Криминал Уголовная империя Воры в законе. XXI век

Главная ] Вверх ] Шакро Молодой (Захари Калашев) ] Дед Хасан (Аслан Усоян) ] [ Ошибка Япончика ] Ониани - 10 лет строгого режима ] Укроп на могилу Деда Хасана ] Врага Деда Хасана наказали ] Третья воровская война ] Ворам закон не писан ] Уходящие в натуре ] Воры в законе Украины ]






 

Вячеслав Иваньков - Япончик

Ошибка Япончика

Лариса Кислинская © "Версия", 27.06.2000 г.

Самому известному российскому вору в законе Московская городская прокуратура предъявила заочное обвинение в совершении двойного убийства.

Япончик в нью-йоркском ресторане с верной подругой Фаиной Комиссар

Сыщикам Московского уголовного розыска удалось доказать, что Вячеслав Иваньков, отбывающий сейчас в США срок за вымогательство, в феврале 1992 года лично во время ссоры в одном из московских ресторанов, что в Кузьминках, практически в упор из пистолета Макарова застрелил двух турецких граждан, третий турок был тяжело ранен, но выжил.

Подробности этого дела, а также имена пострадавших держатся в тайне. Это и понятно: единственным свидетелем обвинения может стать выживший турок. Спутник Япончика - его давний подельник Вячеслав Слива недавно умер от рака (См. "Конец эпохи старых воров"). Он попал в поле зрения муровцев так же, как и Японец, в начале 70-х годов. Оба входили в банду родоначальника отечественного рэкета по кличке Монгол

Из досье «Совершенно секретно»:

Монгол – он же вор в законе Геннадий Карьков, 1930 года рождения. Особо опасный рецидивист. Умер в 1993 году. В конце 60-х сколотил крупное бандитское формирование. Из 32 членов банды семь были женщины.

Выдавая себя за работников МВД, члены банды Монгола выколачивали деньги у торговцев антиквариатом, спекулянтов и сбытчиков наркотиков. Именно Монгол заметил юное дарование – Вячеслава Иванькова.

Из досье «Совершенно секретно»:

Вор в законе Вячеслав Иваньков. Уголовные клички: Япончик, Японец. Неоднократно судим: в 1974 году по ст. 196 ч. 3 УК РСФСР; в 1976 году по ст. 145 ч. 2, ст. 191 ч. 2 УК РСФСР с отбытием наказания в психиатрической больнице тюремного типа в Смоленске; в 1982 году по ст. 146 ч. 2 пп. а, б, ст. 218 ч. 1, ст. 196 ч. 1 УК РСФСР на 14 лет лишения свободы; в 1986 году по ст. 193 ч. 2 УК РСФСР; в 1988 году по ст. 110 УК РСФСР. То есть Иваньков был судим за использование заведомо ложного документа; грабёж, сопряженный с насилием; посягательство на жизнь сотрудника милиции; разбой с применением оружия, совершённый по предварительному сговору группой лиц; незаконное ношение оружия; угрозу насилия в отношении гражданина, выполняющего общественный долг; умышленное тяжкое телесное повреждение.

В конце января 1997 года в Нью-Йорке был оглашён приговор - за вымогательство и фиктивный брак Иваньков был осуждён на шесть лет лишения свободы. Отсидел он почти половину срока. После экстрадиции на родину в связи с вновь открывшимися обстоятельствами Япончик будет заключён под стражу.

Нет смысла пересказывать историю самого знаменитого «законника» – она известна почти всем. Для меня же Иваньков - целая эпоха в журналистской жизни. Когда-то, в 1987 году, начиная писать о нашей организованной преступности, я впервые рассказала о его «подвигах» – драках с применением огнестрельного оружия (это в 70-х то годах!); вооружённых налётах, «разгонах» и закатывании неугодных в асфальт. Но тогда Японец (старые муровцы, давно вышедшие на пенсию, уверяют: кличка Япончик возникла позднее, под влиянием мифов о Мишке - Япончике; Иваньков же имел погоняло - Японец) казался далёким литературным героем и сидеть ему, казалось, ещё много - много лет…

Вячеслав Иваньков крестит в нью - йоркской церкви сына вора в законе Миши Питерского

В 1991 году услышав, что он освободился досрочно, поняла: за этим должны стоять интересные люди. Так оно и получилось. Цикл публикаций о Япончике в начале 1992 года породил долгие «взаимоотношения» с  входившим когда-то в его банду Отари Квантришвили, многолетние суды с Иосифом Кобзоном. Так или иначе на публикации реагировали почти все герои. Так, в своё время звонили от одного из заступников Япончика – председателя Комиссии по правам человека при Верховном Совете РСФСР Сергея Ковалёва.

И лишь один человек молчал. Это и понятно: в деле о досрочном освобождении Япончика он оставил самый заметный документальный след, а потому ему нечего сказать, чем именно его так глубоко взволновала судьба особо опасного рецидивиста. Это заместитель председателя Верховного суда России, председатель коллегии по уголовным дела ВС РФ 66 - летний Анатолий Меркушов. 21 января 1991 года именно Меркушов, занимавший тогда всё ту же должность, внёс протест в президиум Мосгорсуда о пересмотре дела Иванькова.

Для справки: в год зампред Верховного суда России вносит не более десяти протестов за своим именем. Уж не знаю, чем пленил Вячеслав Кириллович столь высокопоставленного судью, но по чистой случайности Мосгорсуд получил характеристику на Япончика, в которой говорилось, что он – злостный нарушитель режима и применять к нему гуманный акт помилования преждевременно, а потому протест Меркушова остался без удовлетворения.

Тогда Анатолий Егорович вносит второй протест по делу Иванькова уже в свою судебную коллегию, то есть своим подчинённым, – они с просьбой начальника согласились.

Казалось бы, случайность. Но точно по такому же сценарию Меркушов чуть позже освободил трёх лидеров московского преступного сообщества – «чеченская община» – Руслана Атлангериева, Хожу Нухаева и Гену Лобжанидзе. И об этом я тоже писала в своё время.

Каково же было удивление, когда об Анатолии Егоровиче Меркушове пришлось вспомнить в связи с нашумевшими уголовными делами последнего времени.

Наверняка всем памятны недавние взрывы у приёмной ФСБ, на Ваганьковском кладбище, подрыв памятника Николаю II в Мытищах и минирование памятника Петру I в Москве. Сообщалось: ко всем терактам причастны члены РВС (Революционно-военный совет) и НРА (Новая революционная альтернатива). Помнится, показывали по телевидению задержание одной из самых зловещих фигуранток этого дела – Ларисы Щипцовой - Романовой. Потом, помнится, сообщалось: она опять на свободе.

Когда я узнала, что 26-летняя Лариса – родная внучка Анатолия Меркушова, то решила узнать подробнее, как складывается её судьба. В пресс-службе УФСБ по Москве и области комментировать до решения суда уголовные дела членов РВС и НРА -- именно к этим организациям тяготеет «анархистка» (так она себя называет) Романова -- отказались.

Но тем не менее от наших источников стало известно следующее. Лариса  Щипцова, по мужу Романова, прежде чем попасть в поле зрения московских компетентных органов, была осуждена 20 июля прошлого года Первомайским райнарсудом Краснодарского края на четыре года лишения свободы по ст. 222 ч. 2 (хранение оружия и боеприпасов); ст. 223 ч.2 (изготовление взрывчатых веществ в составе орггруппы) и ст. 228 ч.1 (незаконное хранение наркотиков) УК РФ.

Протест её адвокатов судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда оставила без удовлетворения. Затем стали происходить удивительные вещи. Через несколько дней после этой коллегии председатель суда А.Чернов утром 1 сентября вылетел в Москву. Вернулся тем же вечером. На следующий день по протесту всё того же председателя суда судебная коллегия с этим же председателем приговор в отношении Романовой пересматривает. И оказывается, что за весь букет преступлений Лариса получает четыре года условно с испытательным сроком. Видимо, Москва произвела на Чернова  сильное  впечатление.

Испытание свободой девушка явно не выдержала. Вскоре она попала в поле зрения оперативно-следственной группы, занимающейся расследованием нашумевших взрывов. Ей было предъявлено обвинение в соучастии в организации взрыва у приёмной ФСБ в 1998 году. При обыске, как и год назад, опять нашли наркотики. И хотя Романовой инкриминировались уже знакомые ей ст. 222 ч. 2, 223 ч. 2, 208 ч. 1 и ещё дополнительно ст. 205 (терроризм) УК РФ, суд под предлогом того, что она ждёт ребёнка, изменил ей меру пресечения. В это же время один из адвокатов по делу РВС весьма самоуверенно заявил: какие бы приговоры ни выносили суды первой инстанции, при кассации они будут отменены. Интересно, на что он намекал?

Как стало известно, Лариса Романова, нигде никогда не работавшая любительница революции, не чуждая наркотикам, – давняя боевая подруга всех членов РВС-НРА. Видимо, и про своего влиятельного дедушку не раз рассказывала.

Сейчас Романова вместе с ребёнком сидит в ожидании приговора в женской тюрьме в Капотне. И, говорят, её мама -- Галина Анатольевна, в девичестве Меркушова, очень рада этому обстоятельству. Вместо революции, наркотиков и всякой другой дребедени, которой люди начинают заниматься от безделья, Лариса теперь больше внимания уделяет своему заброшенному ребёнку, который, как говорят, подолгу не кормленный ждал раньше маму с революционных сходок.

Но вернёмся к нашему герою.

Вот так неожиданно оказались связанными вместе имена 26 - летней Романовой и 60 - летнего Иванькова.

Вячеслав Иваньков, человек очень самоуверенный, допустил несколько ошибок. Когда-то он сказал: «Что такое МУР? Я в городе хозяин». МУР посадил его в 1981 году и раскопал старые грехи в 2000-м. В США он допустил ещё одну оплошность. Сотрудники ФБР, работавшие вместе с нашими сыщиками по делу Японца в Нью-Йорке, рассказали мне, что в одном из телефонных разговоров Иваньков бросил неосторожную фразу: «Братва, -- говорил он кому-то на российском конце провода, -- я подготовил здесь для вас плацдарм». Эту фразу Америка сочла угрозой своей национальной безопасности...

У заместителя председателя Верховного суда России Анатолия Меркушова много дел впереди. Во-первых, предстоит суд с участием его внучки. Это святое. Суд ждёт в Москве и Япончика. Тоже не чужой человек. На подходе -- суды над чеченскими бандитами. Опыт уже есть. И наконец, у внучки Ларисы растут дети, и они должны кушать.

Главное: нашей национальной безопасности ничто не угрожает.В начало страницы

Тернистый путь к воровской славе

Кто и как помог Иванькову - Япончику стать "королем" рэкета мировой величины

Вячеслав РАЗИНКИН, Алексей ТАРАБРИН, 1998 г.

Из оперативного меморандума ГУУР МВД СССР

"В январе 1972 года в Москве была разоблачена организованная преступная группа, возглавляемая Карьковым Геннадием Александровичем, 1930 г.р., известным "вором в законе" под кличкой "Монгол" (ныне покойный). Наиболее активными участниками преступной группировки Монгола были Иваньков Вячеслав Кириллович, 2 января 1940 года рождения, уроженец г. Москвы, уголовная кличка "Япончик", и Быков Владимир Васильевич, 1937 года рождения, уголовная кличка "Балда". Последний был приговорен к 13 годам лишения свободы. "Япончику" удалось уйти от наказания".

Из документов МВД СССР:

"...В 1965 году Иваньков был доставлен в отделение милиции по месту жительства за попытку совершения карманной кражи. При задержании оказывал сопротивление сотрудникам милиции, буйствовал. Направлен для прохождения стационарной судебно-психиатрической экспертизы в больницу имени Кащенко, где ему поставили диагноз: "страдает хроническим психическим заболеванием в форме шизофрении, невменяем в отношении инкриминируемого ему деяния, нуждается в направлении на принудительное лечение". В больнице на экспертизе Иваньков находился с 5 апреля по 18 июля 1966 года. Узнав диагноз, он резко изменил свое поведение: активно общался с окружающими, участвовал в настольных играх, читал книги, приветливо встречал жену при ее посещениях, проявлял привязанность к сыну, интересовался решением суда..."

Из документов МВД СССР:

"...В начале 1980 года Иваньков В. сплотил вокруг себя преступную группу из числа ранее судимых лиц: Быкова Владимира Васильевича, 1937 года рождения, Сливы Вячеслава Маракуловича, 1944 года рождения, Сосунова Асафа Евдаевича, 1938 года рождения. Входили в нее и братья Квантришвили Амиран (профессиональный игрок в карты) и Отари (бывший спортсмен). Участники преступной группировки, используя удостоверение и форму сотрудника милиции, а также огнестрельное оружие, производили самочинные обыски у дельцов теневой экономики, живущих на криминальные доходы, похищая у них ценности и деньги, в некоторых случаях совершали квартирные кражи. Помимо этого, имея широкий круг осведомителей, среди зажиточной интеллигенции и госчиновников бандиты выявляли лиц, располагающих крупными суммами денег и ценностями, вступали с ними в контакт, затем обманным путем увозили их на автомашинах за пределы г. Москвы или доставляли в явочные квартиры, где, применяя физическое насилие (нанесение побоев, изощренные пытки), добивались от жертв выдачи денег и ценностей".

Из документов МВД СССР:

"...После выписки из психиатрической больницы Иваньков состоял под наблюдением психоневрологического диспансера... Работал фотолаборантом, тренером в детской спортивной школе. В 1974 году получил 2-ю группу инвалидности по психическому заболеванию бессрочно. Одновременно Иваньков вел активный образ жизни, часто посещал рестораны, имел широкий круг знакомых. В марте во время драки в ресторане "Русь" в г. Москве Иваньков был задержан. При производстве обыска у него были обнаружены и изъяты поддельные документы (паспорт и водительское удостоверение). В период следствия по уголовному делу с 5 июня по 13 августа 1974 года Иваньков находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе в Институте имени профессора Сербского, где комиссия пришла к заключению, что он "психическим заболеванием не страдает, вменяем в отношении инкриминируемых ему деяний, высказывания о "преследовании" носят симулятивный характер". 18 ноября 1974 года Иваньков был осужден по ст.196 ч.3 УК РСФСР за использование поддельных документов к 7 месяцам 15 дням лишения свободы и был освобожден из-под стражи в зале суда в связи с отбытием срока наказания. За драку - групповые хулиганские действия - привлечен не был. Используя коррумпированные связи, Иваньков сумел уйти от полной уголовной ответственности. В период следствия и суда Иваньков содержался под стражей в Бутырской тюрьме, где был посвящен в сан "вора в законе" находившимися там "ворами". Его клички: "Ассирийский Зять", "Япончик"..."

Мастер "разгона"

Ближе к вечеру в дежурной части одного из московских отделений внутренних дел раздался телефонный звонок. Он, можно сказать, вскоре поставил на уши почти всю столичную милицию. Уж уголовный-то розыск точно.

-- У меня украли машину, -- пожаловался потерпевший. -- И хотят, чтобы я ее купил...

-- Кого купили? -- не понял дежурный.

-- Свою машину.

-- Если это глупый розыгрыш, то имейте в виду, что он для вас плохо кончится. Наш разговор записывается на пленку, а специальное устройство определит ваш номер, -- блефовал по-черному дежурный.

В то время определителей телефонных номеров типа распространенных сегодня аонов было раз, два и обчелся. Ими под большим секретом пользовались только спецслужбы, но не милиция. Далее опытный страж порядка поступил так, как предписывала действовать в таких случаях инструкция.

- Такие вопросы по телефону не решаются. Приходите в отделение. Приносите заявление. Разберемся... Но для начала хотя бы назовите себя. Кто вы такой? Адрес?

В ответ потерпевший вкрадчиво добавил такое, от чего милиционер даже привстал на стуле. Он назвал имя и фамилию известного всей Москве человека, администратора популярного столичного театра.

Потерпевший в отделение пришел в тот же вечер. Написал заявление. Об этом тут же доложили чуть ли не на самый верх. В те времена ответственность на себя брали с еще большей неохотой, чем сегодня. Жесткая команда привела скрытые милицейские пружины в действие. Было установлено, что странный вор, который продавал угнанную им машину хозяину, оказался для МУРа фигурой известной. "Продавцом" был Иваньков Вячеслав Кириллович.

Шел 1976 год. Операцию по изобличению и задержанию Иванькова проводили по привычной схеме - захват преступника на месте преступления. От потерпевшего было известно, где и когда должна была состояться передача денег. Там организовали засаду. Близлежащую территорию перекрыли, поставив заслоны на всех путях подхода и отхода. Но в самый решающий момент Япончик переиграл оперативников. Он почувствовал подвох. И подъезжая к "подсадной утке", которой было доверенное лицо пострадавшего, вместо того чтобы остановиться и взять деньги, сделал круг, а потом стремительно набрал скорость и пронесся мимо. Его преследовало несколько автомашин, началась стрельба, как в голливудских боевиках.

Надо отдать ему должное - машину Иваньков гнал отменно. На бешеной скорости ловко закладывал на поворотах лихие виражи. От "хвоста" пытался оторваться как профессиональный гонщик. Это ему почти удалось, но преследователи применили оружие, три колеса машины Япончика оказались простреленными. Япончик бросил легковушку, стал отстреливаться. Это несколько сбило пыл преследователей, и он не замедлил этим воспользоваться - скрылся. В брошенной автомашине нашли напуганную насмерть девицу - она забилась между сиденьями на полу. Рядом валялся нож, которым, как выяснилось, лихой водитель угрожал ей, используя в качестве заложницы.

После провала операции начальство устроило грозный разнос. Сотрудники милиции прочесывали районы возможного появления Япончика. На его явочных квартирах устроили засады. Теперь его можно было брать не колеблясь, за ним тянулся целый шлейф преступлений: разбой, хранение и использование оружия, сопротивление милиции со стрельбой - по тем временам большая редкость и чрезвычайная наглость. Любой суд без проволочек за подобные деяния вкатал бы достаточно приличный срок. Но вкатывать его было некому, преступник исчез.

Поиски Япончика продолжались более полугода. Безрезультатно. И вдруг он заявился в милицию сам. Нет, не сдаваться пришел, а продолжать поединок. Как оказалось, это время он потратил на подготовку алиби. Правосудию был предоставлен материал, будто преступник вовсе не он, а коварный администратор, который "кинул" приятеля Иванькова при покупке автомашины. Эту версию подтверждали сразу несколько человек, в том числе давняя пассия Япончика Каля Никифорова, авторитетная в уголовном мире цеховичка. Она в тот момент уже отбывала наказание за торговые и валютные махинации, но даже из зоны дала свидетельские показания. Это отчасти сбивало с толку, ведь встретиться и все обговорить они не могли. Кроме того, суду предстояло, прежде чем выносить приговор, разобраться с жалобой Иванькова по поводу здоровья. Его направили на судебно-медицинскую экспертизу. Авторитетная комиссия признала подследственного душевнобольным, инвалидом второй группы, к тому же и адвокат умело построил защиту, добившись, чтобы статья 146 (разбой) отпала. Кстати, адвокатом Иванькова на этом процессе был Генрих Падва.

Надо сказать и о том, что в суде не подтвердилось за Иваньковым хранение и применение оружия: оперативникам не удалось найти на месте перестрелки гильзы. Тут не обошлось без прокола со стороны следствия, как и при попытке задержания, когда операция была проведена неграмотно.

В результате за Япончиком осталось обвинение лишь по одной легкой статье, где наказание не превышало трех лет. Теперь лишним балластом оказалось заключение о его душевном недуге. Для милиции, которой он достаточно крепко насолил, это было козырной картой. Разыгрывая ее, Иванькова можно было держать в больнице достаточно долго. Таким образом, давшаяся Япончику с таким трудом победа оборачивалась чуть ли не поражением. Это было не в его характере, и он написал заявление о своей симуляции душевной болезни.

Читая дальше между строк старых милицейских отчетов, можно найти еще много интересных деталей. Например, искусство смены диагнозов объяснялось отчасти тем, что хорошая подруга Япончика работала в клинике нервных болезней имени Сеченова. Она могла запросто поделиться медицинскими познаниями в области неврозов. Кстати, существует негласное правило, по которому "вор" должен уметь "косить под дурака" или отлично симулировать любое иное заболевание, обеспечивающее снисхождение правосудия. Этому специально учат, на это натаскивают, ради этого подделываются и подтасовываются документы об ушибах головы, о трудном детстве, о травмах в юности. И от всего этого в нужный момент можно отказаться... После того процесса о способностях Япончика красиво провести "разгон", то есть операцию по выбиванию так называемых долгов (сегодня это называется рэкетом), а затем уйти от ответственности слагали легенды. Для уголовной молодежи он становился кумиром.

Путь к коронации

Детство и юность Иванькова вряд ли можно назвать счастливыми. Ему не улыбнулось семейное благополучие. Отец часто прикладывался к стакану. Как значилось в соответствующих документах вытрезвителей, Иваньков К. "регулярно злоупотреблял алкогольными напитками, лечился в психиатрических больницах". В начале 50-х он и вовсе оставил семью. Мать отличалась мнительностью, была чрезмерно брезглива и до скандальности аккуратна. Могла без причины по несколько раз перестирывать свои вещи. Проглаживала утюгом денежные купюры, чтобы не заразиться через них какой-либо болезнью.

Все это не могло не отразиться на характере Иванькова. Он рос физически ослабленным. Врачи определяли у него расширение сердца и затемнение легких. Мальчика отправляли на лечение в детские больницы и санатории. Примерно с тринадцати лет он поставил перед собой задачу укрепить здоровье. Его характер как раз проходил подростковую ломку - раздражительный, грубый. В ссорах с матерью был дерзок. Без особой причины мог уйти из дому. Оттаивал от семейных неурядиц на тренировках в спортзале - занимался в секции вольной борьбы. Самостоятельно изучал джиу - джитсу. Схватки на ковре проводил напористо, почти всегда побеждал. Выступая на соревнованиях в классе юниоров, выполнил норму третьего спортивного разряда.

После восьмого класса Иваньков поступил в цирковое училище. Это было в начале шестидесятых. Своей специализацией он выбрал воздушную гимнастику, быстро добился результатов, но тут его постигла неудача: во время тренировки упал с трапеции, получив закрытую травму черепа. За медицинской помощью не обращался, хотя несколько раз возникали обморочные состояния. Тренировки прекратил, а потом и вовсе ушел из училища. Устроился в комбинат бытового обслуживания слесарем, а затем стал бригадиром приемщиков, учился в вечерней школе. Казалось, судьба наконец сжалилась над ним, все стало налаживаться. На двадцать первом году жизни Вячеслав Кириллович стал мужем Лидии Айвазовны, красавицы ассирийки российского происхождения. В кругу друзей его в шутку стали именовать "ассирийским зятем".

Кто знает, если бы и дальше обстоятельства складывались благополучно, возможно, не получился бы из него дерзкий преступник. Но у него опять случилась травма головы, с потерей сознания, - сбила автомашина. На этот раз пришлось лежать в больнице. Выписавшись, Иваньков обнаружил, что плохо переносит жару и езду в транспорте.

18 июля, узнав о решении суда, повторившем заключение экспертизы о направлении его на принудительное лечение, Иваньков из больницы убегает. Сдает экстерном экзамен за 9-й и 10-й класс средней школы, это ему было для чего-то нужно. Но дома не живет, скрывается от работников милиции. Так продолжалось до ноября 1966 года, когда его вновь задержали и возвратили в больницу. А в марте 1967 года экспертная комиссия с участием профессора Р.Лунца пришла к заключению, что "Иваньков В. перенес шизофреноподобный психоз травматического генеза, течение которого было обусловлено психогеннотравмирующими воздействиями. Из психопатического состояния он полностью вышел". И 19 февраля его выписали...

Воровской талант и его поклонники

После тюрьмы Иваньков развелся с женой. Числился некоторое время товароведом в овощном магазине, но на самом деле нигде не работал. Зато часто бывал в "командировках". Ведь теперь ареной его действий был не один, хотя и очень большой город, а фактически вся страна. В милицейских сопроводиловках о нем говорилось: "Без определенных занятий и без прописки..." Он вошел в круг наиболее влиятельных лидеров уголовного мира Москвы. Вечера проводил в ресторанах. В компаниях отличался властностью, переходящей в жестокость. Его часто приглашали в качестве теневого арбитра в спорах "о долгах".

В России 80-х вовсю развивалось нелегальное предпринимательство.

Иваньков оказался в первой шеренге отечественных рэкетиров. Не было бы его, появился бы кто-то другой.

Почерк Ассирийского Зятя и его команды можно проследить, скажем, на свердловском деле. Там джентльмены удачи заставили поделиться крупными теневыми доходами нескольких цеховиков и антикваров. Деньги вымогались у них под предлогом взимания долгов, которые потерпевшие якобы не возвращали определенным лицам. Кстати, такая форма рэкета была применена Япончиком одним из первых в России.

В числе потерпевших был коллекционер-филателист. Япончик и два его сообщника изрядно "поработали" над своим клиентом. Выбивая деньги, они приковали его к водопроводной трубе в ванной комнате. Когда от боли жертва теряла сознание, ее обливали водой и продолжали пытку. В конце концов пообещали, что последней процедурой для него будет купание в ванне с кислотой. Ассистент Япончика Балда притащил огромную бутыль. Тяжелая, ядовитая жидкость, испаряясь, забулькала по эмали. Тогда коллекционер сломался и подписал три расписки, каждая на 20 тысяч рублей. На общую сумму по тем временам можно было купить почти шесть автомобилей "Волга".

Но Иваньков не учел одного -- на его хвосте висели муровцы. Они тоже работали уже не только в Москве. Наконец-то нашли свидетелей, по показаниям которых можно было возбуждать уголовное дело. Была получена санкция прокурора на задержание и арест Япончика. О том, как это происходило, вспоминает участник операции, один из ведущих сыщиков ГУУРа (Главного управления уголовного розыска) МВД СССР (фамилию по его просьбе не называем):

-- Мы следили за его домом несколько дней. Наконец появился. Ему дали войти в квартиру. Но команды на задержание все не было, хотя ясно и профану, что в помещении брать безопаснее. Через некоторое время он вышел, направился к телефону-автомату, набрал номер. Опять был довольно удобный момент, а команды нет. Вдруг Япончик резко бросил трубку, видимо, получив какое-то известие. Какое? Скорее всего, его предупреждали, что тучи сгущаются. Он бросился к машине, сорвался с места и вылетел со двора. У проходного подъезда остановился. К нему села жена. Оставляя на асфальте черные следы от пробуксовки колес, легковушка набрала скорость. Вот тут наконец-то последовала команда на захват. Несколько машин с оперативниками блокировали выезд на шоссе. Однако Япончик прорвался. Пришлось стрелять... Мне показалось, Иваньков знал, что на этот раз не уйдет. Его агент предупредил о тех силах, что обложили его. Тем не менее сдаваться не собирался... Но его взяли... При обыске обнаружили три подложных паспорта на разные фамилии, но с одной и той же фотографией.

29 апреля 1982 года народный суд Люблинского района г. Москвы приговорил Иванькова к четырнадцати годам лишения свободы.

Начиная с 1989 года Иваньков пишет жалобы и ходатайства о смягчении меры наказания. Первое время эти его попытки не давали результата. А в начале 1990 года жена Иванькова обращается к народному депутату СССР Федорову С.Н. с просьбой оказать содействие в помиловании ее мужа. И он направляет в Президиум Верховного Совета РСФСР и Председателю Верховного Совета РСФСР два аналогичных депутатских запроса такого содержания: "Учитывая, что Иваньков В.К. глубоко осознал противоправность содеянного, что пребывание в изоляции от общества свыше 7-8 лет не отвечает интересам перевоспитания личности, а также принимая во внимание его возраст и состояние осужденного, прошу Вас, Борис Николаевич, рассмотреть вопрос о его помиловании. 11 сентября 1990 года. Народный депутат СССР Федоров С.".

Вскоре соответствующие документы поступают в отдел по вопросам помилования при Верховном Совете РСФСР. Оттуда начинается. В Тулун направлен запрос. Бумажная карусель закручивается чьей-то умелой и могущественной рукой. В декабре 1990 года материалы по Иванькову попадают в Верховный суд для проверки в порядке судебного надзора. 21 января 1991 года заместитель председателя Верховного суда Меркушев А.Е. (и сейчас занимающий ту же должность) внес протест в президиум Московского городского суда о пересмотре дела Иванькова. 30 января 1991 года Мосгорсуд постановил: приговор в отношении Иванькова В. оставить без изменений. Но в феврале 1991 года вносится вторичный протест по делу Иванькова, только уже в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РСФСР. И тот 25 февраля 1991 года изменил назначенное Иванькову наказание, определив срок лишения свободы в 10 лет.

И все-таки вскоре Япончик уже был на свободе. Он некоторое время пожил в Москве, где успел провести воровскую сходку.

А в марте 1992 года нелегально выехал в поселок Веселый Ростовской области. Здесь он прописывается в общежитии и предпринимает усилия для выезда за границу. С этой целью через советско-американское предприятие "Приоритет" им подается обращение в консульское управление МИД России. Он получает загранпаспорт для выезда по маршруту: "Москва-Пекин-Будапешт" и 300 долларов США. Одновременно он обращается в посольство США, чтобы получить визу на въезд в эту страну. Скрывает судимости, искажает дату рождения, домашний адрес, место работы, номера домашнего и служебных телефонов. И его вопрос решается положительно. Он покидает пределы России. А спустя месяц после его успешного отбытия за границу СП "Приоритет" самоликвидируется.

Продолжение следует...

Что произошло потом, хорошо известно. "Вор в законе" Япончик вошел в так называемый братский круг, составляющий одиннадцать наиболее непогрешимых, с точки зрения правил и традиций преступного мира, криминальных авторитетов разных стран. Себя он по воровскому обычаю считает магерамом, то есть королем среди "воров в законе".

Правда, ни деньги, ни "королевское" звание не спасли его от американской Фемиды.

В американский сенат высокопоставленные российские друзья Япончика, по нашим данным, не обращались...

Но, может быть, еще обратятся?..


Покушение на Вячеслава Иванькова - "Япончика"

Александр Захаров. По материалам Интернета. Август-октябрь 2009.

Вечером 28 июля 2009 года все информационные агентства России сообщили о том, что в Москве совершено покушение на одного из самых известных и влиятельных "воров в законе" Вячеслава Иванькова, так же известного как "Япончик". Это покушение буквально взорвало криминальный мир и фактически стало объявлением большой войны между группировками.

Утром 9 октября 2009 года Иваньков от полученных ранений, несмотря на усилия врачей, скончался.
Место происшествия напротив ресторана "Тайский слон"
Место происшествия напротив ресторана "Тайский слон". Фото: "Комсомольская правда"
"Газель", в которой укрывался киллер
"Газель", в которой укрывался киллер. Фото: "Комсомольская правда"

Хроника покушения

Последнее время Иваньков постоянно проживал за границей, и прибыл в Москву инкогнито за несколько дней до покушения. О его приезде было известно только силовикам, постоянно ведущим за ним наблюдение, и членам столичных криминальных группировок, контролирующих игорный бизнес. Якобы, Япончик приехал, чтобы улаживать конфликт, возникший между ними, говорят силовики.

Около 18.00 28 июля 2009 года «вор в законе» на «Мерседесе» с водителем и телохранителями подъехал к ресторану "Тайский слон" на Хорошевском шоссе, 25. По словам служащих ресторана, Иваньков часто приезжал сюда по вечерам, чтобы попить чаю. В 19.45, когда "Япончик" выходил из ресторана, на него было совершено покушение. Пули попали Иванькову в живот (якобы, именно в этот момент он нагнулся, поэтому пуля киллера попала в живот, а не в голову, куда метил снайпер. Однако не исключено, что киллер специально хотел лишь покалечить Иванькова, обрекая его этим на дополнительные мучения. Или выстрелом в пах хотел унизить "отца русской мафии"). В тяжелом состоянии  "Япончик" был доставлен в реанимацию Боткинскую больницу, где его немедленно прооперировали. Его кишечник был поврежден в 5 местах, и врачи делали сложнейшую операцию в течение 4 часов.

Киллер хорошо подготовился. Он поджидал жертву в грузовой «Газели», припаркованной у дома № 66 по Хорошевскому шоссе, в 70 метрах напротив ресторана. Внутри кузова, закрытого пластиковым тентом, был сооружен помост из деревянных подносов для хлеба, рядом стояла деревянная лестница. В тенте было прорезано окошко размером 15 на 20 сантиметров, через которое хорошо просматривался выход из "Тайского слона".

Позиция киллера была во всех отношениях выгодной и хорошо продуманной: вести огонь нужно было через проезжую часть Хорошевского шоссе, по которому в это время движется плотный поток машин и автобусов, которые могли перекрыть траекторию полета пули. Именно поэтому киллер выбрал "Газель" с высоким крытым кузовом, чтобы поднять траекторию выстрела на три метра.

Исполнитель вел огонь из снайперской винтовки Драгунова (СВД) калибра 7,62 с глушителем, которую бросил  в кузове "Газели" с подмосковными номерами. "Газель" числилась в угоне. С места происшествия изъяты фрагменты пули, винтовка, камуфляжные брюки, куртка, а также информация с камер наружного видеонаблюдения.

Киллер скрылся на иномарке и остался незамеченным -- один из свидетелей рассказал, что сразу после покушения с противоположной стороны от ресторана на большой скорости отъехала синяя Honda. Следователи предполагают, что кроме киллера в кафе мог находиться наводчик, который предупредил убийцу о передвижении «объекта».

История болезни

28 июля. Сразу после ранения Иванькова привозят в Боткинскую больницу.

Раны сами по себе не смертельные, но он потерял много крови. Однако, к удивлению медиков, 69-летний криминальный авторитет достаточно быстро приходит в себя.

1 августа. "Япончика" переводят из реанимации в обычную палату. Врачами состояние пациента оценивается как стабильно тяжелое. Палату круглосуточно охраняют сменяющие братки, а также сотрудники милиции, поскольку оставалась опасность, что покушения повторятся.

Конец августа. За месяц Иванькову сделали 9 операций. В том числе поставили кардиостимулятор – боялись, что не выдержит сердце. Он перенес перетонит, врачам пришлось заново чистить полость живота. Постепенно отказывают печень и почки. Идет серьезная интоксикация организма.

7 сентября. Состояние ухудшается. По некоторым данным, пациент перенес клиническую смерть. Неполадки с почками привели к выбросу гормона альдостерона, который резко повышает давление. Принято решение ввести Вячеслава Иванькова в искусственную кому. Это глубокий лекарственный сон, в котором врачи могут следить за внутричерепным давлением и кровообращением мозга. Плюс так проще убирать интоксикацию.

1 октября. Врачи начинают выводить Иванькова из искусственной комы. Это продолжается примерно сутки. Иваньков приходит в себя, его отключают от аппарата искусственной вентиляции легких. Организм очень ослаблен, иммунитет на нуле. У "Япончика" почти нет сил бороться за жизнь.

9 октября. Утром в пятницу Вячеслав Иваньков умирает в палате Онкоцентра на Каширском шоссе (сюда его перевели из Боткинской больницы по требованию жены).

По некоторым оценкам, при таком состоянии Иванькова смертельной могла стать любая инфекция. Также причиной гибели могла стать и интоксикация -- у него не работали ни печень, ни почки, атрофировался кишечник. Что же действительно стало причиной смерти "Япончика" – покажет вскрытие.

Последний месяц Вячеслав Иваньков провел в одном из подразделений Онкологического центра на Каширском шоссе. Сюда "авторитета" перевели из Боткинской больницы в конце августа. Однако лечили Япончика не в самом онкоцентре, а в одной из полусотни частных клиник, которые при нем базируются. Некоторые из этих контор вообще не имеют отношения к Онкологическому центру -- лишь арендуют помещения.

Якобы Иванькова пытались лечить по самым новейшим медицинским технологиям -- стволовыми клетками. Их подсаживали в разрушенный ранениями кишечник. По идее, со временем они должны были заменить поврежденные ткани и повысить иммунитет. Но разрешение на использование стволовых клеток в медицине в Москве имеют всего два медицинских учреждения. У клиник Онкоцентра такого разрешения нет -- то есть лечили Япончика без лицензии. У него после такого лечения развился перитонит (гнойное воспаление брюшины), а при отсутствии иммунитета – это смертельный приговор. Реанимационный меры не помогли.

Похороны Иванькова назначены на воскресенье, 11 октября. Он будет похоронен на Ваганьковском кладбище столицы, рядом с могилой матери. Ожидается, что проститься с покойным приедут криминальные авторитеты России, а также из Европы и многих стран мира.

Версии покушения

Что делят криминальные авторитеты, заказавшие Япончика
Что делят криминальные авторитеты, заказавшие Япончика

Одной из наиболее вероятных версий покушения на Япончика представляется та, что Иваньков пытался утихомирить войну между воровскими кланами Тариэла Ониани ("Таро") и Аслана Усояна ("Деда Хасана"), война между которыми идет уже около 2 лет. Только за последнее время в Москве были убиты четыре "вора в законе". Иваньков поддержал своего давнего друга "Деда Хасана", а Тариел Ониани в мае 2009 года оказался в тюрьме, что вполне могло стать причиной покушения.

По информации МВД РФ, 30 июля в испанской Барселоне прошла экстренная воровская сходка, в которой приняли участие около 80 "авторитетов" -- в основном выходцы из бывших республик СССР. На сходке в Барселоне председательствовал родной брат "вора в законе" Лаши Шушинашвили, одного из самых близких людей к "Деду Хасану". По некоторым данным, в Барселоне в основном обсуждались вопросы о контроле бизнеса после ранения Иванькова. Кроме того, "авторитеты" пришли к мнению, что столь дерзкого нападения, как расстрел уважаемого Япончика, не совершалось с 40-х годов прошлого века. И оставлять это без внимания и наказания просто нельзя!

Однако сами виновники разгоревшегося конфликта между преступными кланами: Дед Хасан и Лаша Руставский, туда не попали. Не исключено, что испанский город инициаторы воровской сходки избрали специально, чтобы спокойно обсудить ситуацию. Известно, что обоим преступным авторитетам дорога в Испанию закрыта: местные правооохранители давно за ними охотятся и сразу бы их арестовали.

"Комсомольская правда": "Японец влез не в свое дело. Он стал тоже качать права, как мне известно, положил глаз на компьютерный бизнес, пожелав контролировать информационную сферу, а это очень серьезно, поскольку в современном мире информация -- дорогой товар. Сегодня все информационные источники являются таким же лакомым куском, как, скажем, банковская сфера. Японец реально уже утратил свой авторитет для молодых «воров в законе», многие из которых не заработали себе имя делами, а купили титулы за чемодан «зелени». Обычно на сходке авторитеты большинством голосов коронуют новенького. Раньше все проходило по понятиям, сегодня - часто за деньги. Для «покупных авторитетов» значение имеют только деньги, а коронованные еще в советские времена старые «воры в законе» им не указ. Борзые «воры в законе» могут поднять руку на «дедов» ради своего выигрыша.

Да и Япончик, надо признать, подмочил свою репутацию в воровском мире. Стреляли его даже не за то, что он выступил как третейский судья -- этим он занимался часто, и его мнение раньше всегда ставили во главу угла и уважали.

Воров рассердило, что Япончик сотрудничает с правоохранительными органами и сдал им влиятельных людей из криминальных кланов, которых по его наводке закрыли. Это и спровоцировало взрыв негодования среди «воров в законе», которые заказали Японца. У нас называется имя одного авторитета, который проявлял желание разобраться с Японцем. Говорят, это Мераб, «темная лошадка».

"Вор в законе" Мераб Джангвеладзе по прозвищу Мераб Сухумский, входит в воровской клан Таро, и считается личностью довольно влиятельной. Сейчас он активно борется за контроль над криминальным миром Сочи в преддверии Олимпиады-2014.

Следует отметить, что когда в 2000 году Иваньков освободился из американской тюрьмы и вернулся в Россию, славянские криминальные кланы выразили дань уважения мафиозной легенде, но ни долю в бизнесе, ни отчисления из общаков не предложили. Зато это сделали кавказские гангстеры, в частности, Дед Хасан и Лаша Шушанашвили.

Иваньков стал получать определенный процент от столичного игорного бизнеса, а также отчисления от ряда группировок, действовавших на юге России. По некоторым сведениям, эти средства «отмывались», в чем Япончику помогали тот же Лаша и солнцевская ОПГ, а потом часть из них «вор в законе» пускал в различные сферы доходного бизнеса.

Была даже создана вполне легальная фирма, полностью находившаяся под контролем Япончика. Эта структура занимается инвестированием в различные сферы бизнеса. В последнее время, например, вложилась в крупное подмосковное предприятие по производству сухих бетонных смесей. Предприятию удалось усовершенствовать оборудование, заключить договоры с рядом западных фирм, а потом наладить выпуск весьма качественной и недорогой продукции.

Но на этапе сбыта «цемент от Япончика» неожиданно столкнулся с серьезной проблемой. Азербайджанские, армянские и чеченские авторитеты, которые контролируют большую часть крупных строительных рынков московского региона, отказались пропускать продукцию на подконтрольные им оптовые торговые площадки.

Они объяснили это тем, что новые цементные смеси понизят стоимость на данный вид товара, а это совсем не выгодно. Как отмечает источник агентства, Иваньков был вынужден лично вмешаться в ситуацию. В середине лета состоялась сходка, на которой присутствовал сам Япончик, один чеченский авторитет, а также несколько армянских и азербайджанских авторитетов и «воров в законе» (в том числе и «законник» Акоп). Разговор у сторон вышел весьма неприятный, а 28 июля на Иванькова было совершено покушение.

Источники из спецслужб указывают, что покушение было выгодно всем - и врагам Япончика, и его союзникам. Причем подтверждается, что Япончик в последнее время отошел от больших дел, потерял былую власть и авторитет, и покушение на него носит скорее культовый характер, дабы спровоцировать большую войну между группировками за передел собственности.

"Япончик -- фигура никому не нужная. Для большинства «воров в законе» Япончик все равно что Лермонтов для Кавказа. Просто символ. Имя без власти. Он ничего не решал. Последнее время отошел от дел, писал книгу об иконописи, был увлечен православием. Его просто использовали - расстрел его был нужен всем, поскольку дал толчок для начала криминальной войны.

По логике вещей все будут приписывать инициирование расстрела Япончика «вору в законе» Ониани, поскольку на последней сходке Япончик поддержал не его, а Хасана. Однако на самом деле войну мог начать именно Дед Хасан, которому она может быть еще более выгодна. Ведь, переведя стрелку на Ониани, можно его клан сделать мишенью для мести за Япончика. По крайней мере ожидается, что следующий выстрел попадет в представителя клана Ониани."

Недавно представители криминального мира вынесли свой приговор по делу о покушении на Вячеслава Иванькова. В «Матросскую тишину» пришло письмо, подписанное 36 криминальными генералами, в котором фактически содержится призыв к устранению законника Тариела Ониани. Среди подписантов большое число славянских мафиози, которые ранее не участвовали в конфликте между Усояном (Япончиком) и Ониани. Не исключено, что покушение на Иванькова было совершено именно с целью их привлечения к данному противостоянию.

«Жизнь ворам. Поводом для написания данной курсовой послужило следующее обстоятельство, а именно: ставим вас в курс, порядочные арестанты, что на МТЦ («Матросская тишина централ» - «Росбалт») находится человек, зовут его Тариел Ониани, - написано в письме, перехваченном правоохранительными органами. - С ведома воров: он есть б...а. Если этот человек находится у вас в хате, или при встрече с ним, поступайте соответственно». Дальше идут подписи 36-ти «воров в законе» (включая самого Япончика, Деда Хасана, Лаши Руставского, Юры Пичуги, Кобы Руставского, Кости Гизи).

Среди авторов послания почти половина - славянские «законники», в том числе Олег Муха, Леха Забава, Серега Сургутский, Андрей Питерский, Вася Воскрес, Костя Шрам и т.д.). Человек, который назван в письме матерным словом, по законам криминального мира должен быть убит. Фактически Таро вынесен смертный приговор.

Похороны Япончика

13 октября 2009 года криминальный (и не только) мир проводил в последний путь «вора в законе» Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. Похороны, Япончика, по грандиозности, размаху и отдаваемым почестям, сравнимы разве что с похоронами самых известных и заслуженных людей страны. 

Похоронили Иванькова под российским "триколором" на Ваганьковском кладбище, где похоронена его мама, в роскошном дубовом гробу, внутри которого есть свет и кондиционер. «Авторитеты» возложили к могиле Японца огромные венки на общую сумму в несколько сот тысяч долларов. По самым скромным подсчетам вся эта атрибутика обошлись примерно в миллион долларов США и оплачивалась из «общака». На смерть «авторитета» уже написаны прощальные стихи и песни. Говорят, один прощальный «реквием» запишет певец Вилли Токарев.

На похоронах были приняты беспрецедентные меры безопасности - пять автобусов милиционеров охраняли траурную процессию. Перед похоронами кладбище проверили саперы. Ничего подозрительного они не обнаружили.

Словом, похороны прошли с такими почестями, о которых не может мечтать ни один из простых честных граждан. На поминки ждали людей из звездного шоу-мира и политики.

Утром 12 октября 2009 года, в понедельник,  родственники Вячеслава Иванькова забрали его тело из морга онкоцентра на Каширском шоссе и перевезли в другой морг, на Волоколамском шоссе. Туда приезжали знакомые авторитета, которые не хотели появляться на кладбище.

Около десяти часов вечера того же дня тело Япончика привезли в Храм Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище на всенощную молитву. Всю ночь гроб находился в церкви, над ним читали Псалтирь. По православным канонам усопший последний раз пребывал на вечерней и утренней Божественных литургиях, когда все прихожане молились о нем. Туда, к Ваганьковскому, всю ночь подъезжали лимузины и внедорожники с "блатными" госномерами.

"Братки" собирались группами по 10-20 человек, и только потом их запускали внутрь. Причем, на входе действовал жесткий фейс-контроль. Только с разрешения старшего ворота приоткрывались, и группы исчезали за клацающим замком кладбищенской калитки. Дальше гостей встречал племянник усопшего.

Именно родственники Иванькова давали добро и на вход в Храм. Однако, к гробу, стоящему перед алтарем подходили далеко не все. Те, кто лично знал покойного, целовали его по христианскому обычаю в лоб, и, обходя гроб, приносили соболезнования близким. Их скрывали от любопытных глаз в левом переделе храма, где усаживали на длинную скамью.

В этот день вход на кладбище простым смертным закрыли. Братва с разных уголков России и мира приезжала с двухметровыми венками -- их у входа встречали служащие кладбища с тележками. На траурных лентах венков надписи: «Бате от казахстанской братвы», «Дорогому Кириллычу от достойных людей Москвы», «От Саши Ташкентского», «От пацанов из Ярославля» и даже «От Воров в законе»! Всего на похоронах Иванькова собрались около 500 представителей криминального мира.

В 15:00 гроб с телом «вора в законе» предали земле.


Не в законе рожденный

Корреспондент “МК” разыскал двухлетнего сына Япончика — плод его последней большой любви

 Ева Меркачева. Московский Комсомолец № 25473 от 12 октября 2010 г.

Незадолго до своей смерти известный российский бандит Вячеслав Иваньков, он же Япончик, без памяти влюбился. Потерял голову на старости лет, чего от него никто не ожидал. Избранницей главаря российской мафии стала девчушка, которая ему не то что в дочери — во внучки годилась. Одновременно в нее же влюбился охранник Япончика. А сама роковая красавица собиралась замуж за… третьего. Как развернулся дальше этот сюжет, по сравнению с которым меркнут любые мелодрамы, накануне годовщины со дня гибели короля криминального мира выяснил “МК”.

Переводчик для главы гангстеров

Вячеслав Иваньков. Япончик
 

Передо мной сидит симпатичный молодой (ему 27 лет) человек двухметрового роста. По внешнему виду — типичный представитель золотой молодежи, так что трудно представить его рядом с Япончиком и его татуированной командой. Однако Саша Боксер (это его прозвище) последние три года жизни Иванькова чаще других сопровождал криминального короля.

— Из-за моего роста и специфической осанки меня принимали за телохранителя Вячеслава Кирилловича, но это не совсем так, — начинает свой рассказ Александр. — На самом деле я был его переводчиком. У Иванькова были дела не только в Москве и странах СНГ, но и за рубежом. Он сам отлично говорил по-грузински, по-ассирийски, по-армянски, но европейских языков не знал. Меня порекомендовали ему как человека, хорошо владеющего скандинавскими языками, английским и итальянским. Помню, после непродолжительного “собеседования” он сказал, что хотел бы видеть меня в составе своей свиты. Чтобы развеять слухи, сразу скажу, что никакого отношения к криминалу я не имел и не имею. За решеткой никогда не сидел. Я бывший боксер, но мои спортивные достижения довольно скромны — однажды занял третье место на чемпионате Москвы.

В переводчики к Япончику Саша пошел не столько из-за денег (хотя гонорары ему посулили более чем приличные, а парень только закончил институт и нуждался в средствах), сколько из любопытства. И в самом деле, кто бы не воспользовался шансом узнать, как и чем живет самый эпатажный российский вор в законе.

— За свою жизнь я не боялся, — продолжает Александр. — Я чувствовал себя рядом с ним безопаснее, чем в милицейском участке. Может быть, оттого, что всегда участвовал в довольно мирных деловых встречах, а не в классических “стрелках” (про воровские сходки я и не говорю даже). Переговоры велись исключительно в хороших ресторанах. Часто Вячеслав Кириллович общался с иностранными артистами (многие звезды, приезжавшие в Москву, встречались с ним). Так что было интересно. Свидетелем кровавых разборок лично я не был, при мне он ни разу ни на кого не бросился с ножом. Если и угрожал, то очень аккуратно. Его любимая фраза: “Господа, вам придется рассчитаться”.

До встречи с Иваньковым я, несмотря на спортивное прошлое, был слишком мягким. Потом я стал жестче. Не жестоким, нет. Просто у меня появился стержень. Не скажу, что я подражал ему, но волей-неволей, глядя на него, менялся.

Как Иваньков покорил женское сердце

На тот момент, когда Иваньков познакомился с Верой, Боксер для него стал немного ближе, чем обычный переводчик. Возможно, потому что Япончику самому было интересно общаться с представителем современной молодежи. К тому времени у него было два великовозрастных сына от раннего брака с Лидией Айвазовой, живущей сейчас в Америке. Третьего, убитого в 90-е молодого вора в законе Виктора Никифорова, кто-то считал приемным, кто-то был уверен, что это собственный отпрыск Иванькова. Сам Япончик родным его не называл и давал понять, что это сын его подруги, который просто вырос у него на глазах. О других наследниках криминального короля никто из его свиты ничего не знал. Хоть женщины и любили Япончика, он никогда не афишировал своих связей. Он же очень трепетно относился к последней гражданской жене Фаине, с которой познакомился в США и с которой, кстати, был до конца. Однако все это не помешало ему влюбиться.

Встретился с Верой он случайно. С ее родителями у него были общие дела. Девушка с огромными зелеными глазами покорила его с первого взгляда. И не только его.

— Думаю, Вячеслав Кириллович заметил, что она мне очень нравится, но напрямую он меня не спросил, — вспоминает Саша. — Я сам и помыслить не мог, чтобы встать между ним и ею. К тому же поначалу, видя, что его ухаживания ни к чему не приводят, думал: мол, если уж ему ничего не удается, мне и подавно.

Люди из свиты Иванькова сходятся во мнении, что Вера покорила его своей непосредственностью и полнейшим отсутствием интереса к его делам.

— Долгое время я не знала вообще, чем Слава занимается, — говорит девушка. — О его состоянии можно было только догадываться — он выглядел всегда роскошно. Это был стильный человек (что для людей его возраста необычно) изысканных манер. Мне было все равно, кем он работает, сколько зарабатывает. Когда мы ходили ужинать, я упорно вела его в недорогие ресторанчики. Нам было интересно друг с другом, и меня совершенно не смущала огромная разница в возрасте. Я ее просто не замечала. А когда я узнала о месте, которое он занимает в криминальном мире в деталях, меня это потрясло. Сразу все встало на свои места, и многое, что казалось мне непонятным, моментально прояснилось. Продолжительное время я полностью игнорировала его звонки. Конечно, переживала сильно, похудела на 5 кг. Но “наступить” на себя и возобновить дружбу не могла. Но у нас была какая-то странная зависимость друг от друга. Прошло несколько месяцев, и я сама нашла его. Пришлось знакомиться с ним заново. Я больше не могла называть его Славой и подшучивать, что хочу отвозить его домой после встреч.

Вера к тому времени решила выйти замуж за другого человека и не скрывала своих планов. Япончик был ошарашен, столкнувшись с ее холодностью. Никаких подарков от него даже на праздники Вера не принимала и держала дистанцию. А он старался изо всех сил. Несколько раз украшал ее машину цветами. А девушка, увидев их, просто сметала бутоны с капота и уезжала. Но он не сдавался.

— Вера — самостоятельный и очень независимый человек, любые попытки давления на нее пресекает жестко, — говорит Саша. — И зачастую попытки Япончика приблизиться более, чем она хотела, грубо останавливала. После жестких отказов со стороны Веры он сильно переживал. Но, когда она была рядом, расцветал, у него как будто даже морщины разглаживались. Однажды мы встречались в ресторане с одной из делегаций (так условно ее назовем). И туда буквально на минуту приехала Вера. Вячеслав Кириллович оставил нас в разгаре деловых переговоров и побежал за ней. Люди были в недоумении, и вообще это было не в правилах Иванькова так поступать с партнерами. Но ради нее он был готов и не на такие подвиги. Вячеслав Кириллович при ней не курил и даже свой любимый коньяк не брал в рот. И я ни разу не слышал, чтобы он сказал хоть одно непечатное слово (хотя нецензурно выражался просто виртуозно).

В конце концов Япончик свою избранницу покорил. Роман был недолгим, но Вера забеременела. Ни родители, ни жених ничего не подозревали — слишком огромной была разница в возрасте между девушкой (ей и сейчас только 26 лет) и криминальным королем (ему тогда было уже под 70). Все думали, что на встречах с Иваньковым они просто обсуждают какие-то дела.

По словам Веры, Япончик видел в ней лидерские и бойцовские качества. Часто повторял, что она могла бы стать принцессой криминального мира, что она “круче” любого мужика. А потом позвал под венец.

— Он сделал мне предложение, а на следующий день я отдала колечко его “переводчику” с просьбой считать это отказом. Через некоторое время Вячеслав Кириллович опять попросил стать его женой. На этот раз колечко было выброшено в Москву-реку на его глазах. Меня, признаюсь, кидало из крайности в крайность. Но я понимала, что будущего с таким, как он, быть не может. А потом я просто вышла наконец замуж за мужчину, которого знала много лет. Он был обычным человеком, честно зарабатывавшим свои деньги.

Япончик ни разу не грозил ни ей, ни ее будущему мужу. Более того, на свадьбу сделал обоим роскошный подарок — дорогой автомобиль. Но сам не пришел, сославшись на дела.

Наследник криминального короля

С мужем Вера развелась после того, как родила сына Жорика. Девушка говорит, что Япончик на ее решение никак не повлиял, просто брак изначально был ошибкой. А с бывшим мужем они сейчас в хороших отношениях. Жорик носит его фамилию и отчество.

— Я не говорила бывшему супругу, что это не его ребенок, но, думаю, он догадывается, — признается Вера. — Слишком уж не похож ни на него, ни даже на меня. Все замечают, что он вылитый Вячеслав Кириллович. Тот же треугольный подбородок, такая же мощная черепная коробка, опущенные уголки глаз. А от самого Иванькова я не скрывала, что это его сын. Еще когда была беременная, сама ему позвонила и назначила встречу, на которой сообщила, что жду от него ребенка. И просила, чтобы он ничего не предпринимал.

— Таким, как в тот день, я его еще никогда не видел, — вспоминает Саша. — Буря чувств — во взгляде, на лице. Он был в эйфории. А она оставила его с этими переживаниями и ушла. Роды у Веры были тяжелые, она едва не умерла. Но потом, когда ей стало полегче, она сама позвонила Иванькову и показала ему сына, как две капли похожего на Вячеслава Кирилловича. Он узнавал себя в этом мальчике. Иваньков ничего не мог с собой поделать — он постоянно говорил о сыне.

От финансовой помощи Вера отказалась, но согласилась принять “подарок” в виде закрепленного за Жориком телохранителя. Япончик подбирал для этой роли человека не криминального, интеллигентного (другого Вера точно бы не потерпела рядом с собой) и способного защитить. Саша соответствовал всем этим требованиям. В итоге он был приставлен к ребенку, когда тому не исполнилось и полгода. Усатый нянь?

— Боже упаси, — обижается Саша. — Я себя по-другому понимаю и быть нянькой никогда бы не согласился. Я и на просьбу Иванькова быть телохранителем не ответил отказом только потому, что был влюблен в Веру. В мои обязанности входило следить, чтобы все было в порядке с ней и в первую очередь с сыном Вячеслава Кирилловича. Сначала я сопровождал их, только когда они выезжали куда-то. Потом, по мере привыкания ко мне, я стал чаще находиться рядом. После смерти Иванькова я признался Вере в своих чувствах и предложил выйти замуж. Она согласилась.

— Александр, а разве это “по понятиям” — жениться на избраннице законника такого уровня? — аккуратно интересуюсь у парня.

— Я не был пустым человеком в его окружении. И сейчас можно сказать, я продолжаю выполнять функции, которые на меня изначально возложили. Просто в другом качестве. Я безумно рад, что Жорик называет меня папой.

— Вера, а не хочешь ли ты, чтобы сын носил хотя бы отчество своего настоящего отца?

— Этот вариант даже не рассматривается, — отрезает девушка. — Я надеюсь, что мой сын, когда вырастет, будет врачом, как его дедушка. И вообще как-то ассоциировать его с криминальной сферой не хотелось бы. Саша хотел бы дать Жорику свою фамилию, но все не так просто. Бывший муж на это вряд ли пойдет, он его тоже по-своему любит.

— То есть ты не расскажешь Жоре, кем был его отец, когда он вырастет?

— Наверное, нет, — отвечает Вера. — Потому что отцом будет считаться тот, кто воспитал, кто вставал ночью, когда он болел. В данном случае это Саша.

— Скорее всего расскажем, — парирует Саша. — Но я не знаю, как ему объяснить, что мы не хотим, чтобы он знал биографию своего родного отца.

— Не боитесь ли вы претензий на капитал Жорика, который ему оставил Япончик, со стороны воров в законе? По слухам, это миллионы долларов...

— Не боимся. Это же деньги не из воровского “общака”, — говорит Саша. — Я принимал участие в переговорах с банковскими служащими, через которых Иваньков решил позаботиться о том, чтобы у сына не было проблем с финансами. Так что знаю, что огромные счета в зарубежных банках точно есть. Иваньков говорил: “Наследство само найдет Жору, когда придет время”. Я лично капиталом его воспользоваться не собираюсь: у меня есть небольшой бизнес. А как ребенок поступит — неизвестно.

* * *

Сейчас Жорику чуть больше двух лет. Крепенький такой, деловой мальчишка. На ночь под подушку кладет игрушечный пистолет. Любит наблюдать за инкассаторами. Недавно на детской площадке жестко пресек попытки другого мальчика завладеть его велосипедом. Неужто гены берут свое?

Также смотри:


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 28 мая 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog