Криминал От тюрьмы и от сумы Шаг в камеру

Главная ] Вверх ] [ Правила жизни «по понятиям» ] Кому на Руси сидеть хорошо ] Сидеть с шиком ] Тюрьма с удобствами ] Эксклюзив для зэка ] Служба камерного быта ] Хорошо сидим ] Деньги за решеткой ] Что можно иметь в тюрьме ]




Правила жизни «по понятиям»

Советы от автора книги «Как выжить в современной тюрьме», основанные на личном опыте

Алексей МОКРОУСОВ, "Совершенно секретно", No.7/384, июль 2016

У автора книги «Как выжить в современной тюрьме» Станислава Симонова – типичная для 1990-х биография. Выпускник РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, он руководил геологической экспедицией на Памире, работал консультантом на итальянской киностудии «Чинечитта», журналистом на ВГТРК, артистом московского ТЮЗа. В 2001-м Симонова осудили по делу Акционерного коммерческого космического банка, ведшемуся, как утверждается, сотрудниками по-своему знаменитой группы «оборотней в погонах». Так что его личный опыт содержания в московских изоляторах (Бутырка, «Матросская Тишина», СИЗО 77/4) и последовавших пересылках и колониях Российской Федерации относится уже к XXI веку. После освобождения в 2011-м Симонов занялся литературой и организацией «мистических экскурсий» по ночной Москве, ведёт курсы актёрского мастерства. Выпустил электронный словарь «Словарь современного тюремного жаргона», который иллюстрирован рисунками Андрея Нуриджаняна, как и книга «Как выжить в современной тюрьме» (М.: Городец, 2015), фрагменты из которой теперь печатает газета «Совершенно секретно».

Знающие люди сравнивают книгу Стаса Симонова с учебником выживания в современной тюрьме, где подробно, со знанием дела рассказывается о множестве деталей повседневного существования. На обложке помещён фрагмент предисловия бывшего зам. начальника СИЗО-2 (Бутырка) врача Д.Б. Кратова: «На мой взгляд, эта книга – лучшее из того, что написано на эту тему».

Главы – среди них «Арест», «ИВС», «Общие камеры», «Посещение следователя», «Адвокат», «Массовые драки в камере», «Еда, спиртное», «Медицина», «Татуировки и вставки», «Суд», «Подготовка к этапу», «Малявы» – читаются как разделы мини-энциклопедии, посвящённой правилам жизни в неволе. Три цитаты на обложке выглядят квинтэссенцией всей книги. Одна принадлежит американскому писателю Чарльзу Буковски: «Если хочешь узнать, кто твой настоящий друг, постарайся попасть за решётку». Вторая – поэту Иосифу Бродскому: «Тюрьма – недостаток пространства, возмещаемый избытком времени». Третья – Махатме Ганди, чей парадокс не выглядит обязательным к исполнению: «Никто не может стать полноценным человеком, не отбыв какой-то срок в тюрьме». Конечно, любой в состоянии переработать выпавший на его долю опыт, но не всякого опыта человек в итоге заслуживает.

Картины мест заключения, которые рисует Станислав Симонов, поражают воображение. Антисанитария, скученность, постоянное унижение человеческого достоинства, система отношений, пропитанная криминальными ценностями, – о каком возможном исправлении и перевоспитании может идти речь? Наказание, несоразмерное преступлению, вот что такое на его взгляд пенитенциарная система современной России. Описывая последующие унижения осуждённого, его возможные мытарства, автор утверждает читателя в мысли: перед нами система не столько наказания, сколько бессмысленного, неизжитого изничтожения человеческого в человеке. Но и в такой ситуации можно выжить и оставаться человеком.

Тюрьма стимулирует технологическую находчивость: схема самогонного аппарата из подручных средств
Тюрьма стимулирует технологическую находчивость: схема самогонного аппарата из подручных средств

Азарт губит людей

Сама игра в тюрьме приветствуется, так как считается одним из воровских проявлений. По «понятиям», выигравший 20% отдаёт на пополнение «общего» независимо от того, что именно выиграно. Речь конечно же идёт строго о материальных предметах или деньгах, а не о виртуальном выигрыше (приседания, подтягивание, шелобаны и т.д.). На каждом централе обязательно есть человек, отвечающий за игру, через него существующие на сегодняшний день «правила игры» доносятся до общей массы. Через него устанавливается «потолок» (стандартный максимум), после достижения которого игра должна прекратиться или же, с разрешения «смотрящего за игрой», продолжаться дальше.

Перед «нормальной» игрой обговариваются основные её условия: сколько длится игра, кем именно и как производится расчёт. При нормальном течении игры должен быть некто, наблюдающий за её течением и выступающий в качестве рефери в спорных ситуациях. Бывает так, что кто-то из окружающих поддерживает игрока (то есть наравне с ним несёт ответственность за проигрыш). Выигравший, если это не было оговорено заранее, вправе установить любой срок получения выигрыша (сразу же по факту выигрыша, до 12 ночи, или же через неделю). В ситуации невозможности расчёта в установленное время и нежелании выигравшего подождать выплаты проигравшего объявляют «фуфлыжником». В тюрьме, говорят, «фуфлыжник» хуже педераста. С «фуфлыжника» «получают» (путём физического воздействия), и дальнейшее его существование в «системе» проходит под клеймом «фуфлыжник». Своё существование проигравший ведёт наравне с педерастами. Отмыться от такого клейма невозможно, по крайней мере, во время пребывания в тюрьме. Говорят, что игра предполагает обман. И говорят это недаром.

По большому счёту «затянуть» человека в игру несложно. Если он азартен, остановить его уже нельзя. Стоит также сказать, что игральные карты (стос, пулемёт, стиры) в системе изготавливаются вручную. Знающий своё дело человек может так изготовить колоду, что при раздаче её он пальцами будет чувствовать, кому и что он раздаёт (крапление и т.д.). Если же есть у нескольких человек договор между собой о «раздевании» кого-либо, не проиграть в таком положении просто невозможно. Азарт губит людей на воле, губит людей и в тюрьме. Зачастую проигравшийся может уехать на этап, проиграв все свои вещи, включая обувь. Автор видел людей, приспособивших двухлитровые пустые плас-тиковые бутылки, вырезав из них середину, под обувь и уезжавших в январе в таком виде на этап. Клак-клак – стучали пустые бутылки по каменному полу Брянского централа, а слышалось: дурак-дурак. Всего этого могло бы и не случиться, если бы этот человек не сел за игру.

Играют «под интерес» в карты, нарды, шахматы, шашки, домино, в вошь и монополию. Игр много, но смысл один: всегда из двоих, севших за неё, кто-то выиграет, другой проиграет, и это закон игры. Опытные игровые по многу дней охаживают будущего «клиента», создавая соответствующую психологическую атмосферу «затягивания» человека в игру. Люди в этом процессе могут меняться, возможны их значительные проигрыши будущей жертве, и все это делается только для того, чтобы втянуть в процесс клиента. Попавшиеся теряют деньги, машины и квартиры на свободе. При этом вытащить деньги на воле у проигравшегося помогают воры или авторитеты. Когда нет живых денег или ситуация не предполагает денежную оплату проигрыша, тогда в ход идёт «прейскурант» – список, исходя из которого можно любую вещь оценить в рублёвом эквиваленте – от спортивной сумки до зубной щётки.

Зэков всегда преследует гиподинамия

На любом централе каждому зэку полагается ежедневная прогулка. Время прогулки – один час. В действительности «выводящие» пользуются тем, что у зэка в тюрьме нет часов, и могут самовольно сокращать это время. В дождь и морозы по просьбе зэков время прогулки также может быть сокращено.

Ежедневные прогулки – радость и отдушина для каждого нормального, здорового зэка
Ежедневные прогулки – радость и отдушина для каждого нормального, здорового зэка

Прогулки производятся в прогулочных двориках. На каждом централе они разные, хотя отличие их несущественное – каменные дворики с шубой на стенах и открытым верхом. На некоторых централах небо перекрыто специальной крышей, то есть все прогулочные дворики накрыты крышей наподобие ангара с проёмами между стен и крышей для доступа свежего воздуха. Верхняя часть двориков покрыта металлической решёткой. В некоторых двориках встречаются скамейки для сидения, но в основном скамеек нет или же они сломаны.

На прогулках можно заниматься спортом. Можно вести разговоры, не предназначенные для чужих ушей. Также во время прогулок ведутся разборки, «спрашивают» или «получают» с провинившихся. По правилам распорядка брать с собой что-либо не разрешено, но, договорившись с «выводящим», можно взять одеяло (избавиться от пыли), шахматы, нарды, питьевую воду и даже воду для обмывания после занятий спортом.

Пыль, грязь, мусор, бычки и снег зимой – постоянные обитатели двориков. Регулярно занимающиеся спортом вынуждены сами заботиться об уборке двориков.

Прогулки дают только относительное уединение, так как «тормоза» в двориках оборудованы «шнифтами», а сами дворики устроены так, чтобы дежурный мог сверху наблюдать за ситуацией всё это время. Способность и возможность договориться с «выводящим» о продлении времени пребывания на свежем воздухе или о внеурочной прогулке зависит от каждого отдельного человека. Важно одно: за несколько пачек иностранных, в отдельных случаях «просто» сигарет с фильтром, «выводные» идут на это. Бывают случаи, когда за деньги в прогулочных двориках для зэков накрываются столы и жарятся шашлыки.

Во время прогулки у зэков есть возможность переговариваться с обитателями других камер, гуляющими в соседних двориках. Для этого достаточно крикнуть: «Соседи». Получив ответ, например, «говори», интересуются, с какой «хаты» (оказавшиеся рядом), и дальше возможен короткий диалог. Можно также получить или перекинуть соседям «маляву», груз или сигареты. Перед прогулкой и после неё «выводные» в порядке инициативы могут обыскать зэков. Из дворика могут «выдернуть» для свидания с адвокатами, или следователями, или с оперработником, но такое происходит редко и нерегулярно. Прогулка в одиночестве (одного человека) в двориках запрещена правилами внутреннего распорядка. Час в день – это вполне достаточное время для регулярного занятия спортом. Если задаться целью и построить график занятий, то за несколько месяцев можно значительно улучшить свою физическую форму. По крайней мере, во время прогулки стоит воздержаться от сигарет и пустопорожнего трёпа.

Зэков всегда преследует гиподинамия, поэтому час безостановочного движения требуется любому человеку. Хорошим тоном считается оставлять в потаённых местах дворика несколько сигарет, несколько спичек и «чиркалку» от коробка. Чтобы в них не попадала влага, их заматывают целлофаном, так как сидящие на «киче» (штрафной изолятор) прогуливаются в тех же самых двориках, но в другое время, подобные «нычки» считаются для зэков, сидящих в карцере, подарком. В карцере запрещено курить, и сигареты, и спички отбираются. Во время движения в сторону прогулочных двориков и также из них в камеру появляется вероятность встречи с другими зэками, можно перекинуться несколькими словами со стоящими на своих «постах» «шнифтовыми» других камер.

Зэков всегда сопровождают «выводящие». Однако возможность переброситься парой фраз, передать информацию или узнать новости, передать или получить «малявы» есть всегда. Такие действия в тюрьме – обычное явление. Старые тюремщики даже не обращают на это внимания. Молодые, неумные пытаются пресечь эти действия. Максимальное наказание при условии, что тебя поймали за передачей или получением «малявы», какое может последовать, это сидение в одиночном «стакане» в коридоре от 10 минут до 1 часа, после чего нарушителя возвращают в его камеру.

Ежедневные прогулки – радость и отдушина для каждого нормального, здорового зэка. Они на некоторое время смягчают давление каменных стен тюрьмы. После прогулок, особенно после занятий физическими упражнениями, следует обмыть тело под раковиной или на «дальняке». Если нет такой возможности, стоит обтереть разгорячённое тело влажным полотенцем.

Как получить «кабана»

Перед нами система не столько наказания, сколько бессмысленного, неизжитого изничтожения человеческого в человеке
Перед нами система не столько наказания, сколько бессмысленного, неизжитого изничтожения человеческого в человеке

Каждому сидящему в тюрьме по закону полагаются передачи («кабаны»), посылки, бандероли и предоставляется возможность приобретения чего-либо (из ассортимента, который имеется в данном централе). Находящийся под следствием, под судом или же ещё не получивший на руки «законку» (постановление о вступлении приговора в законную силу, меняющее юридический статус заключённого и соответствующее отношение к нему со стороны администрации) имеет право на ежемесячную продуктовую передачу (32 кг), вещевую передачу один раз в 6 месяцев и неоговоренное законом количество бандеролей (мелкая посылка до 2 кг), делающихся вашими родными и близкими, с воли, и неограниченное количество ларьков, заказываемых непосредственно из камеры за средства, находящиеся на вашем личном счёте (есть и такая форма в тюрьме).

Передача, принесённая в тюрьму вашими родными (32 кг или меньше, а её надо ещё донести до тюрьмы, отстоять очередь, выждать, пока её обыщут работники тюрьмы), называется «кабан». Получение «кабана» всегда волнующее и радостное событие для заключённого и его соседей.

Стоит помнить, что иногда люди, принесшие зэку продуктовую передачу, отстаивают до 3–4 суток в очередях, проходя переклички, сверки, глотая отрыжку системы, это в условиях атмосферы, в которой находятся в основном родственники арестованных, чьи нервы взвинчены до крайности. Хорошо, если человек живёт в том же городе, где располагается централ, хорошо, если у родственников есть автомобиль и время ожидания. А если нет ни машины, ни времени и родственник или знакомый приехал из другого города, а вечером ему уезжать? Жена оторвала последнее от своей нищенской зарплаты или, не дай бог, пенсии и привезла, принесла, притащила баулы с передачей на централ, а завтра надо выходить на ту же работу, где дают эти жалкие деньги, а потерять работу нельзя, потерять её – просто катастрофа (свой-то сидит). Бывали случаи, когда продукты погибали ещё до того, как доходили до окошка приёма передач. Привезённые издалека и купленные на последние деньги, они гибли, не дойдя до зэка.

Любая очередь – это дефицит, дефицит порождает предложение. Подобный дефицит приводит к не совсем обычного свойства предложениям. На некоторых централах жители близлежащих домов превратили в постоянный бизнес стояние в подобных очередях и продажу таких мест в очереди за 500–800 рублей (в 2000–2006 гг., Москва). Место в очереди покупают охотно. Иногда, правда, приезжают крепкие парни и страшно бьют таких бизнесменов, но, несмотря на это, подобные предложения всегда возобновляются.

Запишите на мой счёт

Каждый арестованный и содержащийся в тюрьмах имеет право приобретать продукты питания и вещи первой необходимости в так называемом внутреннем тюремном магазине. Деньги снимаются со своего личного счёта. Средства попадают на этот счёт двумя путями. Первый – на счёту оказывается то, что у вас было с собой при аресте. Идёт речь только о безусловно личных деньгах. Второй путь – это почтовый перевод на адрес учреждения, в котором содержится арестованный. Можно также приехать в тюрьму и положить деньги на этот счёт. Ограничений по количеству денег нет. При поступлении средств на счёт зэку предоставляется выписка. Имея её, можно оплачивать покупку в ларьке. Прейскурант того, что есть в наличии, примерно раз в месяц предоставляется для ознакомления непосредственно зэку в камеру. Если заключённый не захочет, то об объёме денег на его счёту никто из соседей знать не будет. Следующий момент, волнующее событие в жизни арестанта – непосредственное получение «кабана». Он обычно поступает в камеру в день его передачи. А вот ларёк, бывает, идёт и неделю, и две, все зависит от того, как поставлено дело в данной тюрьме.

Конечно, никто не вправе отнять у вас этого самого «кабана», но оторвать от него кусок тайно или явно хотят многие. Хорошим тоном является так называемое уделение внимания тем, кто его достоин, и тем, кому вы считаете нужным это внимание «уделить». Это могут быть: «смотрящий», «дорога», «шнифты», «офис» и кто угодно другой. Необходимо также что-то положить на «общее», то есть на дубок для «хаты». Тут советовать что-либо трудно, но если зэк этого не сделает, его будут считать «куркулем». Отказ от «уделения внимания» будет обязательно расценен как личная жадность, а значит, и отношение к зэку будет соответствующим, хотя, конечно, все зависит от человека и конкретной ситуации.

Оптимально сделать следующим образом: сразу отложить третью или четвертую часть передачи и её делить на равные части между «претендентами». «Смотрящему» и «братве» – побольше, затем «дороге» и так далее. На «дубок» кладутся сигареты («Прима» и т. д., это вполне приемлемо), чай, возможно, сушки, или печенье, или конфеты. Можно всего понемногу. С «дубка» берут все желающие. Если вы ничего не уделяли для «общего» централа, то сделайте это при получении «кабана» – в тюрьме сидите. Сколько? Всё зависит от полученного объёма и от дальнейшей регулярности получения посылок, передач и ларьков. Объём должен быть объёмным, чтобы создать хорошее впечатление о себе. Например, блок сигарет, килограмм сахара, несколько пачек чая. Для «общего» тюрьмы не требуется хлеб, сало, сыр и т.д. Достаточно чая, сигарет, сахара, конфет (дешёвых), что-то из «сушняка» (печенья, сушек, сухарей). В остальном, кого посчитаете нужным, того и угощайте. Просить у арестанта будут обязательно (кто-то из братвы или «смотрящий») сделать отдельный ларёк на «общее». Если есть такая возможность, сделать можно. Важно не превратиться в «дойную корову». Все время соизмеряйте ваши возможности и возможности ваших близких на воле. Помощь можно и нужно оказывать, но в разумных пределах и не в ущерб себе самому.

Редакция благодарит московское издательство «Городец» за предоставленный фрагмент из книги Станислава Симонова «Как выжить в современной тюрьме»

Ссылки по теме:


Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 03 апреля 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog