Криминал Организованная преступность Организованная преступность в России

Главная ] Вверх ] [ Мафия уже построила капитализм ] Лев прыгнул в 21 век ] Лев все еще в прыжке ] Лев прыгнул ]





Генерал-лейтенант милиции в отставке Александр Гуров - об оргпреступности: «Наша мафия уже построила развитой капитализм»

Что сегодня на самом деле происходит в криминальном мире и как с ним бороться

Александр ГРИШИН. Комсомольская правда, 5 февраля 2013 г.

Особо представлять моего собеседника нет нужды - Александр Гуров был человеком, который первым предупредил нас еще в той, прошлой стране об угрозе, которую несут в себе организованные бандитские группировки. А потом и лично возглавил борьбу с преступностью, став начальником специального главка МВД.

В новой России Гурову на этом участке работы места уже не нашлось. Но его прогнозы сбываются с пугающей точностью, а потому после недавнего расстрела одного из лидеров криминального мира Усояна (Деда Хасана) не поговорить с Гуровым было просто нельзя.

Александр Гуров боролся с мафией еще в СССР.

Александр Гуров боролся с мафией еще в СССР.

И мальчики плечистые в глазах

- Александр Иванович, похороны Усояна поразили, вся эта эпопея с самолетом, на котором возили гроб, сотни приехавших проститься с ним…

- А вы думали, что раз стрельба на улицах прекратилась, то ситуацию переломили и проблема решена? Да? А они идут толпами, не прячась, игнорируя даже то, что ведется оперативная съемка. Они идут, не пряча лиц. И пожилые, и плечистые мальчики, чьи лица не оставляют сомнений в роде занятий. Идут так, потому что чувствуют себя силой. А они и есть сила. Плевать они хотели, что их снимают. И вы теперь понимаете, что тишина на улицах была обманчивой.

Просто наша мафия давным-давно пережила свой каменный век. И не только его, но и феодализм и другие формации. Наша мафия построила развитой капитализм. Мы - еще нет, а они - уже да. Они перебили врагов-конкурентов, подчинили мелкие группы крупным, распределили территорию, назначили смотрящих по городам, пошли во власть, на выборы. Они стали внешне благопристойными, и общество, успокоившись, сделало неправильный вывод: раз утихли криминальные разборки, кончились громкие убийства и перестрелки (подумаешь, иногда какого-нибудь авторитета кто-нибудь ликвидирует), то, дескать, и проблема решена. Но ведь внутри себя они не изменились.

И законопослушными гражданами не стали, а остались ворами. И нашлись те, кто ликвидировал подразделения по борьбе с организованной преступностью. Лучшего подарка мафия и ждать не могла! Этой уверенностью на похоронах и Япончика, и Хасана криминальный мир дает одну за другой оплеухи властям и правоохранителям.

- Читаю комментарии наших читателей к заметкам, что воры устроили сходняк, собравшись на похороны, и вижу, как многие возмущаются, почему полиция их всех не арестовала.

- А за что? Вот обычный народ пришел в ресторан, его можно арестовывать? А этого за что? Ну да, он говорит, что вор в законе. А другой - что космонавт, Наполеон или кто еще. По нашему законодательству можно задерживать по подозрению в совершении преступления или его подготовке, но не за образ мыслей.

У нас ведь действительно не 37-й год, когда даже арестованных за преступление в первую очередь спрашивали: «Вы с Троцким знакомы?» И утвердительный ответ (я знаю, сам смотрел дела) был гарантией срока. Или вы хотите вернуться к 30-м - положению «об опасном состоянии личности»?

Тех, у кого нашли наркотики, оружие, задержали, а другим нечего было предъявить.

А нам только волю, да волю посильней

- А мне, и не только мне, доводилось слышать от полиции и спецслужб, что, мол, всех бандитов знаем, нужна только политическая воля, и тогда...

- Какая воля, сынки? Чья? Чтобы расследовать преступления и наказывать преступников. Президента воля, чтобы бороться с теми же карманными ворами? Которых, кстати, тоже стали плохо ловить, потому что подразделения, ими занимавшиеся, уничтожили. Правовая основа для борьбы с преступностью сейчас есть, техсредства для проведения оперативно-розыскных мероприятий великолепные (у нас этого всего не было, а мы и ловили, и сажали, и тех же воров в законе), все доказательства принимаются в суде, а мы, значит, будем сидеть и обсуждать, когда спустят сверху приказ бороться с преступностью.

Не политической воли тут не хватает, а профессионализма и собственного желания. Ну да, это вам говорят для создания иллюзии... А мне вот про волю никто не говорил. Какая воля нужна для борьбы с преступностью в сфере проституции?

- В обществе устойчив стереотип, что эту сферу прибрала к рукам и крышует полиция.

- Ой, не надо все сводить к примитиву. Определенные группировки держат проституцию в целом как бизнес. Они делятся с некоторыми сотрудниками органов (и раньше таких было больше), которые им помогают «решать вопросы», но бизнес держит мафия. В Москве из ста тысяч проституток москвичек очень мало, в основном это приезжие из Молдавии и с Украины. Их сюда ведь кто-то направляет, организует притоны, обеспечивает начальные условия, жилье, там их кто-то ведь тоже вербует. Это что, московские полицейские все делают, патруль ППС, что ли? А наших женщин в бордели на Запад гаишники, что ли, вывозят?

По некоторым оценкам, от 50 до 60 тысяч женщин ежегодно увозят в сексуальное рабство за границу. Почему вербовщиков, которые известны, не берут в оперативную разработку? Ведь все помогут - полиция США, Израиля, Европол, Интерпол.

Что происходит на свете? А просто... трындец

- Что вообще сейчас происходит в криминальной среде?

- То же, что и последние лет 15. Процесс криминализации общества идет в обе стороны. Воры приходят в бизнес, не оставляя криминальных ухваток, а чиновники и бизнес перемещаются в сторону криминала. Они давно срослись.

Сначала бандиты коммерсантов рэкетировали в чистом виде за 10%, потом сами стали входить в бизнес, потому что это спокойнее и выгоднее, и сделались акционерами.

Сегодня организованная преступность из стран бывшего СССР (не России, а бывшего СССР), как я и предсказывал 15 лет назад, - это работа в 140 странах мира, как отмечают специалисты. Где сильнее позиции, где слабее, но в 140 странах она так или иначе себя проявляет.

Надо учесть, что мафия обычно развивается не просто вместе с обществом, а опережая его на 15 - 20 лет в техническом и экономическом отношении. Это не мои данные, а американцев. Представьте себе, насколько быстрее она это делает в комфортных российских условиях.

- И где мафия особенно сильна?

- Традиционно оргпреступность держит следующие рынки: наркотики (от организации трафика до торговли), проституция (от эксплуатации до транспортировки и вербовки), рынок оружия, криминальная трансплантология и т. д. В рыбном промысле очень высокий уровень криминала. Это не значит, что они там с автоматами сидят, угрожают, отбирают, как раньше. Нет, все акционировано, свои люди везде введены.

Но это надо разбираться, а сегодня никто тебе не даст конкретного аналитического расклада, что собой представляет современная российская организованная преступность. Нет таких исследований. По ворам в законе есть, как они на зоне сидят, как малявы переправляют на волю. А по оргпреступности нет. А это фигня, как сидят и как малявы пишут, потому что там и компьютеры, и мобильники, и смартфоны.

- Куда еще преступность внедряется в экономике?

- Сейчас рэкет активно пошел в сельское хозяйство. Почему? Ответ прост: туда пошли деньги. Только там бороться теперь с ним некому. Ни профессионалов, ни подразделений не осталось после реорганизации милиции. Вообще самое главное правило - преступность всегда идет туда, куда направляются деньги, где они начинают появляться в больших количествах.

Близнецы и братья

- Давайте, кстати, условимся по терминам. А то мы почему-то воспринимаем оргпреступность как сообщество уголовников типа шаек разбойников, которых в нашей истории всегда хватало. Но это лишь часть организованной преступности - профессиональная. И она не столь опасна, как беловоротничковая преступность, к примеру, в военном ведомстве, в других учреждениях...

В России самая организованная преступность, оседлавшая власть и экономику. В Японии, как только появился закон, местные кланы отказались от преступной деятельности. Австрию возьмем, которая является перевалочным пунктом для международного криминала, но своей организованной преступности у них нет. И в Германии нет такой оргпреступности, как у нас. Там есть группы криминальные, но они большей частью из Восточной Европы, и у них там, самое главное, нет возможности перейти из блатного криминала в беловоротничковый, войти во власть.

А у нас преступные сообщества кооптировали своих людей во власть, в депутаты, в те же правоохранительные органы еще лет 20 назад и помогали им, обеспечивая карьерный рост. Для ликвидации организованной преступности блатного происхождения много усилий не потребуется. У них уже столько содеянного, за которое можно уцепиться и раскручивать, за них не будут столь сильно хлопотать. Наоборот, как только такой авторитет попадет в места лишения свободы, чиновник станет от него всячески открещиваться.

- Ну и у блатных нет таких финансовых ресурсов, как у ворующих десятки, сотни миллионов, а то и миллиарды?

- У них, конечно, хватает финансов, пусть их и меньше, чем у беловоротничковых преступников. С точки зрения этики и криминала они друг от друга ничем не отличаются, только один в открытую говорит, что вор в законе, а второй - что начальник департамента, министр или глава финансово-промышленной группы. Главный ресурс и защита беловоротничковых совсем другие. В белых воротничках - это цепочка, которая неизвестно в какие коридоры власти приведет.

Как я говорил, ныряем в уголовную группу, а выныриваем в политике. И почти у каждого негодяя беловоротничкового есть защита - иммунитет. Прежде чем начать разработку, возбудить дело, надо получить разрешение. И растет вероятность утечки информации. Опер еще не успеет получить это разрешение, а его объект уже будет все знать. Вот и получается, что среди них преступников вроде как и нет. Разве что всколыхнется, когда уже миллиардами станут таскать и вы напишете.

Что же из этого следует?

- Что дальше будет делать организованная преступность?

- Меняться во все более опасную сторону. Она станет еще менее заметной, чем сейчас, а оттого и более сильной. Думаю, исчезнут так называемые воры в законе. Но только как понятие, как термин. Они умные люди и свой бизнес не оставят. Они перестанут светиться и начнут называться по-другому. Назывались когда-то урками, бродягами, Иванами, не помнящими родства, храпами, сейчас вот законники. Все меняется по названиям, но криминальный бизнес никуда не уходит.

- В последнее время все больше призывов возродить УБОП (Управление по борьбе с организованной преступностью), но вряд ли это поможет подавить беловоротничковых, тут ведь «маски-шоу» не обойтись.

- Какое у вас упрощенное представление. В тех группах, что мы создавали в свое время, были в равных пропорциях и ребята из розыска, и экономисты из ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). И такая комплектация позволяла эффективно работать, выявлять ОПГ. УБОП - это не только силовые подразделения и «маски-шоу», как в дешевом кино: «Всем лежать! Работает УБОП!» Эта картинка - финал. А вся работа идет допрежь того. У меня люди из других учреждений были, и с гражданским образованием.

Но, увы, эти подразделения сейчас не помогут.

- Почему?

- При ликвидации (ох как долго нам еще будет аукаться тот удар!) утрачены были картотеки, прекратились связи с агентами. Те профессионалы ушли, новых откуда брать? Из розыска, из ДЭБа (Департамент экономической безопасности МВД. - Авт.)? Ослабим и эти службы, забрав лучших, и сколько еще времени потратим, пока ребята начнут работать на новом месте. В результате мы на какое-то время совсем сдадим борьбу не только с организованной, но и с обычной преступностью. А она идет вперед, не забывайте, она развивается. Можем потом и не догнать.

- А что тогда делать?

- Упреждать. Пусть та борьба, которая внутри России, идет хотя бы как сейчас, ковыляет, постепенно нарабатывая профессионализм. А вот чем надо заняться - так это созданием службы, подразделений, которые специализировались бы на международной организованной преступности.

Это сегодня для России более важная проблема, которую не решат никакие создаваемые структуры по борьбе с этническими преступными группами. Они слишком мелки для такой крупной проблемы. Тут надо решать вопросы не только криминала, но и политики, и дипломатии, и так далее. Но еще главнее - решить основную задачу.

- Какую именно основную?

- Экономическую. Зачем совершаются эти преступления? Ответ один: для обогащения. Отсюда и питающая организованную преступность и сама ею питаемая коррупция - крыша всей конструкции. Лишите дом крыши, и он сам сгниет. Значит, надо вырвать этот становой хребет, сделать преступную деятельность нецелесообразной. И достижимо это через введение такой меры наказания, как конфискация.

Конфискация сейчас - это изъятие орудий преступления: ножей, пистолетов, того, что конкретно доказано как уворованное. Наркоторговец продал несколько доз, взяли его с тысячей рублей на кармане, вот эту тысячу в лучшем случае конфискуют. И то если докажут, что эти деньги у него от продажи наркотиков. А то и лишь наркотики конфискуют. А у него особняк за 10 миллионов, так, извините, частная собственность. А он ее как заработал?

Вот когда перестанут конфисковывать брючные ремни и сломанные «Жигули», а начнут яхты, дворцы, самолеты, и не только самих преступников, а и третьих лиц, с которыми они аффилированы, вот тогда, и не раньше, мы наступим организованной преступности на хвост, прижмем ее и сломаем ей хребет. И уровень коррупции тогда сам собой упадет.

Ссылки по теме:


Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 11 марта 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog