августа 19б2 года в Ленинграде. Окончил Ленинградский финансово-экономический институт имени Н.А. Вознесенского. В 1985-1990 годах работал научным сотрудником в Ленинградском институте социально-экономических проблем, где был секретарём комитета ВЛКСМ. В 1990-1991 годы -- начальник отдела приватизации Комитета по экономической реформе Ленгорисполкома.

С 1991 по 1994 год -- заместитель председателя Госкомимущества РФ, в котором занимался подготовкой приватизации крупнейших отечественных сырьевых и перерабатывающих компаний. В декабре 1994 года был назначен зампредом Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ) и её исполнительным директором. С 1996 года -- председатель ФКЦБ. И в Госкомимуществе, и в ФКЦБ Дмитрий Валерьевич работал бок о бок с Джонатаном Хеем, считавшимся не только его главным советчиком, но и близким другом. В Госкомимуществе дела Васильева шли относительно гладко, по крайней мере публичных скандалов вокруг его имени не было. Хотя уже тогда американская инвестиционная компания Farallion Fixed Income Associates (FFIA), возглавляемая женой другого гарвардского профессора (тоже проходящего по гарвардскому делу) сумела прокачать через себя с солидной прибылью крупные пакеты таких компаний, как "Газпром", "Ростелеком", "Юганскнефтегаз", "Пурнефтегаз", "Варьеганнефтегаз", "Черногорнефть" и др. Однако на фоне "гарвардских процессов" самый интересный этап деятельности Васильева -- его руководство ФКЦБ. В 1996-1997 годах через её бюджет прошло не менее 182 миллионов долларов, которые пошли на уже упомянутую "структуризацию" рынка ценных бумаг. На что конкретно были потрачены эти деньги, в 1998 году пыталась выяснить комиссия Главного управления федерального казначейства (ГУФК) совместно с налоговой полицией, однако три последовательные попытки получить доступ к документам ФКЦБ были пресечены её председателем. Проверяющим фатально не везло. Случалось, что в момент прихода чиновников контролирующих инстанций в здании ФКЦБ выключался свет.

Тем не менее комиссии удалось установить, что средства подконтрольного ФКЦБ Федерального общественного государственного фонда по защите прав вкладчиков и акционеров в размере 34 миллионов долларов в рублёвом эквиваленте пошли в основном на "поощрение чиновников и финансирование развития указанного ведомства" (из письма главы управления Минфина по регулированию денежного рынка министру финансов Задорнову). А 50 миллионов из того же фонда было "инвестировано по прямому указанию главы ФКЦБ в компанию "Паллада эссет менеджмент", на 100 процентов контролируемую американским капиталом" в лице Элизабет Хиберт (письмо Михаила Задорнова премьер-министру Виктору Черномырдину). Парадоксальная ситуация при Васильеве сложилась и с подчинённым ему Федеральным общественным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров, из недр которого, по данным Счётной палаты, обманутым вкладчикам было выплачено всего лишь чуть более 17 тыс. долларов, тогда как только МБРР дал фонду на эти цели 31 миллион долларов. В общем, крупный скандал вокруг имени руководителя ФКЦБ назревал не по дням, а по часам. Но тут карты контролирующих инстанций смешал августовский дефолт, и г-н Васильев вышел из этой мутной воды абсолютно сухим.

Ужель та самая Паллада?

"Паллада" -- вот ключевое слово, ради которого было сделано всё предыдущее лирическое отступление в нашем повествовании о гарвардских мошенниках. "Паллада эссет менеджмент" стала первым паевым фондом, получившим лицензию для операций на российском рынке ценных бумаг. "Паллада" же, о которой раньше не слышал никто, получила в управление и средства из упомянутого Фонда вкладчиков и акционеров. Почему? Может быть, потому что во главе новой трастовой структуры стояла жена гарвардского советника Васильева Джонатана Хея? Не знать об этом Дмитрий Валерьевич просто не мог -- по свидетельству многих его сослуживцев, Хей и Васильев дружили домами. Не мог не знать глава ФКЦБ и другого важного факта: в соглашении между Гарвардом, американским и российским правительствами подчёркивалось, что участники гарвардских программ помощи не имели права "ни в какой форме -- ни прямо, ни опосредованно -- заниматься бизнесом в стране пребывания и ни прямо, ни косвенно инвестировать в её экономику". И всё же вопреки этому "Паллада" стала крупнейшей компанией на российском рынке паевых инвестиционных фондов. 

И всё было бы гладко в сотрудничестве гарвардских советников и председателя отечественного ФКЦБ, если бы не активность американского правительства, в конце 1997 года вдруг выяснившего, что условия гарвардского соглашения не выполняются и что (о, ужас!) деньги американских налогоплательщиков прокручиваются родственниками уважаемого доктора экономики в финансовой пирамиде российских ГКО и используются в ходе приватизационных спекуляций. По иску USAID было начато следствие, в ходе которого выявились факты несомненного использования гарвардскими советниками во главе с Хеем инсайдерской информации, полученной ими в процессе работы в ФКЦБ, что по американским законам приравнивается к банальному воровству Сразу нескольким участникам программы технического содействия было предъявлено обвинение в мошенничестве, а Гарварду - в преступной халатности но отношению к использованию средств американского конгресса и "подрыве веры в добрые намерения Соединённых Штатов". Статьи о гарвардском скандале появились в крупнейших деловых изданиях США -- The New York Times, The Wall Street Journal, Boston Globe и The Nation. Под президентом Гарвардского университета Лоренсом Саммерсом закачалось кресло, все гарвардские программы помощи были немедленно закрыты, а Институт международного развития распущен. Суд США спасал Россию от мошенников, которых "не заметили" сами высокие российские чиновники.

Собственно, этот и другие случаи использования американскими бизнесменами коррупции для достижения своих корыстных целей за рубежом подняли целую волну негодования в западной прессе. The Economist, например, сравнил коррупцию с червем, который разрушает американский бизнес изнутри, несмотря на то что США первыми в мире приняли закон о борьбе с международной коррупцией (Foreign Corrupt Practices Act). Кстати, именно этот закон объявляет подсудными те отношения, которые возникли между "Палладой" и бывшим главой ФКЦБ Дмитрием Васильевым. 

Подсчитали - прослезились... 

Итогом первого процесса "США против Гарварда" стала выплата последним конгрессу 120 миллионов долларов в виде компенсации за потери и штрафа. Второй процесс разворачивается на глазах у всей Америки вот уже в течение последних двух лет. Пока его материалы не преданы гласности, однако в прессу уже просочились сведения о том, что "Паллада" регулярно переводила деньги на счёт Дмитрия Васильева в американском Riggs Bank (об этом неоднократно сообщали и российские информационные сайты дни.ру и флб.ру). Правда это или дешёвая сенсация - предстоит решить американскому суду А вот выводы из этих решений неплохо бы сделать российским правоохранительным органам и нынешнему руководству ФКЦБ, которое и по сей день почему-то хранит молчание но поводу "гарвардского скандала".

Пока же ясна только материальная сторона деятельности "гарвардской команды" в ФКЦБ: по назначению не было потрачено ни копейки из тех 40 миллионов долларов, которые конгресс США ассигновал на помощь нашему фондовому рынку. Подвергаются сомнению и остальные гарвардские траты в России -- около 130 миллионов. Мошенничество "гарвардских мальчиков" стало настолько очевидным и неприлично наглым, что даже не заметившие его в своё время правоохранительные структуры на эту тему предпочитают отмалчиваться. Да и какое им, собственно, дело до заокеанских жуликов? Но почему бы наконец не разобраться со своими?..

Русский акцент в "гарвардском" деле

 Расследование дела о "гарвардских мошенниках" может повредить репутации бывшего председателя ФКЦБ Дмитрия Васильева. Судя по сообщениям американской и российской прессы, расследование "гарвардского скандала", вскрывшего масштабные хищения средств конгресса США, выделенных на помощь России, вошло в решающую стадию. Второй процесс по этому делу (первый проходил в 1998 году и стоил Гарвардскому университету 120 миллионов долларов штрафа) окончательно определил круг замешанных в махинациях лиц. Главными действующими лицами оказались бывший представитель Гарварда в России Джонатан Хей и его жена Элизабет Хиберт, основавшая и по сей день возглавляющая крупнейший на российском рынке паевой фонд "Паллада Ассет Менеджмент".

 

Оба этих имени тесно связаны с фигурой бывшего председателя ФКЦБ Дмитрия Васильева, возглавлявшего это ведомство до октября 1999 года, а с 1991 по 1994 год занимавшего пост зампреда Госкомимущества. Джонатан Хей с 1992 года был официальным советником Васильева на обеих должностях и имел доступ к конфиденциальной информации о планах приватизации крупнейших российских компаний, а также участвовал в подготовке ключевых законодательных актов, регулирующих фондовый рынок. Это, как оказалось, дало ему и его жене колоссальные преимущества в торговле ценными бумагами и ГКО. Между тем по американским законам участие в официальной программе помощи конгресса США исключало для него ведение любого бизнеса в стране пребывания.

Кроме нарушения этого требования его обвиняют в мошенничестве, использовании государственных средств (около 40 миллионов долларов) в личных корыстных целях, а также в разглашении инсайдерской информации. Последний пункт как раз и заставляет американцев задуматься, не был ли причастен Дмитрий Васильев к махинациям гарвардцев, ведь именно он был для Хея главным источником эксклюзивной информации, сообщает газета "Версия". 

Второй немаловажный повод задуматься о возможной причастности бывшего председателя ФКЦБ к незаконной деятельности Хея -- сверхбыстрое лицензирование "Паллады", возглавляемой женой профессора Элизабет Хиберт. Обычно процесс регистрации в ФКЦБ паевого фонда занимает месяцы, однако в случае с компанией Хиберт было сделано явное исключение -- ее бумаги оформили в считанные дни. 

Газеты Moscow Times и "Стрингер" даже утверждали о наличии у них заслуживающих доверия сведений о существовании в одном из американских банков (Riggs Bank) личного счета Васильева, куда со счетов "Паллады" регулярно переводились деньги. В то же время в США существует закон (Foreign Corrupt Practices Act) о запрещении американским бизнесменам вступать в подобные отношения с должностными лицами других стран, что делает возможным привлечение Дмитрия Васильева к американскому суду как минимум в качестве свидетеля.

К периоду деятельности Дмитрия Васильева, по сообщению той же "Версии", на посту зампреда Госкомимущества относится и другой "гарвардский" контакт. Жена одного из друзей Джонатана Хея, проходящего по тому же громкому делу, возглавляла американскую инвестиционную фирму Farallion Fixed Income Associates (FFIA), заработавшую сотни миллионов долларов на спекуляциях акциями приватизируемых российских компаний и поражавшую других участников рынка своей невероятной информированностью. Если хотя бы некоторые из этих подозрений окажутся обоснованными и выстроятся в цепочку неопровержимых доказательств, то Дмитрий Васильев может быть призван (в лучшем случае) к даче свидетельских показаний против "гарвардских мошенников".

При таком развитии событий пострадает не только реноме бывшего руководителя ФКЦБ, но и общая инвестиционная репутация России, что не может не повлечь за собой снижение интереса американских игроков к нашему фондовому рынку. Если дела обстоят именно так, а не иначе, то возникает несколько важных вопросов: почему, например, ФКЦБ никак не комментирует упомянутые публикации, почему российские контрольные органы хранят по этому поводу молчание и почему сам г-н Васильев не выступает с разъяснениями по поводу все ширящегося "гарвардского" скандала?

"Российская газета", 02.04.2002

Ссылки по теме:


Назад • Далее



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 07 мая 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog