Криминал Организованная преступность

Главная ] Вверх ] Пятая власть - власть криминала ] Бригада смерти ] Оргпреступность в России ] Казанский феномен ] "Русская мафия" снова дома ] Дальний Восток: Сход-развал воров в законе ] Неэтническое поведение ] Санкт-Петербург ] Криминальный Великий Новгород ] На Среднем Урале ] Вольный город Оренбург ] Грузинская мафия ] Китайская мафия ] Итальянская мафия ] Ндрангета ] [ Якудза ]





Якудза

Японская мафия


Якудза для общества

Схватка двух оябунов

Их бог — оябун

Мафия с человеческим лицом


Якудза для общества

Как меняется японская преступность

Сергей Мануков, Коммерсант, 10 декабря 2017

В криминальном мире Японии раскол: часть членов якудза хотят стать добропорядочными гражданами. Полиция считает «бандитскую перестройку», ведущую к появлению нового типа организованной преступности — гангстеров с социальной ответственностью, тактической уловкой.

Члены якудза отличаются наличием красочных татуировок
Члены якудза отличаются наличием красочных татуировок
Фото: Getty Images

Круг смерти

Жизнь якудза, японской мафии, кое в чем похожа на жизнь многим еще памятной советской партноменклатуры. Скажем, похороны вождей, главарей якудза (оябунов) и советских лидеров позволяли делать часто сбывавшиеся прогнозы о дальнейшем развитии событий. Так вот, смерть главарей якудза часто ведет к новым похоронам — японцы называют это «круг смерти».

Зловещую закономерность подтвердила смерть крестного отца японской оргпреступности (кумитё), 88-летнего Сигэо Нисигути, главаря второй по численности в Японии банды — «Сумиёси-кай». Он скончался на рассвете 12 сентября 2017 года. Смерть Нисигути стала не единственной в тот день. И объяснение тому — традиции, которые до сих пор сильны в криминальном мире Страны восходящего солнца. А традиции требуют участия в похоронах главарей крупных банд (к слову, на островах насчитывается сейчас 22) их коллег из других группировок.

Похороны 88-летнего Сигэо Нисигути, главаря второй по численности в Японии банды, привели к новым похоронам
Похороны 88-летнего Сигэо Нисигути, главаря второй по численности в Японии банды, привели к новым похоронам

Несмотря на соперничество, между лидерами якудза часто существуют дружеские отношения. Оябуны нередко ездят друг к другу на дни рождения и на похороны. Синобу Цукаса, возглавляющий самую многочисленную японскую банду — «Ямагути-гуми», выехал утром из Кобе в Токио на похороны коллеги. Это был первый за два последних года визит главного японского гангстера в столицу. Неудивительно, что в Токио Цукасу, завзятого щеголя, поклонника дорогих белых костюмов и дизайнерских солнцезащитных очков, с нетерпением ждали не только папарацци, но во избежание эксцессов и полиция.

Синобу Цукаса — глава самой многочисленной банды «Ямагути-гуми»
Синобу Цукаса — глава самой многочисленной банды «Ямагути-гуми»
Фото: Kyodo News via Getty Images

Утром 12 сентября в Токио отправились и главы других банд якудза. Кобе «делегировал» в столицу еще одного оябуна. Хотя Ёсинори Оде подчинялось в несколько раз меньше гангстеров, чем Цукасе, его знали не только в криминальном мире, но и миллионы простых японцев. Ода спровоцировал раскол в одной из крупнейших банд якудза и прослыл в криминальном мире ниспровергателем традиций и «революционером».

Ёсинори Ода — главный революционер и ниспровергатель традиций среди японских мафиози
Ёсинори Ода — главный революционер и ниспровергатель традиций среди японских мафиози

О том, что произошло в Кобе утром 12 сентября, известно из сообщений полиции префектуры Хиого, столицей которой и является этот город. В 10:05 из ворот особняка в Нагате выехала небольшая кавалькада машин. Впереди в белом автомобиле ехал Ода. Его сопровождала охрана на двух автомобилях. Метрах в ста от особняка оябуна, на выезде с узкой дороги на широкое шоссе, во вторую машину процессии врезался черный автомобиль. Кавалькада остановилась. 44-летний Юхиро Кусомото, по данным Национального полицейского агентства Японии (NPA), начальник охраны Оды, вышел из машины. По словам очевидцев, между ним и людьми в черном автомобиле начался разговор на повышенных тонах. Свидетели слышали, как Кусомото заявил: «Если хотите стрелять, стреляйте!» Один из его собеседников, мужчина лет 40–50, выхватил пистолет и почти в упор выстрелил ему в голову. После этого нападавшие выскочили из машины и бежали с места происшествия.

Разборки между бандами на похоронах — «круг смерти», который не в состоянии разорвать современные бандиты. 12 сентября 2017 года полиция вновь зафиксировала убийство одного из якудз
Разборки между бандами на похоронах — «круг смерти», который не в состоянии разорвать современные бандиты. 12 сентября 2017 года полиция вновь зафиксировала убийство одного из якудз
Фото: The Asahi Shimbun via Getty Images

Полиция начала расследование. Проверяется несколько версий. Главная на данный момент — нападавшие, очевидно, члены какой-то банды якудза, хотели остановить Ёсинори Оду, но не сумели этого сделать и поэтому убили одного из его помощников.

«Революция — борьба не на жизнь, а на смерть между будущим и прошлым»,— сказал однажды Фидель Кастро. Кто-то, очевидно, хочет сделать Ёсинори Оду, претендующего на место в будущем, частью прошлого.

Еще одна вполне вероятная версия: никто убивать Оду и не собирался — хотели только предупредить. Смерть крупного преступного авторитета нарушает баланс сил в криминальном мире. Ёсинори Ода неоднократно заявлял, что не намерен заключать соглашений с другими бандами. Послание ему могло гласить: если ты и дальше будешь действовать сам по себе и переманивать гангстеров из других банд, то следующие похороны будут твои.

Полиция Хиого подозревает в убийстве Юхиро Кусомото членов банды «Кобе ямагути-гуми», той самой, от которой Ода откололся в апреле этого года. «Кобе ямагути-гуми», в свою очередь, двумя годами ранее откололась от основной банды «Ямагути-гуми», с которой у Оды не менее напряженные отношения. В полиции не исключают, что к покушению могут быть причастны и другие банды. Например, связанные с «Сумиёси-кай», которым тоже надоело, что Ода переманивает их бойцов.

«Гангстеры меняют банды так же часто, как меняется небо осенью,— образно пояснил ситуацию один из специалистов по японской оргпреступности.— Границы между бандами очень расплывчаты».

Похоронное настроение

Бывает, что похороны оябунов становятся местами кровавых сражений. Такое кровопролитие произошло, например, 18 августа 2001 года на похоронах еще одного лидера «Сумиёси-кай». Тогда со всех концов страны в Токио съехались около 700 гангстеров. В похоронное бюро под видом гостей пробрались двое киллеров из «Инагава-кай», третьей в Японии банды якудза, базирующейся в Токио, и открыли огонь. Жертвами стали новый босс «Сумиёси», 52-летний Икуо Кумагава, и его помощник. Еще один член «Сумиёси-кай» был тяжело ранен.

Стражам порядка, присутствовавшим на похоронах, удалось схватить одного киллера. Второго обезвредили гангстеры «Сумиёси-кай» и передали полиции после допроса. Убийцу подвергли пыткам, хотя особой необходимости в них не было: на груди у него была вытатуирована эмблема «Инагава-кай».

Якудза умеют ждать. «Сумиёси» отомстила обидчикам через полтора года. 25 января 2003-го двое киллеров из этой банды явились в клуб в городе Маэбаси, префектура Гумма, и застрелили четырех человек. По иронии судьбы член «Инагава-кай», которого они должны были убить, получил ранение, но остался жив. Трое из четырех жертв оказались обычными обывателями и не имели никакого отношения к бандитским разборкам.

В какой-то момент якудза стало так много, что для них пришлось построить отдельную тюрьму
В какой-то момент якудза стало так много, что для них пришлось построить отдельную тюрьму
Фото: AFP / EASTNEWS

Якудза сильно отличается от преступных организаций других стран. Одно из отличий — особое отношение к смерти, в основе которого лежит фатализм. Четвертый кумитё «Ямагути-гуми» Масахиса Такенака как-то сказал: «Если кто-то хочет убить вас так сильно, что готов пожертвовать своей жизнью, то, как бы вы ни защищались, рано или поздно вас убьют. Лично я всегда помню о смерти. Если кто-то хочет меня убить, пусть попробует это сделать. Я хочу умереть как мужчина».

Такенака проруководил «Ямагути» менее года, когда его желание умереть как мужчина исполнилось. Киллер из соперничающей банды «Итива-кай» застрелил оябуна 27 января 1985 года, когда тот выходил из дома подруги.

За его наследство разгорелась война «Яма-Ити», одна из самых кровавых в истории якудза. В разборках между «Ямагути-гуми» и «Итива-кай» погибли более 40 бандитов, сотни были ранены.

К слову, несмотря на то что японская организованная преступность считается одной из самых жестоких в мире, по числу жертв бандитские войны в Стране восходящего солнца уступают как Америке, когда там еще была сильна итальянская мафия, так и Италии и другим странам. Объяснение простое: японские гангстеры плохо стреляют. Во всем виноваты сверхжесткие законы об оружии. В свое время Цукаса, например, отсидел шесть лет за незаконное владение. Неудивительно, что якудза так плохо обращаются с огнестрельным оружием, зато виртуозно владеют холодным.

Так или иначе сейчас гангстерские разборки для Японии особенно некстати: в 2020 году в Токио вновь пройдут Олимпийские игры. К этому событию готовится вся страна, включая, конечно, якудза, которые рассчитывают хорошо на них заработать.

Гангстер-революционер

Руководство «Ямагути-гуми» на похоронах Масахисы Такенаки
 В 2015 году одна из старейших банд «Ямагути-гуми» отпраздновала столетний юбилей и раскололась на две банды.
Руководство «Ямагути-гуми» на похоронах Масахисы Такенаки.

Фото: HO/Asahi Shimbun, AP

Столетний юбилей «Ямагути-гуми» в 2015 году испортил Иноуэ Кунио, отделившийся от главной банды 27 августа того же года. Основное ядро организации, в котором осталось около двух третей гангстеров, сохранило прежнее название. Сепаратисты прибавили к нему название родного города и стали именоваться «Кобе ямагути-гуми». Между членами двух родственных банд начались вооруженные столкновения. Мирные переговоры не принесли результата — произошло около сотни стычек, полиция арестовала 2 тыс. человек.

Иноуэ Кунио стал главой новой банды, отделившейся от «Ямагути-гуми»
Иноуэ Кунио стал главой новой банды, отделившейся от «Ямагути-гуми»

30 апреля 2017 года вирус сепаратизма поразил уже «Кобе ямагути-гуми». От Кунио отделился оябун среднего уровня, Ёсинори Ода. Он отказался от кодекса поведения якудза, сформулированного третьим кумитё «Ямагути-гуми» Кадзуо Таокой, который руководил бандой в 1946–1981 годах. Новая банда получила название «Нинкьё ямагути-гуми», что означает «рыцарские или гуманитарные ямагути-гуми». То есть оябун-революционер хочет сделать свою банду «гуманитарной» организацией. Превращение бандитов в «бойскаутов криминального мира» проходит по всем правилам пиара. Ода со своими подручными раздает направо и налево интервью и делится взглядами на перестройку преступного мира Японии.

Его банда открыта для всех якудза, которые готовы отказаться от насилия и стать едва ли не добропорядочными членами общества.

Главное отличие якудза от мафии, триад и прочих банд состоит в том, что японские гангстеры действуют легально. В Токио считают более целесообразным не запрещать якудза, а контролировать их и регулировать их деятельность. Власти и полиция боятся, что если якудза полностью запретить, то она уйдет в подполье.

В расколе двух банд якудза активное участие принимала полиция, проводившая обыски и аресты
В расколе двух банд якудза активное участие принимала полиция, проводившая обыски и аресты
Фото: Kyodo News via Getty Images

Конечно, сосуществование нельзя назвать мирным. Первое серьезное наступление на якудза полиция начала в 1964 году. Сегодня, полвека спустя, численность якудза резко сократилась, но они по-прежнему остаются неотъемлемой частью японского общества. У каждой из 22 банд есть штаб-квартиры и офисы (на сайте NPA можно узнать адреса и фамилии всех оябунов), свой символ — к примеру, у «Ямагути» это алмаз, а у «Сумиёси» — иероглиф, обозначающий «жизнь в каком-то месте». Большинство членов банд наносят татуировки с эмблемами. Якудзами могут быть только мужчины. Отношения между оябунами (отцами) и рядовыми бандитами, кобунами (детьми), носят сложный ритуальный характер. Главное — подчиненные обязаны выполнять все приказы главаря. Если оябун скажет, что пролетающая над головой ворона белая, как гласит старинная поговорка, то так тому и быть.

Основные доходы якудза, по крайней мере до случившегося в этом году раскола, приносили рэкет, мошенничества с недвижимостью, ростовщичество, шоу-бизнес, торговля наркотиками и незаконный азартный бизнес. У якудза мощные связи в политическом мире. У высокопоставленных бандитов есть визитные карточки, о деятельности банд красочно повествуют специальные журналы. О жизни оябунов и конфликтах в криминальном мире можно узнать и из комиксов. Очень популярны компьютерные игры о якудза, продающиеся миллионными тиражами. Никакого кодекса молчания в отличие от итальянской мафии у якудза нет. Среди оябунов модно писать автобиографии. Например, в 2010 году в Японии стала бестселлером книга Тадамасы Гото «Извините меня, но…». Раньше Гото руководил им же созданной бандой «Гото-гуми», входившей в «Ямагути-гуми». Он был очень успешным оябуном и даже носил прозвище Японский Джон Готти.

Ёсинори Ода многое изменил в своей банде. «Нинкьё», как в старину, организует «мирные дружины», которые борются с уличной преступностью. В банде, по крайней мере на словах, запрещены воровство, грабежи, мошенничество и торговля наркотиками. В «Нинкьё» все равны. Ода называет себя не оябуном, а представителем организации. Что касается денег, то их Ода надеется зарабатывать сдачей своих якудза в аренду как охранников для японцев, работающих за границей.

Ёсинори Ода отменил жесткий дресс-код якудза (строгие черные костюмы с белыми рубашками и галстуками) и разрешил своим подчиненным носить джинсы и разноцветные рубашки. Упразднил он и традиционные церемонии с сакэ (саказуки) — непременный атрибут жизни японских бандитов. Ушла в прошлое в «Нинкьё» и традиционная система верности якудза — джикисан. Наконец, Ода разрешил подчиненным не делать обязательные взносы в «общак» и поощряет их заниматься благотворительностью.

В отношении благотворительности оябун-революционер велосипеда не изобрел: Гото, к примеру, перечислил на благотворительность всю выручку от продажи мемуаров. Благотворительностью нередко занимаются и другие банды. Гангстеры помогают пострадавшим от стихийных бедствий, включая сильнейшие землетрясения в Кобе в 1995 году и на Фукусиме в 2011-м. Более того, якудза часто оказываются расторопнее властей. «Сумиёси-кай», по данным NPA, собрала в 2011 году среди своих членов почти миллион долларов, купила на них продукты и предметы первой необходимости и раздала их жителям префектур Мияги, Ибараки и Фукусима. Уже на следующий день после землетрясения «Инагава-кай» отправила в Тохоку 25 фур с памперсами, лапшей быстрого приготовления, батарейками, фонарями, водой и другими предметами первой необходимости. «Ямагути-гуми» тоже оказывала материальную помощь пострадавшим и приютила сотни потерявших кров людей в своих офисах по всей стране.

В полиции к искренности намерений Ёсинори Оды относятся скептически — скептицизм основывается на его богатом криминальном прошлом. В NPA по-прежнему считают «Нинкьё» частью «Кобе ямагути-гуми». Официальное признание затянется на несколько месяцев. Все это время банда Оды сможет не подчиняться никаким законам — на законных, заметьте, основаниях. В правоохранительных органах также не исключают возможность того, что второй раскол вызван борьбой между двумя главными бандами «Ямагути-гуми». В этой междоусобной войне, которая может возобновиться в любой момент, «Нинкьё», формально отделившаяся от Кобе, наверняка станет на ее сторону и сможет помогать ей более эффективно, чем помогала бы, оставаясь в ее рядах.

Не на пустом месте

«Революция» Оды зрела все последние годы. Якудза сейчас не такая, какой была еще два-три десятка лет назад. Японское общество по традиции до сих пор нередко восхищается гангстерами, но быть якудза в современной Японии уже далеко не так почетно и выгодно, как раньше. В мае этого года полиция, сообщает газета Asahi, арестовала в Нагое двух якудза за попытку кражи в супермаркете почти 200 наименований продуктов в общей сложности на 76,12 тыс. иен ($668). Арестованные, члены мелкой банды, входящей в состав «Кобе ямагути-гуми», жалуются на тяжелую жизнь. По их словам, они вынуждены красть еду, чтобы не умереть от голода…

Расцвет силы якудза пришелся на 1963 год. Тогда, по данным полиции, ее численность составляла 184,1 тыс. человек.

К началу 1990-х численность гангстеров снизилась до 70 тыс. человек, а к концу 2016 года, по данным NPA, их осталось не больше 18 тыс. Неудивительно, что несколько лет назад в газетах начали появляться объявления о приеме на работу в… банды якудза.

Оптимисты говорят о разгроме японской оргпреступности, но слухи о кончине якудза сильно преувеличены. Да, их стало на порядок меньше, и они действуют сейчас по-другому, но бандиты по-прежнему сильны и получают, например, как минимум 5% доходов всего строительного бизнеса в Японии. Они потихоньку отказываются от физического насилия и пытаются осваивать новые сферы деятельности — полицию тревожит все больший интерес гангстеров к миру финансов и киберпространству.

Еще каких-то десять лет назад каждый десятый арестованный якудза обвинялся в рэкете. Сейчас обвинений в кражах и мошенничестве, отмечает NPA, больше, чем в насильственных преступлениях. Бандиты нередко сотрудничают друг с другом. Так, одним майским днем 2016 года члены шести банд сообща похитили из банкоматов по всей Японии $17,3 млн.

Большие перемены в жизни якудза начались в сентябре 2009-го, когда шеф NPA Такахару Андо публично пообещал уничтожить одну из основных банд «Ямагути-гуми» — «Кодо-кай». Многие не поняли: почему главный полицейский Японии хотел разгромить не всю крупнейшую банду страны, а лишь ее подразделение? Объяснение простое. Члены «Кодо» вели себя не так, как остальные якудза: они были на виду и постоянно мелькали перед телекамерами, отказывались сотрудничать с полицией и совершали другие неприемлемые с точки зрения стражей порядка поступки. Главная их вина заключалась в том, что они показывали плохой пример для коллег по криминальному миру.

В NPA быстро разработали закон против организованной преступности. Авторы закона, начавшего действовать в октябре 2011 года, нанесли бандитам сильный удар, криминализовав выплату им денег и сотрудничество с ними. Гангстеры быстро почувствовали действенность нового закона. Сейчас дело доходит до того, что они не могут даже купить смартфон. 6 июня прошлого года полиция арестовала главаря «Кобе ямагути-гуми» Иноуэ Кунио, но вскоре была вынуждена его отпустить. Кунио обвинили в том, что четыре года назад он заказал для себя новую модель телефона на имя подружки.

Проблемы у якудза сейчас со всем. Им трудно взять напрокат машину, открыть банковский счет и получать почту в офисах банд. Типографии отказываются принимать у них заказы на изготовление визиток. Якудза приходится иногда даже сжигать своих усопших товарищей в самодельных печах в офисах, потому что в крематории их не пускают. Не пускают бандитов и во многие храмы, включая один из самых знаменитых буддийских храмов — Энряку-дзи в окрестностях Киото. Членов якудза отказываются обслуживать в барах и ресторанах. Они стали персонами нон грата в заведениях общепита даже на исторической родине японской оргпреступности, в Фукуоке.

Раньше офисов якудза было так много, что на территории каждого полицейского участка оказывался как минимум один. Это облегчало полиции контроль над гангстерами. Сейчас стражам порядка намного труднее контролировать якудза, потому что они не только стараются поменьше афишировать свою деятельность, но и закрывают представительства. Тяжелое финансовое положение и сокращение численности вынуждает банды совместно арендовать офисы. Еще каких-то десять лет подобное было немыслимо: собственная штаб-квартира всегда считалась у якудза символом власти и силы. По данным полиции, совместных представительств в префектуре Осака сейчас как минимум 13, в префектуре Хиого — три. Арендаторы по очереди дежурят в офисах и принимают посетителей. «У нас не хватает ни денег, ни людей,— объясняет один из гангстеров.— Нам приходится экономить даже на отоплении и электричестве».

Еще одно доказательство ослабления японской оргпреступности — резкий рост спроса на удаление татуировок, визитной карточки любого уважающего себя японского гангстера. Тату (ирезуми) свидетельствуют о мужественности их обладателя и принадлежности к якудза. До появления электроигл нанесение их было такой болезненной процедурой, что одним из старинных прозвищ якудза было слово «гаман» — «терпеливость». Считалось, что чем больше «живописи» на теле якудза, тем лучше он способен терпеть боль.

Сегодня с бандитскими тату трудно устроиться на работу. Компании не хотят брать якудза, пусть и порвавших с криминальным миром. В общественных банях, бассейнах и спортивных клубах часто можно увидеть объявления о запрете на посещение гражданам с татуировками.

В связи с ослаблением влияния якудза стали пользоваться спросом услуги по выведению татуировок
В связи с ослаблением влияния якудза стали пользоваться спросом услуги по выведению татуировок
Фото: AFP / EASTNEWS

А несколько лет назад мэр Осаки Тору Хашимото распорядился проверить всех 38 тыс. госслужащих на наличие ирезуми. Чаша терпения градоначальника переполнилась, когда учитель одной из городских школ показал ученику татуировку на руке, чтобы напугать его.

Мэр Осаки — известный борец с якудза, проверяющий всех своих служащих на наличие бандитских татуировок
Мэр Осаки — известный борец с якудза, проверяющий всех своих служащих на наличие бандитских татуировок
Фото: Sankei via Getty Images

Кстати, ирезуми — удовольствие не из дешевых. Тату на руке обойдется в 400 тыс. иен, покрыть «живописью» все тело стоит в десять раз дороже. Из той же оперы всплеск популярности пластических хирургов, которые делают операции гангстерам, совершившим в свое время юбитсуме — отсечение верхней фаланги мизинца за какой-то промах. Отсутствие части мизинца сразу выдает якудза и тоже мешает им устроиться на работу. Поэтому в последние годы решившие покончить с криминалом бандиты часто пытаются скрыть увечье при помощи имплантатов.

Многие бывшие бандиты носят протезы пальцев, чтобы окружающие и работодатели не догадались об их бурном прошлом
Многие бывшие бандиты носят протезы пальцев, чтобы окружающие и работодатели не догадались об их бурном прошлом
Фото: AFP / EASTNEWS

Несмотря ни на что, не все японцы считают якудза злодеями. Известны случаи, когда родители отдают подсевших на наркотики детей… бандитам, которые обещают их вылечить, и обещание часто выполняют. Правда, в последние годы такое происходит все реже.

Их перестают бояться

Японские власти эффективно борются с оргпреступностью. Главное орудие борьбы — суды. Война объявлена фирмам, которые сотрудничают с якудза и помогают им зарабатывать и отмывать деньги. Любой японец может увидеть списки таких компаний, регулярно публикуемые в прессе. Поначалу счет шел на тысячи, сейчас их число стремительно сокращается. Подавляющее большинство бизнесменов не хотят быть ославленными на всю страну. На тех, на кого не действуют огласка и угроза лишиться важных клиентов и кредитов, власти пытаются воздействовать при помощи судов и штрафов.

Отношение к организованной преступности меняется не только у бизнеса.

О том, что якудза уже не внушает такого панического страха, как каких-то два-три десятилетия назад, говорят начавшие появляться в судах иски к бандам и бандитам от японских обывателей.

Летом 2013 года хозяйка ресторана в Нагое (ее имя держится в тайне) обратилась в суд с иском к самому Цукасе. Она ежемесячно платила гангстерам из «Кодо-кай» в 1998–2010 годах от 30 тыс. до 100 тыс. иен. Когда же женщина попыталась в 2008-м перестать платить дань (миказемерио), бандиты пригрозили сжечь ее ресторан, а ей самой угрожали физической расправой. В общей сложности хозяйка ресторана заплатила им 10,35 млн иен. От Цукасы она требовала 17,35 млн с учетом компенсации за моральный вред. Суд встал на сторону истицы и в апреле этого года обязал верховного оябуна выплатить ей 13 млн иен.

Конечно, сам главарь «Ямагути-гуми» дань с хозяйки ресторана не собирал и, скорее всего, брать деньги конкретно с нее даже не приказывал — отважная женщина воспользовалась внесенным в 2008 году изменением в закон, которое обязывает работодателей отвечать за действия и поступки своих работников. Это изменение, кстати, заставило главарей банд посадить гангстеров за изучение законов. Дело доходит до того, что им даже приходится сдавать экзамены на знание уголовного кодекса.

Мало кому из оябунов хочется повторить судьбу двух боссов одной из банд «Сумиёси-кай», которым пришлось раскошелиться из-за подчиненных. Трое бандитов попытались убить бывшего главаря соперничающей банды 25 января 2003 года. Во время перестрелки в одном из баров Маэбаси погибли три посетителя, не имевшие никакого отношения к криминальному миру. Родственники одного из погибших обратились в суд. Во избежание крупных неприятностей оябуны заплатили им почти 97,5 млн иен…

Времена для якудза сейчас непростые, и легче им, по крайней мере в ближайшем будущем, точно не станет. Японские власти не ослабляют давление на криминальный мир. 11 июля 2017 года вступил в силу закон о борьбе с организованной преступностью, созданный на основе уже действующих законов об оргпреступности и против отмывания денег. Под его юрисдикцию подпадает в общей сложности 277 видов преступлений. Более того, закон разрешает арестовывать обвиняемых не только после совершения преступлений, но и на стадии их подготовки. Во время обсуждения нового закона в парламенте оппозиция критиковала его за то, что он нарушает свободу мысли.

Якудза оперативно отреагировала на новую угрозу. В «Ямагути-гуми», к примеру, напечатали четырехстраничную инструкцию с советами гангстерам, как избежать ареста.


Схватка двух оябунов

Из-за чего разгорелась война в преступном мире Японии

 LENTA.Ru, 1 апреля 2016

Япония стоит на пороге новой войны. На этот раз — внутри страны. Крупнейшая группировка японской мафии якудза «Ямагути-гуми» раскололась: мятежные лидеры из города Кобэ отделились от основной группы, создав собственную «Кобэ Ямагути-гуми», и теперь готовятся c оружием в руках отстаивать свою независимость. Полиция приведена в полную готовность, в ее рядах формируется спецотряд для контроля за обстановкой. «Лента.ру» разбиралась, к чему может привести война двух группировок.

Представители японской мафии - якудза
Представители японской мафии - якудза
Фото: Raul Ariano / Zumapress / Globallookpress.com

Маленький семейный бизнес

«Ямагути-гуми» — крупнейшая в мире группировка якудза, в прошлом году отпраздновавшая свое столетие. Она насчитывает десятки тысяч человек, не говоря о сотнях тысяч членов семей мафиози и владельцев легального бизнеса, обслуживающего мафию.

«Ямагути-гуми» имеет долгую и славную историю. Созданная в годы Первой мировой войны в порту Кобэ бывшим рыбаком, скромным профсоюзным боссом, а по совместительству мелким гангстером Харукити Ямагути, она постепенно распространила свое влияние на весь город Кобэ, а потом и на прилегающие районы.

Основу благосостояния клана заложил его третий «крестный отец» (по-японски — кумитё) Кадзуо (Кацуо) Таока — сирота из бедной семьи, вступивший в одну из уличных банд «Ямагути». Таока быстро прославился как отличный уличный боец, заслужив прозвище Кума (Медведь) за привычку начинать драку с удара ногтями согнутых пальцев в глаза противника, после чего оппонент, как правило, лишался способности видеть — на некоторое время или навсегда. Таланты Кумы не остались незамеченными, и сын основателя группировки Нобору Ямагути взял многообещающего паренька в свою охрану, а позже стал поручать ему самые важные дела.

Мафию пуля боится

Вторая мировая с ее тотальными мобилизациями, сверхжестким регулированием имперской экономики и массовыми разрушениями нанесла группировке серьезный удар. В 1942 году умер Нобору Ямагути, и клан практически распался. Но после капитуляции Японии бывший телохранитель Нобору снова собрал гангстеров — банду за бандой, человека за человеком. Кадзуо Таока оказался не только беспощадным бойцом, но и отличным стратегом. Став главой клана, Таока превратил его из семейного бизнеса Ямагути в настоящий преступный синдикат. Он и другие боссы якудза сумели убедить в своей нужности и американскую оккупационную администрацию, и японские власти, объяснив, что гангстеры могут пригодиться для борьбы с левым и профсоюзным движением. Взамен они просили немного: всего-то закрыть глаза на некоторые не совсем законные деловые операции. Ничего личного, только бизнес.

Прощание с Кадзуо Таокой проходило под охраной полиции
Прощание с Кадзуо Таокой проходило под охраной полиции
Фото: Kyodo News / AP
По данным правоохранительных органов, проститься с «кумитё всех кумитё» прибыли 1310 гангстеров из 200 группировок и кланов якудза.

В наши дни якудза – это своеобразные бизнесмены, занимающиеся специфической деятельностью: игорным бизнесом и отчасти порноиндустрией. Она уже давно не противостоит государству, а сотрудничает с ним. И государство на многое закрывает глаза, понимая, что якудза – пусть и самобытная, но часть экономики Японии. В Токио, в районе станции «Синдзюку» есть местечко под названием Кабукитио. Там все или принадлежит, или находится под контролем якудзы. Здесь на улице открыто и настойчиво рекомендуют купить абсолютно любую порнографию либо «отдохнуть» с девицей с любого конца земли. На то и другое полиция почти не обращает внимания. В Кабукитио приходят не только озабоченные иностранцы, но и вполне респектабельные граждане. Ведь районы, подобные этому (а их в Японии немало), – неплохие места для деловых встреч и переговоров. Там не стоит опасаться подслушивающих устройств, устанавливаемых конкурентами. Собирать конфиденциальную информацию о клиентах своих заведений якудза считает ниже собственного достоинства.

Неудивительно, что борьба с «японской мафией» в Японии в общем-то и не ведется – ну, разве что на словах и исключительно для улучшения внешнеполитического имиджа страны. Чуть ли не главной мерой по борьбе с якудзой в Стране восходящего солнца считается запрет на посещение людям со «специфическими» татуировками горячих источников – онсенов, столь любимых японцами. Впрочем, по словам моих знакомых японцев, и этот запрет не соблюдался. Иностранцам в источники вход запрещен, а местные жители на татуировки внимания не обращают.

И уж совсем не стоит опасаться якудзы иностранцам. В этом я убедился на собственном опыте, побывав в Икебукуро – одном из районов столицы, пользующихся дурной репутацией. Идя по улице, я заметил, что меня постоянно потихоньку фотографирует китаянка, по внешности проститутка. Конечно же, мне это не понравилось. Я подошел к ней, представился, показал карточку аккредитации иностранного журналиста и предупредил, что еще один кадр в мою сторону – и она окажется в полицейском участке. Девица разревелась и защебетала с жутким китайским акцентом так, что ничего разобрать было нельзя. И тут буквально из-под земли вырос здоровенный детина. На борца сумо он не был похож, скорее он был под стать одному из братьев Кличко. Некоторое время он раскланивался и извинялся передо мной, а затем сделал суровый выговор рыдающей китаянке. Как я понял, она фотографировала не того иностранца. Оказывается, кто-то из американцев за «услуги» не заплатил и нагло удрал. Меня же приняли за него (тяжеловато азиатам отличить европейцев по лицам) и стали таким образом «стыдить» в надежде, что я все-таки расплачусь.

Не выдерживают критики и легенды о том, что члены якудзы фантастически богаты. В большинстве своем японские мафиози – люди с достатком ниже среднего по стране. Что же удерживает японцев в якудзе? То же, что удерживает многих японцев на их месте работы, – лояльность фирме. Бизнес якудза – семейный, членство в клане передается от отца к сыну. Общеизвестно, что выйти из клана достаточно легко, никто не будет удерживать. Однако нужно принести болезненную жертву – покидающему клан отрезают фалангу пальца. Эта метка – на всю оставшуюся жизнь.

И уж совсем не вяжется с образом мафии то, что якудза активно помогает государству и добропорядочным гражданам. Так, когда строился токийский аэропорт «Нарита», крестьяне, у которых отбирали земли под строительство, устроили массовый протест, с которым полиция была не в состояние справиться. Все мирным путем решила якудза. Просто каждой семье, лишенной земли, помимо государственных средств якудза из своих резервов выделила собственную компенсацию. Не менее благородно якудза поступила и во время природной катастрофы в марте этого года, направив одной из первых гуманитарные грузы в пострадавшие от землетрясения и цунами районы Японии.

А в июле 2013 года крупнейшая группировка японской мафии (якудзы) Ямагути-гуми приступила к изданию журнала, предназначенного исключительно для членов своей организации, пишет Sankei Shimbun. На первой полосе восьмистраничного журнала "Ямагути-гуми Симпо" опубликовано обращение главы организации Кэнити Синоды, жалующегося на то, что для японской мафии наступили тяжелые времена.

Кроме этого, Синода в своем обращении призывает членов организации вести себя в соответствии с традиционными ценностями и правилами организации. В "Ямагути-гуми Симпо" также имеются развлекательные колонки, посвященные рыбалке, сатирической поэзии и традиционным японским играм го и сеги.

Таока пережил многочисленные тюремные сроки и даже пулю 38-го калибра, выпущенную ему в затылок (покушение произошло, когда 65-летний босс развлекался в ночном клубе). Он скончался неожиданно, в возрасте 68 лет, от сердечного приступа, оставив после себя огромный преступный синдикат, имевший отделения почти по всей Японии и множество ячеек за ее пределами, и титул «кумитё всех кумитё».

После смерти Таоки для клана наступили трудные времена. Его преемник Кенити Ямамото в тот момент отбывал срок в тюрьме, где скоропостижно скончался полгода спустя. Три года, пока «Ямагути» не мог выбрать лидера, кланом правила жена Таоки, но ей было далеко до мужа. Клан угасал на глазах: полиция развернула охоту на осиротевших мафиози, пачками сажая их в тюрьмы. Наконец в 1985 году период нестроений, казалось, закончился: высший совет «Ямагути» выбрал нового оябуна (главу группировки) — 51-летнего Масахису Такенаку.

Но назначением оказались довольны не все: три тысячи человек во главе с Хироси Ямамото отделились, создав собственную банду «Итива-каи». 26 января 1985-го Такенаку обстреляли около дома его любовницы в городе Осака. Оябун и двое его сопровождающих скончались на месте.

Гражданская война якудза-стайл

Похороны Такенаки, транслировавшиеся по государственному телевидению, представляли собой величественное зрелище: за гробом шли более тысячи человек в черных костюмах, белых рубашках и черных зеркальных очках — траурной униформе якудза. Над гробом убитого оябуна они дали клятву жестоко отомстить за смерть любимого вождя и стереть с лица земли подлых убийц из «Итива-каи».

Руководство «Ямагути-гуми» на похоронах Масахисы Такенаки
Руководство «Ямагути-гуми» на похоронах Масахисы Такенаки
Фото: Asahi Shimbun / AP

Четыре года — с 1985-го по 1989-й — тянулась война в регионе Кансай, где окопалась «Итива-каи». Она получила название «война Яма-Ити». В полицейские сводки попали 220 перестрелок, 36 человек погибли, сотни были ранены. За великим сражением крупнейшей группировки якудза и ее мятежных полевых командиров следила вся страна: газеты публиковали ежедневные сводки, в которых вели подсчет потерь с обеих сторон.

Но удача, как известно, обычно на стороне больших батальонов. Лоялисты из «Ямагути-гуми» взяли верх. За боевиками «Итива-каи» охотились как за дикими зверями, их подстерегали под дверьми собственных домов, они боялись появляться на улицах. В конце концов мятежники взмолились о пощаде. При посредничестве других уважаемых мафиози было заключено мирное соглашение, и уцелевшие раскаявшиеся боевики «Итива-каи» вернулись в ряды «Ямагути-гуми». Но для группировки победа оказалась пирровой: слишком много рядовых гангстеров и членов руководства во время боевых действий открыто нарушили закон, были пойманы на месте преступления и оказались в тюрьмах.

Следующий, пятый оябун не просто восстановил влияние группировки, но и привел ее к невиданному процветанию. При Ёсинори Ватанабе и его помощнике-вакагасира Масару Такуми клан превратился в одно из самых богатых преступных сообществ не только в Японии, но и во всем мире. Бюджет «Ямагути-гуми» вполне мог потягаться с экономикой небольшого государства третьего мира: боссы клали в карманы миллиарды долларов, заработанные на торговле наркотиками и оружием, азартных играх, содержании борделей и создании порносайтов и полученные вполне легальным путем, например через строительные фирмы или игру на бирже. Дошло до того, что синдикат начал выпуск собственного журнала, который распространялся среди членов «Ямагути-гуми».

Оябун-то ненастоящий!

И вот теперь «Ямагути-гуми» снова стоит на пороге гражданской войны. Шестой оябун, Кэнъити Синода, известный также как Синобу Цукаса, занял пост главы банды в 2005 году. Он значительно отличается от своих предшественников: Кэнъити родом c острова Кюсю, в то время как все предыдущие оябуны были уроженцами региона Кансай на острове Хонсю. Синода сделал карьеру благодаря своей дерзости и беспощадности (ему пришлось отсидеть 13 лет в тюрьме за то, что он зарубил босса враждующей группировки катаной), а также беспрекословной верности клану и успешным операциям в ходе «войны Яма-Ити», открывшим ему двери в высшие круги «Ямагути-гуми».

После избрания оябуном Синода сразу же показал, что его стиль правления — более демократичный. Он отказался ехать на церемонию вступления в должность на лимузине, как все его предшественники, предпочтя обычный поезд. А по пути зашел пообедать в лапшичную, пока многочисленные лидеры и полевые командиры «Ямагути-гуми» ждали за роскошным столом, накрытым в честь нового босса, не решаясь начать банкет.

Не всем пришлись по вкусу и наполеоновские планы шестого оябуна: Кэнъити мечтал завершить экспансию на восток, начатую его предшественником, и взять под свой контроль Токио. Он уговорил одну из местных банд — «Кокусуи-каи» присоединиться к «Ямагути-гуми», создав таким образом плацдарм в столице. Было очевидно, что группировка «Канто-Хацукакаи», контролирующая мегаполис, без боя не сдастся. Обе стороны готовились к большой войне.

Кэнъити Синода выходит из тюрьмы
Кэнъити Синода выходит из тюрьмы
Фото: AFP / AP

Но войны так и не последовало: Кэнъити Синода был неожиданно арестован за то, что некогда позволил одному из охранников носить незарегистрированный пистолет. Босс провел в тюрьме шесть лет и вышел на свободу в апреле 2011-го.

К тому моменту в «Ямагути-гуми» оформилась оппозиция. Противостояние оябуна и фронды длилось четыре года и завершилось расколом: в августе 2015 года из состава группировки вышли несколько влиятельных банд, включая крупнейшую банду в составе «Ямагути» — «Ямакен-гуми», чья лояльность никогда ранее не вызывала сомнений. Мятежники образовали новую группу и назвали ее «Кобэ Ямагути-гуми», провозгласив оябуном 67-летнего Кунё Иноуэ. Ни о какой экспансии на восток речь больше не идет: Кэнъити Синода должен сперва разобраться с бывшими соратниками. Война была объявлена в сентябре 2015-го. С тех пор полиция зарегистрировала уже 17 перестрелок между лоялистами и мятежниками, войной охвачены 10 из 47 японских префектур, где действует «Ямагути-гуми». На днях неизвестные угнали мусоровоз и протаранили двери в офис одной из банд мятежников. Похоже, лихие 80-е возвращаются.

Параллельный мир

Простые японцы следят за битвой двух оябунов с чисто спортивным интересом, как их отцы и деды следили за «войной Яма-Ити», гадая, чья возьмет. Якудза в Японии давно превратилась в культурный феномен: благородные гангстеры в многочисленных комиксах и мультфильмах приходят на помощь положительному герою или судят по справедливости, карая злодеев. Это не мешает основной массе японцев относиться к якудза негативно. Преступный мир в Японии существует как бы параллельно с обычным: дети оябунов ходят в те же школы, что и их сверстники, множество японцев работают в фирмах, принадлежащих якудза, или торгуют с мафиози, но при этом сами члены якудза и их разборки остаются вне социальной структуры, где протекает жизнь обычного гражданина. Японцы мафию как будто не замечают, воспринимая ее существование как данность.

Последствия землетрясения 2011 года
Последствия землетрясения 2011 года
Фото: Hitoshi Yamada / Zuma / Globallookpress.com

При этом оба мира — обычный и криминальный — постоянно пересекаются. Иногда это приносит простым японцам горе — когда то один, то другой гражданский попадает под пули во время разборки банд. Или когда ошалевший от безнаказанности босс якудза убивает не понравившегося ему человека, как это произошло с популярным мэром Нагасаки Иттё Ито, которого застрелил лидер нагасакского отделения «Ямагути» Тэцуя Сироо. Полицейским Сироо объяснил, что мстил мэру за ненадлежащее исполнение обязанностей: в 2003 году машина мафиозо повредила колесо, въехав в неогороженную яму на стройплощадке. Волна народного возмущения, поднявшаяся после этого убийства, вынудила судей вынести Сироо смертный приговор, который потом под давлением руководства «Ямагути-гуми» заменили на пожизненное заключение.

Иногда, наоборот, якудза делают добрые дела. Так, после землетрясения в Кобэ в 1995 году, когда государственные спасательные службы из-за организационного хаоса медлили с оказанием помощи пострадавшим, именно «Ямагути-гуми» доставила в город продовольствие и гуманитарную помощь. Во время землетрясения и цунами 2011 года, когда произошла авария на АЭС «Фукусима-1», только оперативные действия мафии, организовавшей в своих офисах пункты размещения беженцев и отправившей помощь в пострадавшие районы, спасли десятки тысяч жизней.

Если простых японцев разборки оябунов беспокоят мало, то бизнес из-за этого лихорадит. Война между группировками означает существенный передел рынка, причем не только теневого: мафии принадлежат множество легальных предприятий и фирм, встроенных в общую экономическую систему Страны восходящего солнца — от лапшичных до киноиндустрии, за которой закрепилось прозвище «Якудзовуд». Кто бы в конце концов ни победил, для большинства японских бизнесменов гражданская война между якудза означает перебои в бизнесе, а в худшем случае и разорение.

Моя полиция меня стережет

Наконец, третья сторона, наблюдающая за происходящим с большим интересом, — японская полиция. Стражи порядка развили, на первый взгляд, бурную деятельность: создано специальное подразделение, занимающееся отслеживанием происходящего в Кобэ, розданы многочисленные интервью, изданы грозные предупреждения: законы соблюдать, порядок не нарушать. Однако американский журналист Джейк Эдельстейн, специализирующийся на истории и современности якудза, считает, что эта активность — не более чем ширма.

Полиция Японии
Полиция Японии
Фото: Duits.co / AFLO / Globallookpress.com

«Полагаю, что до тех пор, пока не погибнет первый гражданский, полиция будет сидеть ровно и наблюдать, как боевики якудза истребляют друг друга, — объясняет Эдельстейн. — Потому что стражи порядка уверены, что до тех пор, пока мафиози убивают себе подобных и не трогают мирное население, они просто делают за полицию ее работу».

Любая разборка между кланами якудза резко повышает эффективность работы полиции. Число задержанных с оружием в кармане растет как на дрожжах, после каждой перестрелки в тюремных больницах оказываются дополнительные клиенты. Учитывая, что якудза по возможности блюдут правила игры и не оказывают сопротивления при задержании, а иногда, почуяв угрозу своей жизни, приходят в участок с повинной, стражам порядка остается только следить, чтобы мафиозная гражданская война не превратилась в битву всех со всеми. Ведь куда проще контролировать несколько десятков преступных синдикатов, чем кровавую анархию.

Алексей Куприянов


Их бог — оябун

Якудза как одно из явлений традиционной Японии

ЛЕНТА.Ru, 27 июля 2013

Одним из самых ярких явлений в японском обществе считаются преступные группировки якудза. В отличие от западных мафиозных объединений якудза — законные образования с четкими правилами и жестким кодексом чести. Японцы давно смирились с существованием преступных кланов, считая их неотъемлемой частью традиционного уклада. Впрочем, под давлением властей уровень доверия к якудза в последние годы постепенно снижается.

Якудза со значком клана «Ямагути-гуми» на лацкане
Якудза со значком клана «Ямагути-гуми» на лацкане
Фото: Masatoshi Okauchi / Rex Features / FOTODOM.RU

Благородные бандиты

О том, как именно зародилось такое явление, как якудза, достоверной информации явно не хватает. Некоторые представители этого сообщества склонны считать себя потомками сословия самураев, многие из которых в далеком прошлом потеряли сюзеренов и стали странствующими ронинами. Подобная точка зрения позволяет якудза создать вокруг себя ауру романтики и благородства.

Согласно еще одной теории, предшественниками якудза были вовсе не ронины, а участники гражданских ополчений, защищавшие свои селения от бывших самураев. С одной стороны, менее благородным происхождение якудза эта трактовка не делает. Однако, с другой стороны, есть свидетельства, что в подобные ополчения часто шли представители низших слоев населения, многие из которых промышляли незаконными делами.

Впрочем, утверждается, что с исторической точки зрения однородным образованием якудза называть нельзя: помимо защитников селений (или бывших самураев) составными элементами сообщества считаются бродячие торговцы, зачастую добывавшие средства к существованию мошенничеством и грабежами (не исключено, что именно они в прошлом были ронинами), и владельцы игорных притонов. Более того, распространена точка зрения, что само название якудза пришло из игорного дела. Предполагается, что оно созвучно трем слогам, обозначающим числа (восемь, девять, три), сумма которых (двадцать) в распространенной в Японии карточной игре оитё-кабу означает проигрышный результат. Якобы таким образом участники сообщества подчеркивали свою оторванность от «цивилизованных» японцев.

Оиси Ёсио, герой эпоса про 47 ронинов
Оиси Ёсио, герой эпоса про 47 ронинов

Появившись еще в XVII—XVIII веках, предшественники якудза предположительно начали приобретать влияние в XIX веке, особенно в период Реставрации Мэйдзи. Развитие экономики и последующая индустриализация оказались обширным полем для деятельности гангстеров, взявших под свое крыло торговлю, промышленное производство и рынок труда. К тому времени бандиты уже активно сотрудничали с местной полицией, которую в обмен на протекцию снабжали информацией. Кроме того, у якудза и правоохранителей была негласная договоренность о распределении обязанностей: в обмен на разрешение носить оружие (в основном мечи) и ряд других преференций мафия обязалась исполнять функции полиции, когда у стражей порядка не хватало собственных ресурсов.

Тысячи семей

Сближение якудза с властями продолжилось в XX веке. Особенно быстрыми темпами оно пошло на фоне экономического спада в период перед Второй мировой войной. С одной стороны, мафия могла эффективно подавлять акции возмущенных жителей, за что она продолжала получать различные послабления. С другой стороны, под руководством якудза пышным цветом расцвели разного рода притоны, попытки ликвидировать которые грозили обернуться еще более масштабными акциями народного неповиновения.

Особо же большое влияние якудза приобрели уже после войны, с приходом в страну американцев. Оккупационные власти не доверяли местным гангстерам и смотрели на них с большим подозрением. Однако именно через якудза иностранные военные получали доступ к проституткам, наркотикам и другим сомнительным услугам. Бандитские группировки же, пользуясь ослаблением властей и плачевным состоянием экономики, организовали черный рынок продовольствия и других дефицитных товаров, которые закупали у американцев.

Члены клана «Ямагути-гуми» на похоронах убитого босса Масахисы Такэнаки. 1988 год
Члены клана «Ямагути-гуми» на похоронах убитого босса Масахисы Такэнаки. 1988 год
Фото: AP

С окончанием оккупации влияние якудза нисколько не ослабло. Более того, к тому моменту они уже стали своего рода сословием, существование которого ни для кого не оставалось секретом. К середине 1990-х годов якудза объединялись примерно в 2,5 тысячи семей. В основном это были мелкие группировки, в то время как на первый план вышли три главных клана, которые остаются самыми крупными и влиятельными до сих пор.

Крупнейшей семьей из «большой тройки» является синдикат «Ямагути-гуми», численность которого оценивается в 40—55 тысяч человек. Изначально под его контролем находился город Кобэ, расположенный ближе к западной оконечности острова Хонсю, однако с недавнего времени он распространил свое влияние и на Токио. Столичный регион находится в центре внимания и двух других сильнейших криминальных объединений Японии — «Сумиёси-каи» и «Инагава-каи». Численность этих группировок составляет около 20 и 15 тысяч участников соответственно.

Всего же на сегодня в Японии насчитывается около ста тысяч участников преступных группировок, причем около половины из них составляют так называемые «временные» якудза, не состоящие в кланах. Сами себя они считают независимыми гангстерами, способными составить конкуренцию «настоящим» якудза, в то время как последние относятся к ним с презрением и считают «шестерками».

Их нравы

Строго говоря, семьями и кланами объединения якудза называются лишь условно: никакого родства между их участниками, как правило, нет. Отношения же, которые связывают участников банды, можно назвать квазисемейными. Речь идет о системе оябун — кобун, где первый — условно отец, а второй — условно сын. Эта иерархическая система, выходящая за рамки иерархии формальной (своего рода штатного расписания), характерна далеко не только для преступных группировок: по такому же принципу свои неформальные отношения строят участники многих других объединений в Японии — компаний, политических партий, общественных организаций и так далее.

Татуировка на спине якудза
Татуировка на спине якудза
Фото: Rex Features / FOTODOM.RU

Вместе с тем отношения среди якудза порой считаются более крепкими, чем в иных коллективах, в особенности, когда речь заходит об исполнении приказа босса. Для участника клана ослушаться оябуна — как правило, поступок немыслимый. Одновременно принять на себя удар в случае опасности, даже если речь идет о равном по статусу члене банды, считается поступком в высшей степени благородным. Если же гангстер по каким-то причинам не исполнил волю оябуна или скомпрометировал свой клан, для заглаживания вины он совершает ритуал, давно ставший визитной карточкой якудза во всем мире — отрезает последнюю фалангу мизинца (или безымянного пальца, если проступок стал не первым). Ритуал этот берет свое начало в древней Японии, когда он имел не только символическое, но и практическое значение: без мизинца или его части воину было гораздо сложнее орудовать мечом, что делало его более зависимым от хозяина и других участников коллектива, перед которыми он провинился.

Еще одной отличительной чертой якудза, знакомой многим иностранцам, являются огромные татуировки, которые могут покрывать все тело. Правда, как правило, бандиты тщательно скрывают их от посторонних глаз. Одна из причин, по которой якудза стремятся как можно больше украсить свое тело — желание продемонстрировать стойкость духа и презрение к физическим страданиям. Учитывая, что обычно подобные татуировки наносятся вручную, без использования автоматики, времени на создание узора может уйти очень много — до нескольких лет.

Вынужденный бойкот

В отличие от западных мафиозных кланов, которые стараются сохранить в тайне детали своей деятельности, якудза никуда не прячутся. Напротив, они, можно сказать, выставляют себя напоказ, обозначая свои штаб-квартиры соответствующими вывесками, раздавая визитки с названием и символикой своего клана, размещая контакты в телефонных справочниках и издавая собственные журналы. Подобная, казалось бы, наглость объясняется просто — якудза не запрещены законом. По сути, они ничем не отличаются от любых других общественных объединений.

Один из основополагающих принципов якудза, которого семьи стараются придерживаться уже много лет — не опускаться до уличной преступности. Кодексы многих кланов запрещают грабежи, кражи, уличную продажу наркотиков, изнасилования, убийства. Напротив, якудза стремятся поддерживать на подконтрольной им территории максимальный общественный порядок, причем их убеждение в собственной пользе настолько велико, что лидеры некоторых группировок на полном серьезе считают свои семьи «гуманитарными организациями».

Тем не менее, соблюдение кодекса чести не мешает якудза регулярно нарушать закон. Специализируются они на проституции, вымогательстве, игорном бизнесе, масштабной наркоторговле, торговле оружием, незаконных операциях с недвижимостью. Совершают они и убийства — правда, обычно это происходит в рамках межклановых разборок.

Преступления, совершаемые якудза, оставаться незамеченными, конечно же, не могут. Активная борьба с кланами идет с начала 1990-х годов, когда были приняты первые антимафиозные законы. Однако самые радикальные меры пришлись лишь на последние несколько лет. При этом от аналогичного законодательства в других странах эти меры отличаются тем, что сами кланы по-прежнему остаются законными образованиями. Вне закона же власти объявили сотрудничество с мафией. Согласно новым нормам, компании, уличенные в связях с якудза, лишаются банковского обслуживания и арендованных площадей, а их акции снимаются с биржевых торгов. Сотрудники таких фирм могут понести уголовную ответственность вплоть до тюремного заключения.

После принятия этих законов от якудза стали отворачиваться все те, с кем кланы раньше вели дела. Мафия действительно потеряла часть доходов, из-за чего ей приходится искать новые сферы интереса — одним из них недавно стал фондовый рынок, на котором якудза действует через подставные компании. Правда, у подобного подхода к борьбе с преступными кланами есть и критики. По их мнению, в большой опасности оказываются представители бизнеса, которые попадают меж двух огней: с одной стороны им угрожают гангстеры, разозленные отказом от сотрудничества, с другой — закон.

Еще одним способом осадить мафиози стали нормы, согласно которым за преступления, даже самые мелкие, совершенные рядовыми участниками клана, ответственность должен нести их босс. Такая тактика также показала себя эффективной: на основании этого закона против криминальных воротил был подан уже не один иск. Последним из них стало обращение в суд владелицы бара в Нагоя, которая потребовала от босса «Ямагути-гуми» Кэнъити Синода компенсаций за рэкет со стороны его подчиненных.

На волне активной антимафиозной кампании якудза начинает чувствовать давление со стороны и простых людей, которые устали от соседства с преступниками, пусть даже приверженными соблюдению кодекса чести. Свидетельством изменившихся настроений стал иск, поданный в 2008 году жителями города Курумэ, которые потребовали выселить членов местной преступной группировки.

Борьба с криминальными кланами осложняется тем, что в сознании японцев якудза по-прежнему остаются неизменным атрибутом общества. Готовность преступников прийти жителям на помощь, как это происходило, например, после землетрясения в Фукусиме, их приверженность кодексу бусидо все еще обеспечивают якудза большим числом поклонников. Впрочем, численность японской мафии уже не первый год сокращается, что дает властям надежду на победу в не столь далеком будущем.

Однако, как считают критики кампании против якудза, ее уничтожение может обернуться хаосом: ведь сама по себе преступность неискоренима, а вот новое поколение гангстеров вряд ли будут придерживаться кодекса чести.

Валентин Маков


Мафия с человеческим лицом

Японская якудза на деле не так страшна, как в кинобоевиках

Юрий СИНАЛЕЕВ, Токио. Новые Известия за 5 Августа 2011 г.»

Громилы с затейливыми татуировками, выясняющие отношения друг с другом при помощи самурайских мечей и нунчаков, утопающие в роскоши всемогущие и дьявольски жестокие боссы-оябуны, отрубающие ослушникам пальцы и терроризирующие добропорядочных граждан, – такой предстает японская мафия якудза в голливудских фильмах. Действительность же намного прозаичнее. Преступность в Японии небольшая, о гангстерских войнах здесь никто не слышал, а о существовании якудзы японцы особенно не задумываются: их она не беспокоит. Почему? Это и попытался выяснить корреспондент «НИ».

Татуировки – вот и все, что осталось от былой грозной славы якудзы
Татуировки – вот и все, что осталось от былой грозной славы якудзы
 

Прежде всего следует уточнить, что якудза не является аналогом российской «братвы». Даже исторически так назывались вовсе не безжалостные профессиональные преступники и разбойники с большой дороги, а кланы деревенской сельской шпаны. Был период, когда с именем якудзы связывались грабежи, рэкет и «разборки». Но сейчас все это в прошлом.

В наши дни якудза – это своеобразные бизнесмены, занимающиеся специфической деятельностью: игорным бизнесом и отчасти порноиндустрией. Она уже давно не противостоит государству, а сотрудничает с ним. И государство на многое закрывает глаза, понимая, что якудза – пусть и самобытная, но часть экономики Японии. В Токио, в районе станции «Синдзюку» есть местечко под названием Кабукитио. Там все или принадлежит, или находится под контролем якудзы. Здесь на улице открыто и настойчиво рекомендуют купить абсолютно любую порнографию либо «отдохнуть» с девицей с любого конца земли. На то и другое полиция почти не обращает внимания. В Кабукитио приходят не только озабоченные иностранцы, но и вполне респектабельные граждане. Ведь районы, подобные этому (а их в Японии немало), – неплохие места для деловых встреч и переговоров. Там не стоит опасаться подслушивающих устройств, устанавливаемых конкурентами. Собирать конфиденциальную информацию о клиентах своих заведений якудза считает ниже собственного достоинства.

Неудивительно, что борьба с «японской мафией» в Японии в общем-то и не ведется – ну, разве что на словах и исключительно для улучшения внешнеполитического имиджа страны. Чуть ли не главной мерой по борьбе с якудзой в Стране восходящего солнца считается запрет на посещение людям со «специфическими» татуировками горячих источников – онсенов, столь любимых японцами. Впрочем, по словам моих знакомых японцев, и этот запрет не соблюдался. Иностранцам в источники вход запрещен, а местные жители на татуировки внимания не обращают.

И уж совсем не стоит опасаться якудзы иностранцам. В этом я убедился на собственном опыте, побывав в Икебукуро – одном из районов столицы, пользующихся дурной репутацией. Идя по улице, я заметил, что меня постоянно потихоньку фотографирует китаянка, по внешности проститутка. Конечно же, мне это не понравилось. Я подошел к ней, представился, показал карточку аккредитации иностранного журналиста и предупредил, что еще один кадр в мою сторону – и она окажется в полицейском участке. Девица разревелась и защебетала с жутким китайским акцентом так, что ничего разобрать было нельзя. И тут буквально из-под земли вырос здоровенный детина. На борца сумо он не был похож, скорее он был под стать одному из братьев Кличко. Некоторое время он раскланивался и извинялся передо мной, а затем сделал суровый выговор рыдающей китаянке. Как я понял, она фотографировала не того иностранца. Оказывается, кто-то из американцев за «услуги» не заплатил и нагло удрал. Меня же приняли за него (тяжеловато азиатам отличить европейцев по лицам) и стали таким образом «стыдить» в надежде, что я все-таки расплачусь.

Не выдерживают критики и легенды о том, что члены якудзы фантастически богаты. В большинстве своем японские мафиози – люди с достатком ниже среднего по стране. Что же удерживает японцев в якудзе? То же, что удерживает многих японцев на их месте работы, – лояльность фирме. Бизнес якудза – семейный, членство в клане передается от отца к сыну. Общеизвестно, что выйти из клана достаточно легко, никто не будет удерживать. Однако нужно принести болезненную жертву – покидающему клан отрезают фалангу пальца. Эта метка – на всю оставшуюся жизнь.

И уж совсем не вяжется с образом мафии то, что якудза активно помогает государству и добропорядочным гражданам. Так, когда строился токийский аэропорт «Нарита», крестьяне, у которых отбирали земли под строительство, устроили массовый протест, с которым полиция была не в состояние справиться. Все мирным путем решила якудза. Просто каждой семье, лишенной земли, помимо государственных средств якудза из своих резервов выделила собственную компенсацию. Не менее благородно якудза поступила и во время природной катастрофы в марте этого года, направив одной из первых гуманитарные грузы в пострадавшие от землетрясения и цунами районы Японии.

А в июле 2013 года крупнейшая группировка японской мафии (якудзы) Ямагути-гуми приступила к изданию журнала, предназначенного исключительно для членов своей организации, пишет Sankei Shimbun. На первой полосе восьмистраничного журнала "Ямагути-гуми Симпо" опубликовано обращение главы организации Кэнити Синоды, жалующегося на то, что для японской мафии наступили тяжелые времена.

Кроме этого, Синода в своем обращении призывает членов организации вести себя в соответствии с традиционными ценностями и правилами организации. В "Ямагути-гуми Симпо" также имеются развлекательные колонки, посвященные рыбалке, сатирической поэзии и традиционным японским играм го и сеги.

Ссылки по теме:


Назад

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 02 января 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog