Связь времен

Главная ] Вверх ]


Законники с большой дороги
От милиции к полиции
Мистика питерских «Крестов»
Ограбление всея Руси
Все жульем поросло
Детектор лжи
Дело о краже императорских указов
Фискал социализма
Три пули для Отари
Особые условия службы дворников
Как встретил смерть товарищ Нетте
Великий уравнитель: Сэмюэл Кольт
Изгонявшие дьявола
"Прокурор ему и помироволил"
Черные мессы времен Луи XIV
"Ставили поддельную маркировку"
Гений современной купюры
Держи вора
Дело цыганского барона
Цех фальшивых монет
"С поручением ЧК..."
Дело о советских наркокартелях
Нечистая сила
Дело о преступлениях почты
Подлинная история Спрута
Честь превыше прибыли
Комбинаторы сталинской эпохи
Дело о сыщиках-экстрасенсах
Реальная история Остапа Бендера
Хлеб наш поддельный
Из истории фальшивомонетничества
Девять жизней двуликого Януса
Прототипы «комбинатора»
Шестерка, ставшая тузом
Дело о самозваном начальнике
Ловцы первой гильдии
Купюра с достоинством
Дело о хитрых казнокрадах
Факультет карманной тяги
"Кукла" из клада
Дело о великой краже пенсий
«Рыбное дело»
Обвиняются обвинители
Столпы позора
А был ли посох?
Мистика фашизма
Оккультные святилища Гиммлера
Дело о милицейских осведомителях
Дело насильника-рекордсмена
Защитник в Отечестве
От корзины до пакета
Охотник за бриллиантами
Мурка из МУРа
Знаменитые мистификации
Гениальный Рыков
Как убивали МВД
Дело по продуктовым карточкам
Сонька-золотая ручка
Проклятие фараона
Теория разбитых окон
Сорвать куш и прогореть
Царедворцы-фальшивомонетчики
Создатели древностей
Воровские специализации
Воры гнезда Петрова
Филиппов суд
Художник от купюр
Тюрьма и кормилица
Всю жизнь игра
Взятка на тот свет
Не расстреливать без санкции ЦК
Табель о взятках
Где золото из Казани?..
Кто «заказал» Маневича
Вайсман, сын л-та Шмидта
"Изобильные Матерные щедроты"
"Червонные валеты" идут ва-банк
Профессия шулер
Иван да Мафия
Фальшивая тиара Сайтоферна
Мудрость волхвов
Великий Скок
Разбойник Ванька Каин
Мадам с головой министра
Уголовное дело в письмах
Америка: история афёр
Аферы пирамидального типа
Пропавшая скрипка
Секир-башка
Он кровью умыл Одессу
Всё дело в бляхе
Русский блуд
Посрамление мага
"Рукопротяжный" бизнес
Факты укрытия преступлений...
В поисках налогового рая
Правда и мифы о Мишке Япончике
Учитель танцев
Феноменальный лжец
Мария, Машка, Мурка
Спор генералов
Рейтинг мошенников мира
Конец обер-фискала
Нострадамус,великий предсказатель
Маёр КГБ
Фундаментальное надувательство
Наследие скопцов
Преступность, которую не потеряли
Копье Власти
Тайна "Марии Целесты"
Молчание грешников
Найти клад
Бандит Ленька Пантелеев
Призрак налётчиков
Ленин: тайна сверхчеловека
Грешный мир Москвы
Феномен Юрия Горного
Рекс. Рассказ вертухая
Из истории штраф- и дисбатов
Француз из Ровно
Мошенник № 1
Ремесло окаянное
Легенда о "Великом изверге"
Казино
Подручный августейшего вора
Xакер № 1
История корнета Савина
Высший класс
Король экспертов, эксперт королей
Глупости особо крупных размеров
Жертвы искусства
Наличное дело каждого
Из истории игральных карт
Калиостро в России
Фальсификация истории искусства
Чудовища из тьмы
Три века российской проституции
Криминальные таланты
Цветочная лихорадка





Преступность, которую мы не потеряли

Количество осужденных в Российской империи утроилось с 1874 по 1912 годы

Сергей Простаков. «Русская планета», 7 января 201

Сто лет назад самым действенным методом борьбы с преступностью в России было тюремное заключение
Заключенные на острове Сахалин, 1890 год. Фото: РИА Новости

Дореволюционные юристы отмечали, что в Российской империи рост преступности превышал прирост населения. По неофициальной статистике, которая учитывает не только официальные приговоры, накануне Первой мировой войны в Российской империи ежегодно совершалось 2,5 миллиона уголовных преступлений (в современной России регистрируется около миллиона преступлений).

Количество осужденных за различные преступления в Российской империи с 1874 по 1912 год утроилось. Если в 1874 году обвинительный вердикт выносился в 58 тысячах случаев, то в 1912 году осудили уже 180 тысяч человек. В начале 1870-х годов на 100 тысяч человек было всего 50–90 осужденных, тогда как в начале 1910-х годов — уже 150–200.

Впервые об организованной преступности в российской хронике упоминается в конце XVI века. Постепенно в оборот для обозначения преступников входит слово «вор». Закрепление за ним этого значения приходится на XVIII век. До этого времени ворами называли людей, совершивших преступление по отношению к государству и власти. После эпохи Петра I организованная преступность окончательно выделилась в самостоятельный институт, противопоставивший себя государству и обществу. Воровские банды организовывались по традиционному для российской экономики артельному принципу, в основании которого лежала круговая порука. Постепенно у них стала формироваться иерархия и вырабатываться собственные этические и моральные нормы. Появился у воров и свой язык — феня, который был до этого тайным языком бродячих торговцев-коробейников.

В XIX век российский преступный мир вошел сплоченным и окрепшим, но этого было мало, чтобы на равных соревноваться с государством. Тем более, авторитарной империи удавалось достаточно эффективно бороться с преступностью и не давать ей превратится в большую социальную силу. К тому же социальный контингент, становившийся преступниками, столетиями не менялся: беглые крестьяне, солдаты, монахи-расстриги, воспитанники приютов. Из-за этого прирост преступности был весьма ограничен.

Ситуация изменилась после Великих реформ Александра II, которые привели к демонтажу сословной структуры российского общества. Благодаря обеднению одних слоев и обогащению других, а главное, исчезновению крепостной зависимости, в преступный мир стало приходить все больше новых людей.

Эпоха пореформенной России — это время первоначального накопления капитала. В связи с этим резко возросло количество имущественных преступлений, подлогов, мошенничеств, краж. По данным статистики министерства юстиции 1873 года из 13 208 обвинительных приговоров более семи тысяч были связанны с указанными преступлениями. Если они совершались по предварительному сговору, то преступникам грозило шесть лет каторжных работ, если кража была еще и со взломом, то ссылка в Сибирь становилась бессрочной. Уровень раскрываемости в эти годы не превышал 40%, то есть в реальности количество имущественных преступлений было гораздо больше — в начале XX века было зафиксировано 84,4 тысячи случаев.

Ссыльные каторжники работают на каменоломне
Ссыльные каторжники работают на каменоломне. Фото: РИА Новости

После русских самыми частыми обвиняемыми в имущественных преступлениях были евреи и поляки. Это связано с экономическими ограничениями, которые были наложены как на католиков-поляков, так и на евреев.

В это же время криминальная тема впервые в истории русской литературы занимает одну из главенствующих позиций. О преступлениях и наказаниях писали Федор Достоевский, Всеволод Гаршин, Антон Чехов, Лев Толстой, Владимир Короленко, Александр Сухово-Кобылин. Многие из писателей пробовали себя в жанре репортажа с судебного заседания или с каторги. С введением суда присяжных адвокаты и другие юристы стали поп-звездами в российском обществе. Публичные выступления Дмитрия Стасова, Владимира Спасовича, Александра Кони, Николая Карабчевского заменяли в пореформенной России реалити-шоу.

Великие реформы привели к распаду сословий и исчезновению многих сословных правил и традиций. В 1869 году в Петербургском окружном суде рассматривалось дело отставного гвардии прапорщика Левицкого. Его соучастниками были исключительно дворяне. Их обвиняли в подделке ломбардных билетов. В результате реальный срок получил только организатор преступной группы. Уже через год выяснилось, что, будучи в тюрьме, Левицкий смог организовать с отставным гвардейским корнетом и мелким чиновником Боровиковым подделку денег. На этот раз его оправдали. Через несколько месяцев вновь организованная Левицким банда отставных гвардейцев была задержана за фальшивомонетчество. Размах деятельности бывшего прапорщика был еще шире. По мере того как дело разрасталось, вместе с Левицким на скамье подсудимых кроме офицеров оказались дворяне, чиновники, купцы, мещане, русские, поляки и евреи.

Мир криминала демонстрировал, что старые лифты социальной мобильности исчезли, а на их место пришли новые, в которых все меньшую роль играет происхождение, этничность и религия.

В феврале-марте 1877 года в столице империи происходил процесс над бандой «Клуб червонных валетов», который потряс воображение общественности. Поражал размах преступной сети: среди 48 обвиняемых были мусульмане, евреи, крестьяне соседствовали с мещанами, дворянами и офицерами. Впечатляет и список фамилий обвиняемых: Долгоруков, Дмитриев-Мамонтов, Эрганьянц, Массари, Мейерович, Левин, Огонь-Догановский, Неофитов, Петров. Дворяне из «Клуба» активно использовали свои связи наверху, чтобы прикрыть преступную деятельность. Не меньше состава участников поражал и размах их деятельности: мошенничество с приемом на работу, подделка денег, векселей и завещаний, спаивание и дальнейшее обдирание клиентов. В банде были настоящие криминальные таланты. Так, Плеханов и Неофитов, сидя в Московском тюремном замке (сегодняшняя «Бутырка». — РП), в начале 1870-х годов в месте заключения организовали производство и сбыт фальшивых денег. «Клуб червонных валетов» был организованной преступной группировкой современного типа. Она была автономна по отношению к государству, но активно его использовала в своих целях; иерархична — с системой «авторитетов» и «шестерок».

Дело «Клуба» закончилась неожиданно. Присяжные не признали наличие преступной организации. Девятнадцать подсудимых оправдали, а 29 человек отделались небольшими сроками, однако процесс формирования банд и особого преступного мира со своими понятиями был уже запущен.

К началу XX века российская преступность пополнила свои ряды и увеличила количество «промыслов».

Самой многочисленной считалась группа профессиональных воров (в современном значении слова). Согласно полицейским данным в Российской империи было 30 основных специализаций воров. Самой распространенной были — воры-карманники. Самой уважаемой — взломщики («медвежатники», которые взламывали, и «шниферы», которые подбирали ключи и пароли). Самой презираемой обществом и опасной категорией были конокрады.

«Медвежатники» действовали бандами от пяти до 15 человек. Их лидерами были люди, обычно имевшие связи среди государственных служащих и пользовавшиеся авторитетом в уголовном мире. Далеко не всегда эту роль выполняли рецидивисты. Так, известен случай депутата II Государственной думы Алексея Кузнецова, банда которого прославилась ограблением Строгановского дворца.

Конокрады являлись одной из самых опасных воровских групп. В аграрной России основным средством передвижения и обработки земли были лошади, поэтому недостатка в «товаре» и в рынке его сбыта конокрады не испытывали. Специфика воровства лошадей заставляла конокрадов объединяться в большие банды, достигавшие нескольких сотен участников. В эти банды входили цыгане, занимавшиеся угоном лошадей; кузнецы, занимавшиеся перековкой; специалисты по перекраске и изменению формы копыт и зубов у похищенных животных. Каждая банда конокрадов имела и свою боевую группу, которая занималась охраной. Она была для них нелишней, так как нередки были случаи самосудов над конокрадами. По мнению современных криминалистов, именно конокрады первыми в России создали преступные группировки современного типа.

Во второй половине XIX века распространяется еще одна важная категория организованной преступности — карточные шулеры. Историки отмечают, что распространение карточного мошенничества связано с увеличением в обществе категории людей, времяпрепровождение которых сводилось чаще всего к пьянству и азартным играм.

Иван Калганов. «Карточные шулера»
Иван Калганов. «Карточные шулера»

В начале XX века насчитывалось пять криминальных столиц: Санкт-Петербург, Москва, Киев, Одесса, Ростов-на-Дону. Петербург был центром уличной преступности и проституции. Большинство мошенников также стремились в столицу империи. Портовая Одесса стала местом сосредоточения контрабандистов, воров и налетчиков. Ростов-на-Дону традиционно притягивал к себе беглых крестьян и преступников-рецидивистов. Это предопределило высокий уровень насильственных преступлений в городе. В начале же XX века возникает знаменитый криминальный транзит «Ростов-Одесса», по которому в Российской империи шел обмен людьми, опытом и криминальным товаром.

Во многом благодаря своей закрытости от остального общества структуры и принципы организованной преступности в России пережили революцию 1917 года и советскую власть.

В 2013 году в России выявлено 8086 человек, участвовавших в организованной преступности.

Источники:

Калпинская О. Е. Особенности возникновения и развития организованной преступности в дореволюционной России;

Лунеев В. Преступление и наказание в России;

Портал правовой статистики;

Иконников-Галицкий А. Самоубийство империи. Терроризм и бюрократия. 1866–1916 — СПб.: Лимбус-пресс, 2013;

Курас С. Л. О генезисе преступности в России (исторический аспект).

Ссылки по теме:


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 19 февраля 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog