Связь времен

Главная ] Вверх ]


Генерал из деревни Голендухино
Как развалили «офшорное дело»
Кремлёвское дело
Свод понятийных уложений
Легендарный Евграфыч
Охотник за маньяками
Как обезвредили «Вирус»
«Рыбное дело»
Законники с большой дороги
От милиции к полиции
Мистика питерских «Крестов»
Ограбление всея Руси
Все жульем поросло
Детектор лжи
Дело о краже императорских указов
Фискал социализма
Три пули для Отари
Особые условия службы дворников
Как встретил смерть товарищ Нетте
Великий уравнитель: Сэмюэл Кольт
Изгонявшие дьявола
"Прокурор ему и помироволил"
Черные мессы времен Луи XIV
"Ставили поддельную маркировку"
Гений современной купюры
Держи вора
Дело цыганского барона
Цех фальшивых монет
Украинские кардеры
"С поручением ЧК..."
Дело о советских наркокартелях
Нечистая сила
Дело о преступлениях почты
Подлинная история Спрута
Честь превыше прибыли
Комбинаторы сталинской эпохи
Дело о сыщиках-экстрасенсах
Реальная история Остапа Бендера
Хлеб наш поддельный
Из истории фальшивомонетничества
Девять жизней двуликого Януса
Прототипы «комбинатора»
Шестерка, ставшая тузом
Дело о самозваном начальнике
Ловцы первой гильдии
Купюра с достоинством
Дело о хитрых казнокрадах
Факультет карманной тяги
"Кукла" из клада
Дело о великой краже пенсий
Обвиняются обвинители
Столпы позора
А был ли посох?
Мистика фашизма
Оккультные святилища Гиммлера
Дело о милицейских осведомителях
Дело насильника-рекордсмена
Защитник в Отечестве
От корзины до пакета
Охотник за бриллиантами
Мурка из МУРа
Знаменитые мистификации
Гениальный Рыков
Как убивали МВД
Дело по продуктовым карточкам
Сонька-золотая ручка
Проклятие фараона
Теория разбитых окон
Сорвать куш и прогореть
Царедворцы-фальшивомонетчики
Создатели древностей
Воровские специализации
Воры гнезда Петрова
Филиппов суд
Художник от купюр
Тюрьма и кормилица
Всю жизнь игра
Взятка на тот свет
Не расстреливать без санкции ЦК
Табель о взятках
Где золото из Казани?..
Кто «заказал» Маневича
Вайсман, сын л-та Шмидта
"Изобильные Матерные щедроты"
"Червонные валеты" идут ва-банк
Профессия шулер
Иван да Мафия
Фальшивая тиара Сайтоферна
Мудрость волхвов
Великий Скок
Разбойник Ванька Каин
Мадам с головой министра
Уголовное дело в письмах
Америка: история афёр
Аферы пирамидального типа
Пропавшая скрипка
Секир-башка
Он кровью умыл Одессу
Всё дело в бляхе
Русский блуд
Посрамление мага
"Рукопротяжный" бизнес
Факты укрытия преступлений...
В поисках налогового рая
Правда и мифы о Мишке Япончике
Учитель танцев
Феноменальный лжец
Мария, Машка, Мурка
Спор генералов
Рейтинг мошенников мира
Конец обер-фискала
Нострадамус,великий предсказатель
Маёр КГБ
Фундаментальное надувательство
Наследие скопцов
Преступность, которую не потеряли
Копье Власти
Тайна "Марии Целесты"
Молчание грешников
Найти клад
Бандит Ленька Пантелеев
Призрак налётчиков
Ленин: тайна сверхчеловека
Грешный мир Москвы
Феномен Юрия Горного
Рекс. Рассказ вертухая
Из истории штраф- и дисбатов
Француз из Ровно
Мошенник № 1
Ремесло окаянное
Легенда о "Великом изверге"
Казино
Подручный августейшего вора
Xакер № 1
История корнета Савина
Высший класс
Король экспертов, эксперт королей
Глупости особо крупных размеров
Жертвы искусства
Наличное дело каждого
Из истории игральных карт
Калиостро в России
Фальсификация истории искусства
Чудовища из тьмы
Три века российской проституции
Криминальные таланты
Цветочная лихорадка


Приключения испанца в России

Еремей Парнов Еремей Парнов, Paradox, март № 3 2002

Загадочный граф Калиостро Россию действительно посещал, оставив после себя множество слухов. А что было на самом деле?

О пребывании Калиостро в России написано много, но по большей части это все перепевы одних и тех же анекдотов. Он действительно был тут, но...

Вроде бы достоверно известно, что он с дипломом испанского полковника графа Феникса посетил Петербург в 1779 году, чему находим подтверждение в "С.-Петербургских ведомостях". Основополагающим трудом, откуда почерпнули сведения многочисленные беллетристы, является "Описание пребывания в Митаве известного Калиостра на 1779 год и произведенных им там магических действий, собранное Шарлоттою-Елизаветою фон дер Рекке, урожденной графинею Медемской" (в Санкт-Петербурге напечатано с дозволения Управления благочиния у Шпорра 1787 года).

Калиостро, он же гишпанский полковник граф Феникс
Таинственный Калиостро на самом деле деле был довольно упитан и румян
 

Путь в Петербург лежал через Митаву, столицу Курляндского герцогства. Тамошние масоны, алхимики и прочие любители таинственного были наслышаны о Калиостро и оказали ему теплый прием. Он жил в замке графа Медема, где имелась небольшая алхимическая лаборатория, демонстрировал свои познания и вызывал духов, избрав в медиумы дочь хозяина Шарлотту-Елизавету, экзальтированную дамочку, которая таяла как воск под его пассами. Обер-бургграф и мастер ложи Ховен тоже воображал себя алхимиком. Старшая дочь Медема, Доротея, была замужем за герцогом Петром Бироном, сыном покойного временщика. Герцог поддался чарам испанского полковника и снабдил его рекомендательными письмами, адресованными петербургской родне. В свою очередь, Калиостро обещал использовать свое влияние во благо Курляндии. Трудно было усомниться в его искренности. Жена графа, Лоренца, обворожила митавских дам, признавшись, что намного старше мужа, но выглядит так молодо исключительно благодаря омолаживающим составам. Ее кремы и притирания шли нарасхват.

Выказав себя блюстителем строгой морали, Калиостро пообещал открыть специальную ложу для женщин. По вечерам он музицировал на клавесинах, взглядом зажигал и гасил свечи, выводил тени из графина с водой, а еще рассказывал о житье в Египте и Медине, случайно обмолвившись, что поспорил однажды с самим пророком Мухаммедом. Прослышав о приезде волшебника, к замку потянулись хворые. Он пользует отварами и эссенциями. Кто-то ощущает облегчение уже от одного его взгляда.

Страдавшая от частой мигрени баронесса вдруг начала дергаться, словно схватилась за электрический провод. Целитель успокоил ее наложением рук.

Шарлотта почти влюблена в своего несколько экстравагантного наставника. Она беседует с мертвыми, с нетерпением ожидая вознесения на следующую ступень. Граф Феникс обещал отправить ее в "духовное путешествие" по планетам. Ей единственной выпало счастье посетить обитаемые миры, после чего она будет возведена в степень "защитницы земного шара". И это не предел! Она и сама сможет потом создавать новые земли, как это уже делали, по словам учителя, Моисей, Илия и Христос.

Главное -- поскорее научиться преодолевать все вещественное, очистить эфирный дух.

С масонами-алхимиками Калиостро ведет себя иначе. Объясняя, как увеличить объем алмаза или жемчужины, он не терпит вопросов и возражений. Постоянно раздражается, изрыгая ругательства, правда, по-итальянски, а то и за шпагу хватается, рассекая со свистом воздух. Его манеры несколько шокируют чинных остзейских рыцарей, но что взять с человека, который отвык от цивилизации в аравийских песках!

Когда же нашелся смельчак, уличивший его в обмане, граф, нимало не смутившись, язвительно ухмыльнулся. - Это была проверка. Требовалось выявить ваши наклонности, господа. К моему крайнему сожалению, нахожу у вас более охоты к негоции, нежели к высшим благам.

Он заговорил о кладе, будто бы зарытом в окрестностях Митавы последними тамплиерами. Потомки рыцарей-меченосцев слушали его со смешанным чувством: и верилось, и не верилось.

Пуще любых обещаний обнадеживало поведение адепта высших степеней. За все это время он ниоткуда не получал денег, не обращался к банкирам с векселями, хотя жил на широкую ногу, расплачивался щедро и в условленный час, а то и не дожидаясь истечения срока. Всякую мысль о корысти приходилось отбросить. Зато возникала другая - об алхимическом золоте.

Сам же Калиостро чувствовал, что настала пора отправляться в дорогу. Он хотел взять с собой Шарлотту, полагая с ее помощью войти в высший свет: Медемы вели свою родословную с XIII века. При благосклонном одобрении родни она согласилась, но поставила совершенно невыполнимое условие. Она требовала, чтобы Калиостро убедил государыню стать защитницей новой ложи. Основательницей воображаемой храмины "союза" она мыслила самое себя.

Калиостро обхаживал ее и так и этак, но Шарлотта фон дер Рекке оставалась непреклонной. Пусть граф Феникс сначала договорится обо всем с императрицей, и, если результат окажется благоприятным, она не замедлит прибыть в Петербург в сопровождении отца, брата, сестры и надзирателя ложи.

По прибытии в Северную столицу Калиостро с неудовольствием обнаружил, что его известность не столь велика, как можно было надеяться. Слегка обескураженный, он тем не менее смело ринулся в бой.

Двери аристократических салонов открылись перед ним не без помощи братьев-"каменщиков". Великий магистр Елагин, обер-гофмейстер, действительный тайный советник и статс-секретарь, встретил его с распростертыми объятиями. К магическим упражнениям он относился с прохладцей, а то и вовсе с осуждением, но в возможность трансмутации посредством философского камня верил. Калиостро обещал открыть свой секрет и поделиться имеющимися у него запасами.

Неизвестно, сколь успешны были российские розенкрейцеры в своих изысканиях. Судя по сохранившимся рукописям, "высшее знание" дальше так называемого теоретического градуса не продвинулось.

Если можно поверить в рецепт выращивания гомункулусов, то не приходится удивляться, что и прочие чудеса кажутся вполне достижимыми.

"Много у нас в Петербурге наделал шуму известный Калиостро. У княгини Волконской вылечил больной жемчуг; у генерала Бибикова увеличил рубин в перстне на одиннадцать каратов и, кроме того, изничтожил внутри его пузырек воздуха; Костичу, игроку, показал в пуншевой чаше знаменитую талию, и Костич на другой же день выиграл свыше ста тысяч; камер-фрейлине Головиной вывел из медальона тень ее покойного мужа, и он с ней говорил и брал ее за руку, после чего бедная старушка совсем с ума стронулась..."

Со смаком живописуя проделки мистификатора, писатель Алексей Толстой отталкивался от известных анекдотов.

В Петербурге Калиостро проделывал те же фокусы, что и повсюду. Безусловной удачей можно счесть покровительство, оказанное ему князем Григорием Потемкиным Таврическим, генерал-фельдмаршалом и наиболее вознесенным среди прочих фаворитом Екатерины. По рассказам одних, Калиостро удалось возбудить любопытство всемогущего вельможи алхимическими таинствами, но почти все в один голос говорили, что причиной тому была красота Лоренцы.

Ее неоднократно видели в карете князя, что, опять же по рассказам, вызвало неудовольствие государыни и, как следствие, фиаско гастроли.

Приводилась и иная подоплека скандальной высылки: интриги врачей.

Калиостро, боясь восстановить против себя врачебную коллегию, состоявшую преимущественно из немцев и англичан, действовал с разумной осторожностью: кого демонстративно отсылал к лекарям, кого успокаивал травяными настоями. Денег за лечение не брал.

Когда у князя Гавриила Гагарина, видного масона, серьезно занедужил десятимесячный ребенок, а консилиум докторов признал положение безнадежным, Калиостро уступил мольбам отчаявшегося отца и согласился испробовать свои безотказные средства. Выполняя поставленные им условия, князь отдал умирающего младенца на попечение мага, обязавшись до самого выздоровления его не навещать и то же наказать своим домашним.

Требование несколько необычное, настораживающее, но ведь всем известно, что волшебство - дело тайное.

Больше месяца прошло с того дня, когда мальчика доставили в дом на Дворцовой набережной, где снимал помещение чародей, прежде чем родителям было дозволено повидать ребенка.

Чудо свершилось - он выздоровел. Кто-то из недоброжелателей пустил слух о подмене, но поклонники Феникса уверяли, будто князь на радостях прослезился и выложил на стол мешочек, туго набитый золотыми империалами.

Калиостро по обыкновению от денег отказался. Не уставая благодарить, Гагарин удалился в прихожую и, словно по забывчивости, оставил золото на подзеркальной консоли. Возврата не последовало.

Не исключено, что это еще одна басня, но уж совсем ни в какие ворота не лезет утверждение, что Калиостро сжег труп бедной крошки, желая произвести "палингенезис" то бишь возрождение.

Много было сочинено несуразиц Чего стоит, например, байка о дуэли с каким-то обиженным доктором. Получив вызов, Калиостро согласно кодексу, предоставлявшему ему выбор оружия, предложил яд.

- Чье противоядие окажется сильнее, тот и победит, - якобы заявил он, чем поверг забияку в смятение.

Эротика с налетом мистицизма тайны черной магии и алхимии, пародия на обряды масонов и розенкрейцеров, ясновидение и блестящий маскарад - все это, безусловно, имело место в эффектных демонстрациях Калиостро. Он и сам никогда не чурался плотских утех. Его портреты красовались на кольцах, амулетах и брошах, дамских веерах и ширмах. Его ваяли в мраморе и бронзе - рубаха вызывающе распахнута, упрямый подбородок, чувственные губы и взгляд пророка, прозревающего далекое будущее. Но таков уж был век. Достоверно одно: завоевать внимание государыни Фениксу не удалось. Едва ли мимо нее, Минервы, состоявшей в переписке с Дюма и Вольтером, могли пройти вести о шарлатанских проделках. Впрочем, в данном случае важнее оказались политические моменты. Вне зависимости от личности Калиостро над "золотым розенкрейцерством" собиралась гроза.

В 1786 году, вероятно вследствие каких-то правительственных распоряжений, были закрыты все московские ложи, а вскоре уже от самих масонских руководителей последовало предписание "прервать с наступлением 1787 года все орденские собрания и переписки и сношения и отнюдь не иметь до того времени, пока не дано будет знать".

Арест видного издателя-масона Новикова в 1792 году и кары, посыпавшиеся на мартинистов (последователи учения португальского мистика Мартинеса Паскуалиса, основателя масонства), только довершили и без того начавшийся распад.

Калиостро выбрал неподходящее время.

Из писем Екатерины к Циммерману следует, что ему не было дозволено не только говорить с ней, но даже видеть ее издали: "...о Калиострове пребывании в Петербурге я ничего верного сказать не знаю. По слуху же, однако, известно, что хотя он и там разными чудесными выдумками мог на несколько времени обмануть некоторых особ, но в главном своем намерении ошибся".

И в этом ей можно верить.

Пять лет спустя просвещенная государыня вывела Калиостро под трудно произносимым именем Калифалкжерстон в комедиях "Обманщик" и "Обольщенные", где крепко досталось и мартинистам, по созвучию именовавшимся мартышками.

Премьера "Обманщика" состоялась 4 января 1786 года в Эрмитажном театре. Главное действующее лицо, по словам самой императрицы, "весьма живо представляет Калиостро".

Калифалкжерстон. Я малые алмазы переделываю большими иногда для своей забавы. Например, безделушка, которая у тебя на руке, перстень, буде мне отдашь, я тебе возвращу величиною в один камень, втрое противу того, как он теперь, лишь прибавь на сто червонцев чистого золота.
Конечно, можно насмехаться над ним, но при всем при том Калиостро был личностью неординарной. И многие свои тайны он унес с собой.

"Он приехал сюда, называя себя полковником испанской службы и испанцем по происхождению, давая понять, что он колдун, вызывающий духов и приказывающий им. Когда я услыхала это, я сказала: человек этот совершенно напрасно приехал сюда; нигде ему не испытать большей неудачи, чем в России",- говорила Екатерина в беседе с бароном Мельхиором Гриммом.

Чрезвычайно неблагоприятно на положении Калиостро в Петербурге сказался клеветнический слух о том, будто тогдашний испанский резидент Нормандец напечатал в русских газетах заявление, что никакой граф Феникс на испанской службе никогда не состоял. Узнав о разоблачении фальшивого диплома, многие посчитали, что это рассердило императрицу, отдавшую приказ о высылке неугодного Калиостро. Однако никакой высылки на самом деле не было. Граф уехал добровольно, не найдя того, что искал.

Действительно, в единственной в то время газете "С.-Петербургские ведомости" никакого заявления испанского посланника нет. Зато есть объявление об отъезде Калиостро.

Согласно существовавшим правилам всякий убывающий за границу обязан был опубликовать троекратное уведомление о своем отъезде.

Калиостро так и поступил. Первая публикация появилась в номере 79 "Прибавлений" к "Ведомостям" от 1 октября 1779 года, посередине между извещениями мясника Готлиба Бунта и башмачника Габриэля Шмита. В номерах 80 и 81 было повторено в точности: "Г. граф Калиостро, гишпанский полковник, живущий на Дворцовой набережной, в доме г. генерал-поручика Виллера..."

Следовательно, никакого скандала вокруг "гишпанского полковника" не было. Его многочисленные псевдонимы были известны и не вызывали особых недоразумений.

Он провел в Петербурге девять месяцев, и за это время вполне можно было при желании снестись с Мадридом и высветить всю "гишпанскую подноготную".

Очевидно, необходимости в этом не возникло. "Занимательные истории" родились уже задним числом. Напугавшая столичную полицию весть, будто бы означенный иностранец одновременно выехал с четырех разных застав, делает честь ее выдумщику. Просто-таки отличная находка!


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 09 сентября 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog