Аферы Подделки КриминалКриминал Уголовная империя Уголовная империя-2

[Главная] [Вверх] [Куда увозят общаки] [Тюремный телеграф]




автобусы китайские, электрошокер купить

 

Тюремный телеграф

В центре Москвы укрытая от посторонних глаз стенами соседних жилых домов располагается древняя Бутырская тюрьма. Тот, кто попадает во внутренний тюремный двор, видит четырехэтажное здание, оплетенное как паутиной сетью канатов, которая постоянно шевелится, переправляя из камеры в камеру “малявы” и грузы.

"Лешка, приветик, родной! Искренне буду рад застать тебя в добром здравии и хорошем расположении духа. Почему молчишь, ничего не пишешь? Чирканул бы пару строк”, — примерно такими церемонными и напыщенными фразами начинаются послания, идущие по “дороге”.

Бутырская тюрьма. Тюремная почта.

“Дорогой” российские заключенные называют тюремный телеграф — хитроумную систему связи, позволяющую им общаться друг с другом, невзирая на разделяющие их стены, решетки и охрану. На казенном языке тюремной администрации это называется “межкамерная связь” и считается серьезным нарушением режима содержания осужденных. Тюремному телеграфу столько же лет, сколько и тюрьме, которую он, с позволения сказать, обслуживает. Если взять, к примеру, известную всему миру Бутырку, то бутырской “дороге” около двухсот пятидесяти лет, поскольку именно таков возраст самой тюрьмы. Тюремный телеграф — это система плетеных канатов, которые как паутина опутывают ту часть здания тюрьмы, которая выходит во двор. Канаты протягиваются от окна одной тюремной камеры к другой и далее так, что все камеры находятся как бы в одной связке. Откуда бы не было отправлено сообщение, оно обязательно найдет адресата, если только он находится в одной из камер тюремного корпуса. С одной стороны на послании, как правило, указывается номер камеры и имя отправителя, на другой стороне пишется номер камеры и имя либо прозвище получателя. Таким образом, если “малява” (так заключенные называют свои тюремные записки) не находит адресата, она возвращается к отправителю.

На “дороге” работают специально обученные этому делу зеки — “дорожники”. Каждый из них держит в памяти план тюрьмы. Через некоторые камеры проходит сразу несколько ответвлений “дороги”. С какой бы стороны не прибыла “малява”, “дорожник”, увидев конечный адрес, должен безошибочно привязать ее к нужному канату, ведущему именно в ту сторону, в которой располагается указанная камера. После того, как “малява” привязана, канат перетягивается в соседнюю камеру. Вместе с ним перемещается и все то, что уже было к нему прикреплено ранее. Идея очень проста и в то же время универсальна. 

На протяжении многих лет механизм деятельности тюремного телеграфа остается практически неизменным. Он позволяет заключенным обмениваться не только личными посланиями и грузами, в числе которых товары и деньги так называемого “общака”, но и согласовывать поведение изолированных друг от друга подельников для того, чтобы ввести в заблуждение следствие. Чтобы следователь им поверил, показания всех подозреваемых должны быть одинаковыми и не расходиться даже в незначительных мелочах.

“Дорога” — это единственный способ неподконтрольного общения заключенных. Пресечение межкамерных связей и выявление причастных к ним лиц — одна из первостепенных задач администрации любого СИЗО. Но сделать это очень не просто. Канаты, связывающие камеры в единое информационное поле, плетутся самими заключенными. Работники тюрьмы могут, конечно, ворваться в камеру, чтобы их оборвать, но вместо них сразу же появятся новые. Зеки моментально изготовят их из распущенных на нитки предметов одежды. Хитроумные зеки постоянно меняют маршруты своей “дороги”, для того чтобы охране было сложнее отследить пути перемещения “общака”, У администрации тюрьмы, как правило, есть подробный план межкамерных связей, со всеми возможными вариантами, но это мало что меняет.

За причастность к работе на “дороге” существует наказание — карцер. Но поймать “дорожника” с поличным — дело непростое. Пока работники СИЗО, ворвавшиеся в переполненную людьми камеру, бегут от ее двери к окну, “дорожники” почти всегда успевают оборвать и выбросить канаты, недавнее существование которых доказать невозможно. Существует один очень эффективный способ борьбы — очистить от заключенных несколько камер подряд, но в условиях катастрофического перенаселения тюрем сделать это невозможно. Некуда девать людей из отселенных камер. Ведь ныне в камерах, рассчитанных на 26 человек, содержится по 80 заключенных. Иногда и больше.

Есть, правда, и еще один метод ведения боя с “дорогой”. Окна камер загораживаются не только решетками с крупными и мелкими ячейками, но и наружным “намордником” (навесным карнизом). За сорок лет своего существования это изобретение не помогло разрушить межкамерные связи. Зато вскоре после введения этого новшества началось победное шествие тюремного туберкулеза. Ведь “намордники” затрудняют доступ в камеры свежего воздуха и солнечного света. А тюремный телеграф работает, невзирая на прогуливающихся под ним людей в форме. Так было, так есть и так будет до тех пор, пока существуют узники и те, кто их охраняет.

Алексей Рафиев, ИнтерПолиция, № 10 - 2000

Также смотри главу "Тюремная почта" из серии Уголовная империя




При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 09 апреля 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog