Криминал Антирейтинг профессий

[Главная] [Вверх] [Путаны на дорогах] [Ранчо любви] [Зарабатываю сексом...] [Укор лежа] [Тело всех и каждого] [Панель да любовь]





Проходят ли прыщи после секса http://ugripryshi.ru/akne/bikini/posle-seksa у кого были.


Зарабатываю сексом...

"Зарабатываю сексом из-за болезни матери. Среди нас есть даже учительницы"

Евгений Волошин, Еврорадио, 18 сентября 2014 года

В части 1 сериала о секс-бизнесе в Минске путана рассказывает о том, почему вышла на панель, сколько зарабатывает и описывает культуру клиентов.

"Ночные бабочки" Белоруси
Фото: Еврорадио

Специалисты насчитывают в Беларуси около 50 тысяч женщин, занимающихся секс-бизнесом. Ими можно было бы полностью заселить такой город, как Кобрин. Сюда относят не только тех, кто предлагает себя на шоссе или в Интернете. Организации, изучающие секс-бизнес, учитывают и тех, кто ищет отношений за подарки, путешествия, за походы в дорогие рестораны.

Но на виду, естественно, уличные солдатки секс-бизнеса. Перед хоккейным чемпионатом мира милиция попросту зачистила от них столицу. Тогда составили более 350 протоколов. Многие побывали на сутках.

Спрос превышает предложение, поэтому на традиционных столичных точках возле цирка, отеля “Юбилейный” и на Каменной горке девушки просят как минимум 100 долларов в час — больше, чем в Берлине. Просто так давать интервью они желания не проявляют. Но во время рейда с социальными работниками проекта "Профилактика и лечение ВИЧ/СПИДа в Беларуси-3" нам удается поговорить с 24-летней Наташей, приезжающей на промысел в Минск из соседнего райцентра. Дефилирует девушка на выезде из города дважды в неделю. В столицу выбирается сразу после смены на ее предприятии.

Худощавая, но грудастая, Наташа многим бы, наверное, понравилась. Девушка уже обслужила нескольких клиентов рядом в лесочке, и непривыкший к уличным путанам человек в прямом смысле почуял бы от нее своеобразный запах блуда и раскованности.

"На работе можно заработать 5 миллионов, только если пахать без выходных. А тут я за три часа могу заработать 200-300 долларов спокойно" (т.е. в щядящем режиме Наташа за месяц может иметь 1000 долларов грязными минус транспортные расходы).

— Как вы сюда попали? Зачем?

— Сексом впервые я занялась, когда мне было почти 18. А сюда попала через знакомую, в 21. Заболела мама, у нее онкология (информация подтвердилась — Еврорадио). Здесь от такой работы была сначала в шоке, соглашалась только на классику. Контакт стоил тогда около 40 долларов. Сейчас 60-70 долларов. Если хорошие клиенты, то делаем скидки.

— Вам приносит удовольствие эта работа?

— Делаешь вид, конечно, что тебе хорошо, чтобы клиент быстрее кончил. Но деньги же где-то брать нужно! Это вынужденная мера. Есть здесь и те, кто целыми днями стоит. Детей кормить нечем. Некоторые, как и я, выходят в нерабочее время. Знаю одну такую учительницу начальных классов. Стоят и малолетки. Есть такие, которым всего 14. Некоторых приводят парни, а деньги потом забирают. Многих приводят мужья-наркоманы. Некоторые сами наркоманки. Таких здесь — каждая вторая.

— Если вас такая работа тяготит, что должно произойти, чтобы вы ушли?

— Нужно, чтобы мама поправилась и не мучилась. Лечение в Боровлянах у нас вроде как бесплатное, а на самом деле на лекарства уходит куча денег. Мать у меня одна, и мне пофиг, кто обо мне что думает.

— Легко получить здесь на шоссе, так сказать, рабочее место?

— Если ты приведешь знакомую, то девушки могут ее принять. Если появляется кто-то левый, сначала подойдут и скажут: "Уходите отсюда". Если не понимают, то так набьют голову, что мало не покажется. Будут идти и бить, пока будут видеть.

— Вы работаете, получается, больше четырех лет. Много заработали? Есть у вас, скажем, машина, квартира?

— Все деньги уходят маме на лекарства. Живу в простом доме. Даже ногти отращиваю свои собственные. Лучше я буду грязная ходить, чем одеваться за деньги, которые здесь зарабатываю.

— Случались ли в вашей секс-карьере опасные ситуации?

— Подъехал клиент, в лесу сделали дело. Тут подошел какой-то человек в военной форме и начал тянуть меня дальше в лес. Тот клиент даже не защитил, смылся. Я от военного смогла вырваться, ударила его палкой, короче, убежала. Было, когда два парня заблокировали меня в машине и несколько часов возили по всему городу. Не понимаю, что им было нужно. Один кричал: "Будь моей женой!" На Каменной горке подошли двое с ножом: "Отдай сумку!" Рядом шел парень, я ему кричу: "Помоги!" А они ему: "Она же проститутка". Короче, этот парень меня спас.

— Скажите, а кто ваши клиенты?

— Бывают работяги, военные, а бывают и чиновники. С некоторыми целый спектакль, шифруются. Бывают клиенты и из спецслужб.

— Неужто прямо приезжают и представляются вам?

— Нет, но со временем завязываются отношения, и они признаются. Ребята молодые, может, стажеры, не знаю. Бывают милиционеры. Некоторые платят, некоторым приходится давать бесплатно. Кто-то просит скидку. Но зато блата сколько! Связей! А вообще, у меня к милиции ни грамма доверия. Конечно, есть те, кто спасает. Но не всегда. Помню, голосую на дороге после работы, домой еду. Они останавливаются, забирают — и на трое суток. А потом еще и штраф влепили больше миллиона. А ведь я уже домой ехала.

— Есть ли у вас парень или муж?

— Сейчас нет. Когда был, я этим не занималась. У мамы была год ремиссия, я тогда сюда не приезжала.

— Какого мужа вы бы себе выбрали?

— Главное, чтобы нравился и к тебе возвращался. Изменяют же везде и всегда. Но если застукаю — убью. Хотя мужики у нас!.. Вот сюда жен на дорогу привозят и, пока те работают, на остановке накрывают поляну и бухают. Или приезжает клиент и просит: "Давай без презерватива!" Я ему: "Ты с ума сошел". А он: "Я в себе уверен". "А ты во мне уверен?" — спрашиваю. При этом я знаю, что у него жена и трое детей. Вот вам и мужики.

* * *

Найти в Минске уличную путану не так элементарно. На некоторых точках они прячутся от милиции за углами строек или в лесочке и робко выходят к незнакомым клиентам.

Секс-точка напротив Белгосцирка
Секс-точка напротив Белгосцирка. Фото из соцсетей Надежды Замостик

Компетентные специалисты, которые сталкиваются с женщинами секс-бизнеса ежедневно, объясняют, почему некоторые наши представительницы слабого пола приходят в эту древнюю профессию.

"Это экономические причины: нехватка денег. Особенно, что касается молоденьких девочек, — анализирует Татьяна Процкевич, специалист по мониторингу и оценке проекта Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией "Профилактика и лечение ВИЧ/СПИДа в Беларуси-3". — Также это психологические проблемы после насилия отцом, братом, отчимом и так далее. Если насилие имело место в малолетнем возрасте, девушка воспринимает свое тело отдельно от души: мол, можете делать с ним что хотите. В то же время есть совсем небольшой процент женщин секс-бизнеса, которым действительно очень нравится это занятие, и они в любом случае этим бы занимались".

Согласно исследованиям, в Минске проблема уличной проституции во многом связана с волной наркотизации, начавшейся в Беларуси в 2005 году. Около 40% всех уличных путан потребляют инъекционные наркотики. И это без спайсов и марок. О том, чем это грозит клиентам и их близким, читайте в следующей части сериала Еврорадио, посвященной ночным бабочкам. Также мы покажем видео, как минские путаны реагируют на войну в Украине и на белорусскоязычных клиентов. Расскажем, каким странностям потенциального клиента учит так называемая "госпожа".

Минская путана: "Мне не за смерть платят. Это просто услуги"

Во 2-й части сериала о секс-бизнесе приезжаем с видеокамерой на популярные точки, слушаем о своеобразной фантазии некоторых клиентов.

Первое, что нас удивляет на известных минских точках секс-бизнеса, относительная вежливость ночных путан.

Разговаривать с ними куда приятнее, чем с некоторыми кассирами столичных магазинов, где порой не услышишь "добрый вечер" и не увидишь улыбки. Среди прочего провокационно интересуемся у солдаток секс-бизнеса, дают ли они скидки белорусскоязычным клиентам и чью сторону занимают в российско-украинском конфликте.

В проводники по точкам берем парня из Каменной горки, который часто наблюдает за путанами из окна и знает, где они обычно стоят.

 

В полукилометре от станции метро "Каменная горка" встречаем двух дамочек. Они фигуристые, выглядят на 22-23 года, но не каждому прихотливому клиенту такие внешности пришлись бы по душе.

"Сколько час?" — интересуемся.

"100", — сообщает девушка в короткой юбке, сапогах и чулках.

"А беларускамоўным ёсць зніжка?"

"Не злижка", — прокололась девушка на незнании национального языка. Кстати, и по-английски она тоже понимает слабо.

Насчет войны в Украине солдатка секс-бизнеса выражает нейтралитет. А высокие цены на свои услуги объясняет так:

"Два часа — 200 долларов. Я на корпоративах больше зарабатываю, на мальчишниках. Я здесь очень мало стою. Меня найти только по телефону можно".

Однако простились мы с девушками из Каменной горки на позитивной и вежливой ноте.

Отправляемся на секс-точку рядом с цирком, зовем ухоженную с виду даму-пышечку лет тридцати. Она привлекает внимание коротким ночным платьем и ярким красным плащом.

"Здравствуйте. Час 100 долларов", — говорит она с таким чувством субординации, что позавидуют специалисты колл-центров международных компаний.

"А два часа?"

"Два — 150".

Правда, репутацию в глазах патриотов солдатка секс-бизнеса подмочила. Скидку за белорусскоязычие не предложила и призналась, что поддерживает Путина.

Как узнаем потом, достаточно высокие для среднего белоруса цены связаны с небольшим предложением: ночных путан у нас здорово гоняют да и точки мы посетили популярные.

Есть и другие места такого же профиля: выезд на Могилевскую трассу, "Пищевой комбинат", пост ГАИ на выезде в Брест, остановка на проспекте Пушкина и другие. Где-то клиенты договариваются на услугу и за 40-60 долларов. Правда, и сотрудницы тамошние бывают, мягко говоря, не самые красивые. Но и на них иногда случается клиентский вал.

"Программочка стоит 120 долларов. Она включает в себя дождик, кунилингус, страпончик, связывания…"

Милиция, бесспорно, добилась того, что уличные путаны отчасти скрыты от глаз рядовых горожан. Внешне наша столица иногда напоминает пуританский город. Но в интернете ситуация иная. Вспомните примерную цифру в 50 тысяч белорусских женщин секс-бизнеса и подумайте, где же они проводят время?

На соответствующий запрос в интернете находим ряд специализированных сайтов с фотографиями путан, перечнем услуг и номерами телефонов. Через минуту знакомимся с анкетой импозантной "Госпожи Анастасии", которая отвечает голосом не иначе как банковского менеджера и лишь иногда переходит на шаловливый сленг. За час "Госпожа" просит 120 долларов, за ночь — 500.

"Приветствуется ли анальный секс", — интересуемся у "Госпожи".

"Имеете в виду вас игрушкой потр…ть?"

"Нет, чтобы я вас...тоже... это можно?"

"Услуги "госпожи" не предусматривают анальный секс в отношении меня".

"Совсем?"

"Давайте с вами поговорим. Программочка стоит 120 долларов. Она включает в себя доминацию в вашу сторону, дождик, кунилингус, ролевые игры, страпончик, связывания, бандаж и так далее. Сюда же включается классика — это прямой контакт, вагинальный. Плюс оральный секс. Если вы хотите анал — это получается как дополнительная услуга. Я ее даже не озвучиваю нигде. Но если у вас размерчик маленький, не большой, то можно об этом поговорить, если вы еще доплатите".

"А маленький — это какой?".

"Он не должен быть толстый в диаметре. Если толстый — вы сами понимаете, очень больно будет. Мне же не за смерть платят. Просто за услуги", — грамотно, вежливо и, наверное, с улыбкой объясняет "Госпожа Анастасия".

"Скажите, а вы будете меня бить?"

"А вам этого хочется?"

"Возможно".

"То есть вас интересует доминация, морально-физические унижения, чтобы я вас шлепала? Чем? Плеткой, руками по лицу, ногами?"

В конце беседы "Госпожа Анастасия" рассказала историю, как после падения ее клиент получил бланш и пошел в таком виде на рабочее совещание. Но не обиделся.

* * *

Белорусские правоохранители занимают категоричную официальную позицию по поводу секс-бизнеса: бороться и не допускать. Но взять под контроль интернет не просто, да и кадров для этого явно не хватает. Тем не менее, проблема наступает.

С учетом наркотизации, отсутствия сексуальной культуры и в то же время присутствии большого количества путан ситуация выглядит рискованной. Прежде всего, это распространение половых инфекций. Вы помните, как в предыдущей части нашего сериала про секс-бизнес уличная путана Наташа жаловалась на женатого отца троих детей, который просил сделать дело без презерватива?

Специалисты проекта Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией "Профилактика и лечение ВИЧ/СПИДа в Беларуси-3" тоже работают над пресечением опасности. Их целевая аудитория — уличные женщины секс-бизнеса. Девушкам делаются бесплатные экспресс-тесты на наличие половых заболеваний, даются направления на обследования в медучреждения. Также им раздают презервативы, салфетки, лубриканты, с ними проводят разъяснительную работу.

Но обеспечивает ли жесткий подход правоохранительных органов и финансируемая Глобальным фондом программа достаточный контроль за распространением инфекций?

К тому же нелегальная работа путан — очень опасна. Их бьют, унижают и обворовывают. Хватает очевидных проблем!

В следующей части сериала о белорусском секс-бизнесе обсудим с компетентными специалистами эту проблему. Кстати, высказаться о ситуации предлагаем всем желающим.

j.valoshyn@euroradio.fm

Ночная путана Даша: "Каждый третий мужчина просит его поунижать"

Евгений Волошин, Еврорадио

Старожилка секс-бизнеса рассказывает, как за ночь зарабатывает трехмесячную зарплату своего мужа и чем ее впечатляют белорусские мужчины.

Проститутки Белоруси
Фото: Еврорадио

Даше 29 лет, а работать она начала с 18. В дорожных сумерках кажется, что женщина отличается привлекательностью, характерной для порнофильмов: приятные черты лица, сочная фигура, бюст большого размера, татуаж на бровках и провокационная неусидчивость. Даша рассказывает о своем пути в уличную профессию. Слушать ее очень интересно, рот раскрыл бы даже барон Мюнхгаузен.

— Сначала были папики. Потом это задолбало. Просто в один прекрасный момент пришла в центр Минска: "Можно поработать?" Тогда наши услуги стоили еще дешево: 40 долларов в час, а ночь — 100. Теперь я беру 120 долларов за час.

— Сколько у вас бывает клиентов за рабочую смену?

— Насиловать я себя не насилую. Если чувствую, что устала, работать перестаю. Но косарь за вечер могу заработать. По 800 часто бывает. Но в основном 300 долларов я стабильно за день зарабатываю. Это буквально за два часа. Это же не все время секс. Минет в основном. А работаю каждый день, привычка. Я уже не могу даже дома сидеть. Не спится, не лежится. Реально фанат своей работы, все нравится. Поэтому и клиентов много. Люблю мужчин и деньги, это хорошо сочетается.

— Что вы за эти годы получили в материальном плане?

— Квартиру, машину, счет в банке имею. Было несколько бойфрендов, из-за которых ничего не оставалось, терялось все.

"Тут вот три мальчика стояли, у них клиентов было в 250 раз больше"

Манера Даши повествовать переменчива, но о безопасности и милиции она говорит исключительно серьезным и ответственным тоном.

— Был последний случай: клиент бухой спрятал золото и деньги, как обычно. И забыл об этом. Мы выходим, и он вылетает: "Ну что, обокрали меня?" Я знаю, что в этих ситуациях нужно раздеваться и все вытряхивать со старта. А девочка начала: "Мы ничего не брали". И он ей ножа в бочину! Его посадили. Она выжила.

— То есть клиенты у вас, получается, люди сложные...

— Треть мужчин к нам ездит ради секса, остальные — чтобы выговориться, пообщаться, услышать, что он лучший, то есть получить у-до-воль-ствие, — говорит Даша учительским тоном. — В последнее время очень много девственников по 27-29 лет. Вообще не знаю, что это будет, конечно. Молодежи очень много стало: такой накачанный, пи..ка по колено. Спрашиваю, что здесь делает. Говорит: "Да к вам дешевле ездить, вы более искренние. Такие вот девушки пошли".

— А бывали у вас знаменитые клиенты?

— Были очень статусные, очень известные клиенты. Среди милиции у меня репутация хорошая, "принимают" (задерживают — Еврорадио) меня редко. У меня нет косяков, не ворую и так далее. Я со всеми на равных общаюсь. Даже с той же милицией. Говорят: "Мусора!" Да нет, у них работа такая. Но среди них очень много хороших людей. И прекрасных, и просто замечательных. И дружу даже с некоторыми. Есть и плохие. Но обломаются рано или поздно.

— Не считали, сколько за вашу карьеру вы обслужили мужчин?

— На миллионе сбилась. Реально дофига! — Даша хохочет.

— По-видимому, и интересного, и забавного было много...

— Ну, не знаю, иногда просят: и пописай, и поунижай. Не люблю таким заниматься. А в последнее время очень много таких клиентов, мол, я же не ...., но в жопу меня ...... Раньше вообще такого не было. Например, 10 лет назад мужика немного ниже лизнешь — и он тебе в морду: "Ты что делаешь?" Сейчас каждый третий этого просит! Причем здесь вот три мальчика стояли, у них клиентов было в 250 раз больше, чем у нас. Клиентов было море, мо-ре!

"Муж не принимает от меня подарков"

Забавно, что о семье у Даши особый разговор. Себя, несмотря на озорную профессию, она подает как заботливую жену и мать.

— Есть муж, есть ребенок. Все как у людей, все в порядке. Шесть лет вместе. Муж уже нормально реагирует, привык. Он, если что, за меня завалит и вытащит меня из любой ситуации. Ему сначала было очень непросто, но я психолог очень хороший. У мужчины две боязни: женщина найдет или больший х.., или богатого. Муж убедился, что он для меня лучший, что я никогда домой не приношу никакой заразы, приношу чуть ли не месячную зарплату ежедневно. А рядом живет соседка, которая е...ся за бутылку вина.

— А чем ваш муж занимается?

— Он работает, он у меня такой правильный. Сначала на стройке работал, ездил за границу даже. По два месяца дома не было. Я одна спать не могу, кричу: "Езжай домой!" И вот он приехал — а я деньги в тумбочку бросаю, трехдневную зарплату. Смотрю, а человек тупо впервые в жизни плачет: "Мне нужно два месяца работать на деньги, которые ты заработала за три дня". Говорю: "Сиди дома, работа бывает разная". Но он не захотел быть альфонсом. Подарки от меня никогда не принимал. Только машину. И то он какие-то копейки — пару косарей — дал.

— А какие качества вы цените в сильном поле? Ну, чтобы сказать: классный мужик.

— Искренность, порядочность. Мужики разные бывают. Ехидные и так далее. Мужество должно быть какое-то. Бывает, он богатый, а девушка не любит. Но всю жизнь с ним живет. Я так не могу, например. У меня много таких предложений было. Даже один миллиардер, финн, два года ждал. Говорит: "У меня по миллиону евро в год, ты понимаешь? Столько времени тебя жду". Отвечаю: "Я тебя не люблю, ты понимаешь? Нет и все.

"Сегодня сутенеров нет, но "крыша" есть, у каждого своя"

Даже такая востребованная и разговорчивая ночная бабочка, как Даша, не всегда довольна своими конкурентками и многих критикует:

— Недавно был случай. Приходит девочка, такая довольная: "Меня вы...ли так хорошо, еще и пачку порошка дали!" Неужели не понимает, что из жалости дал, чтобы вымылась и обстиралась? — с гневным весельем отрезает путана. — А при сутенерах такого бы не было. В те времена все были ухоженные. Не дай Бог ты заболеешь — п.... тебе. Украдешь — еще хуже. Наркотики — не дай божЕ. Сегодня сутенеров нет, но "крыша" есть, у каждого своя.

— А как вы относитесь к девушкам, которые гуляют по клубам и занимаются сексом за путешествия, коктейли или дорогие подарки?

— Это то же, что и мы. Хотя есть просто разводилы. Парня развести — почему бы и нет? Нормальная тема. Многие на этом зарабатывают, я так подрабатывала. Тупо в баре сидишь: "Ой, я это хочу, я то хочу". Оно стоит фиг знает сколько. Ты бухаешь-бухаешь, а клиент платит. Реально для этого нанимают красивых девочек, чтобы разводили клиентов. Однажды одна полбара выпила — а трезвая. То мужик тот коктейль попробовал — и как дал в голову: "Что ты меня разводишь, как лоха. Я пою-пою тебя, а ты не пьянеешь, что ты там такое пьешь?

— Вы так говорите — Жириновский позавидует. Что заканчивали?

— Профтехучилище. Но мне в 13 лет уже водку продавали. Мужики крестились, когда узнавали, сколько мне лет. Не верили. У меня менталитет и логика — все говорят, что умница такая.

***

Сериал Еврорадио о белорусском секс-бизнесе вызвал разные отзывы. Кто-то обвиняет автора в рекламе этого спорного ремесла.

Часть 2: К путанам с камерой

Специалисты, которые ежедневно общаются с путанами, признаются, что из сотен таких дамочек встречали единицы тех, которые действительно хорошо себя чувствуют и собрали деньги. Очень часто девушки колются, имеют гепатит и ВИЧ, психологические проблемы и подвергаются насилию. Но кто в этой жизни признается, что он просчитался? Поэтому у нормального человека эта профессия скорее вызывает сожаление, чем зависть.

Ловушки в интернете

В рамках сериала о белорусском секс-бизнес мы галопом пробежались и по белорусскому интернету.

На соответствующий запрос находим полдюжины специализированных сайтов с указанием цен на услуги, фотографиями и белорусскими номерами телефонов путан. Правда, количество предложений невелико — около сотни анкет. Проверяем эти номера, они работают, путаны отвечают. Хотя гарантий, что на сайтах размещены их фото, нет. Как говорят любители ночных бабочек, в последние годы в интернете они стали более осмотрительными.

На популярных сайтах знакомств убрали пометку об оказании интим-услуг. Теперь ночные бабочки маскируются, поэтому создаем там фейковую анкету и в течение нескольких дней интересуемся, соглашаются ли девушки на секс за деньги.

Снять проститутку по Интернету
 

Из 75 обращений три попали в яблочко. Очень привлекательная внешне блондинка Viki попросила за свои услуги 200 долларов. В анкете она прямо указала, что ищет спонсора. Транссексуал Katya (24 года) попросила за свои услуги почти в семь раз меньше — всего 30 долларов. А ее ровесница Ксюша написала, что секс-бизнесом не занимается, но от денег не откажется.

В социальных сетях находим многочисленные сообщества, где пользователи пытаются познакомиться с интимными целями и есть объявления насчет встреч с девушками легкого поведения.

"Час со мной стоит 200 тысяч, ночь — 600, за это время мы можем делать все, что захотите", — завлекает плотоядных пользователей грудастая цаца с глянцевой картинки. Правда, сначала деньги просят перевести на вебмани.

 

Предлагаем ей встретиться без предоплаты за 1000 долларов, а не 200 тысяч белорусских рублей. Но особа делать это отказывается. И таких объявлений в социальных сетях уйма. Обычное мошенничество.

Почти 40% минских путан и 48% гомельских колют в вену наркотики

Евгений Волошин, Еврорадио 25 сентября 2014

Государство пока не обращает внимания на проблемы белорусского секс-бизнеса. Хотя Совет по нравственности займется этим в следующем году.

Во время подготовки сериала о белорусском секс-бизнесе спрашиваем у одной из уличных путан (зовут Танюша, 29 лет), что бы она сделала, если бы получила полномочия.

"Я бы все легализовала, почему бы и нет. Все бы ушли с улиц, была бы проверка на наркотики, сифилис и так далее. Не было бы инфекций. Проводились же опросы — 98% наших за легализацию. Но в ответ мы слышим: "Нет, и все тут!" А мы бы платили налоги. Я бы знала, что возле меня стоит милиционер, который меня охраняет. Мы были бы в каком-нибудь доме, никому бы не мешали..."

В странах Западной Европы к секс-бизнесу нет однозначного подхода. Например, в Нидерландах и Германии явление легализовали. И действительно, инфекции распространяются намного меньшими темпами, полиция держит ситуацию под контролем. Но в той же Германии работниц секс-бизнеса около 400 тысяч (!) человек.

А вот в Швеции и Франции иной подход: штрафуют клиентов. Наказания достигают 3500 евро. Это сильно ударило по количеству солдаток секс-бизнеса. Те, кто остался, ушли глубоко в подполье и стали легкими жертвами для мафиози.

Обе меры спорные, но как бы там ни было, проблема обсуждается и явление пытаются с переменным успехом взять под контроль.

"У нас эта проблема пока широко не обсуждалась. Но в перспективе она стоит. Потому что у нас даже некоторые государственные деятели стали проповедовать: "Давайте мы легализуем проституцию". Даже такие были устремления, что пришло время с проституток брать налог, — возмущается председатель общественного Совета по нравственности Николай Чергинец. — Членам нашего Совета было дано поручение изучить проблему, действительно, надо подумать, что с этим делать. И хотя явление древнее, все равно мы сквозь пальцы смотрим на это".

Еврорадио: Но к легализации секс-бизнеса вы относитесь категорически отрицательно, так?

Николай Чергинец: Жизнь такая, что иногда женщина становится проституткой, когда речь идет о том, жить или не жить ее ребенку или ей самой, грубо говоря. К вопросу надо подходить взвешенно, но делать из проституток профессиональных работников — это ошибка, я считаю. Это такой интимный вопрос, что легализуй его — и это может вызвать обратный эффект. Расскажу вам короткий анекдот. Муж пришел пьяный, затеял скандал с женой и назвал ее проституткой. Назавтра поднимается, помылся, побрился, садится за завтрак. А жена ничего не подает. Он спрашивает: "Слушай, так когда завтракать будем?" Она кладет перед ним бумажку с огромной суммой денег: "Ты меня вчера назвал проституткой, поэтому я хотела бы получить выплаты за все годы сразу". Я боюсь, что границы начнут стираться, что таким образом мы начнем продвигать проститутку, она уже станет и для детей привлекательной, кто-то захочет себя в этой области реализовать. Проституция была и будет, но чем меньше будет заинтересованных детей, тем меньше из них пойдет в эту деятельность.

Таким образом, проблема в Беларуси пока остается открытой.

Тем временем в сфере нашего секс-бизнеса уйма проблем, которые непосредственно влияют на безопасность в стране. Во-первых, количество уличных путан зависит от наркотизации. По официальным данным (так называемый дозорный эпиднадзор 2013 года), в Минске почти 40% таких девушек потребляют инъекционные наркотики. Это без спайсов, марок и порошков. В Гомеле колются почти 48% уличных путан. И это, как понимаете, оптимистичные цифры.

"Клиенты в первую очередь рискуют получить инфекции, передаваемые половым путем — ВИЧ, гепатит, сифилис и другие. Нам известно, что некоторые мужчины стремятся дополнительно платить за секс без презерватива", — очерчивает проблему Юлия Рыжковская, координатор по работе с женщинами секс-бизнеса в Минске (работает в рамках проекта "Профилактика и лечение ВИЧ/СПИДА в Беларуси-3").

В нашем Минздраве не подготовили каких программ, которые замедляли бы распространение заболеваний. А Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией, который этим занимается, скорее всего завершит свою деятельность в Беларуси в 2018 году.

Проблема номер два. Юлия Рыжковская рассказывает о рисках самих путан:

"У уличных женщин секс-бизнеса самая главная проблема — насилие со стороны клиентов. Мужчины считают, что, оплатив секс-услугу, они могут делать с этой девушкой все что угодно. У нас было исследование, и по его результатам 100% женщин подвергались насилию в той или иной степени — от устного оскорбления до попыток убить. Часто это бывают групповые изнасилования и экономическое насилие, когда за услугу не платят. И только 9% женщин секс-бизнеса со 100% обращались в милицию".

Полностью контролировать законность в нашем нелегальном секс-бизнесе невозможно. Но об упомянутых проблемах на высоком уровне никто не высказывается. А время идет.


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 11 марта 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog