Связь времен

Главная ] Вверх ]


Законники с большой дороги
От милиции к полиции
Мистика питерских «Крестов»
Ограбление всея Руси
Все жульем поросло
Детектор лжи
Дело о краже императорских указов
Фискал социализма
Три пули для Отари
Особые условия службы дворников
Как встретил смерть товарищ Нетте
Великий уравнитель: Сэмюэл Кольт
Изгонявшие дьявола
"Прокурор ему и помироволил"
Черные мессы времен Луи XIV
"Ставили поддельную маркировку"
Гений современной купюры
Держи вора
Дело цыганского барона
Цех фальшивых монет
"С поручением ЧК..."
Дело о советских наркокартелях
Нечистая сила
Дело о преступлениях почты
Подлинная история Спрута
Честь превыше прибыли
Комбинаторы сталинской эпохи
Дело о сыщиках-экстрасенсах
Реальная история Остапа Бендера
Хлеб наш поддельный
Из истории фальшивомонетничества
Девять жизней двуликого Януса
Прототипы «комбинатора»
Шестерка, ставшая тузом
Дело о самозваном начальнике
Ловцы первой гильдии
Купюра с достоинством
Дело о хитрых казнокрадах
Факультет карманной тяги
"Кукла" из клада
Дело о великой краже пенсий
«Рыбное дело»
Обвиняются обвинители
Столпы позора
А был ли посох?
Мистика фашизма
Оккультные святилища Гиммлера
Дело о милицейских осведомителях
Дело насильника-рекордсмена
Защитник в Отечестве
От корзины до пакета
Охотник за бриллиантами
Мурка из МУРа
Знаменитые мистификации
Гениальный Рыков
Как убивали МВД
Дело по продуктовым карточкам
Сонька-золотая ручка
Проклятие фараона
Теория разбитых окон
Сорвать куш и прогореть
Царедворцы-фальшивомонетчики
Создатели древностей
Воровские специализации
Воры гнезда Петрова
Филиппов суд
Художник от купюр
Тюрьма и кормилица
Всю жизнь игра
Взятка на тот свет
Не расстреливать без санкции ЦК
Табель о взятках
Где золото из Казани?..
Кто «заказал» Маневича
Вайсман, сын л-та Шмидта
"Изобильные Матерные щедроты"
"Червонные валеты" идут ва-банк
Профессия шулер
Иван да Мафия
Фальшивая тиара Сайтоферна
Мудрость волхвов
Великий Скок
Разбойник Ванька Каин
Мадам с головой министра
Уголовное дело в письмах
Америка: история афёр
Аферы пирамидального типа
Пропавшая скрипка
Секир-башка
Он кровью умыл Одессу
Всё дело в бляхе
Русский блуд
Посрамление мага
"Рукопротяжный" бизнес
Факты укрытия преступлений...
В поисках налогового рая
Правда и мифы о Мишке Япончике
Учитель танцев
Феноменальный лжец
Мария, Машка, Мурка
Спор генералов
Рейтинг мошенников мира
Конец обер-фискала
Нострадамус,великий предсказатель
Маёр КГБ
Фундаментальное надувательство
Наследие скопцов
Преступность, которую не потеряли
Копье Власти
Тайна "Марии Целесты"
Молчание грешников
Найти клад
Бандит Ленька Пантелеев
Призрак налётчиков
Ленин: тайна сверхчеловека
Грешный мир Москвы
Феномен Юрия Горного
Рекс. Рассказ вертухая
Из истории штраф- и дисбатов
Француз из Ровно
Мошенник № 1
Ремесло окаянное
Легенда о "Великом изверге"
Казино
Подручный августейшего вора
Xакер № 1
История корнета Савина
Высший класс
Король экспертов, эксперт королей
Глупости особо крупных размеров
Жертвы искусства
Наличное дело каждого
Из истории игральных карт
Калиостро в России
Фальсификация истории искусства
Чудовища из тьмы
Три века российской проституции
Криминальные таланты
Цветочная лихорадка




Воровские специализации

Век 19-й

М. Максимов, «Записки сыщика»

Карманники, жулики и ерши — это все одно и то же. Их так называют по роду их промысла. Они таскают из карманов вещи, деньги и платки на удачу. Видя вас порядочно одетым, они тотчас окружают вас компанией и жмутся к вам, что делается большей частью в тесноте, но редко в безлюдном месте, разве только заметят кого-нибудь пьяного или невнимательного прохожего. У барыни какой-нибудь они отрежут ридикюль или карман — при них всегда есть маленькие английские ножницы. Ими же они нередко перекусывают у часов цепочки, снимают с руки браслет и больше уже ни на какие проделки не решаются. В этом классе много женщин, девок, девочек и мальчиков. Одни из них бродят по улицам, рынкам, гуляньям, бывают в церквах во время похорон, свадеб и церковных праздников; другие таскаются по кабакам, пивным, харчевням и вообще везде, где только есть какая-нибудь возможность поживиться. В прежнее время у них были свои условные знаки и слова; но теперь это почти вывелось. Так, например, «притыривай» на их языке значит «сжимай, подсобляй»; «стрема» — «смотрят, наблюдают»; «трекнулся» — «сорвался, спохватился» или «почувствовал».

Другой разряд — домушники и подполники. Они также делятся на партии и ходят по лавкам, по домам, торгуют вещами, нанимают квартиры, при этом спрашивают о каком-нибудь небывалом жильце и воруют все, что только глаз завидит: шубы, пальто, салопы и прочее. Часто приходят вдвоем: один торгуется в цене, а другой проберется между тем в кабинет или в другую комнату и утащит часы и какую-нибудь ценную вещь. В театрах и маскарадах будто бы по ошибке надевают на себя чужие шубы, а свои оставляют. Или входят в переднюю — видят, лакей спит или вовсе никого, они хватают тогда на скорую руку что попало. Кучер зазевался — вытащат из экипажа что-нибудь. Придут в лавку в обеденное время или в самый разгар торговли и начнут требовать разный товар, рассматривают его, бракуют, торгуются за такую цену, за которую нельзя отдать его, а между тем другие, стоящие позади этих покупателей, работают ловко и проворно: прячут товар себе под полу и уходят из лавки. Этого мало: являются с женами, будто приезжие из разных губерний, торгуют товар партиями и до того прельщают купца значительной покупкой, что тот и не приметит, как у него утащат с прилавка или дорогой воротник, или кусок материи. А то, пожалуй, явится госпожа с многочисленным семейством, в сопровождении ливрейного лакея и начнет копаться в выложенном товаре. Тут работают все, от лакея до самой барыни, и купец должен смотреть в оба. В этот класс мошенников входят люди разного звания, большей частью промотавшие свое состояние распутной жизнью.

Теперь рассмотрим действия конокрадов, или скамеечников, и лошаводов. Они почти всегда действуют поодиночке, поэтому кражи их или угон лошадей редко раскрываются розыском. У каждого из них есть под рукой знакомый барышник и живодер. Хорошая лошадь поступает к барышнику, а плохая — к живодеру. И тот, и другой лошадь держать у себя не станут. Барышник отправляет ее тотчас в какой-нибудь ближний город, а живодер, если она совершенно плоха, тотчас убивает ее, а если еще годится, уводит до времени в какую-нибудь ближайшую деревню к знакомому мужику. Народ этот самый жалкий. Бродит он, иногда по целым дням не евши, в торговые дни по рынкам, близ застав и по дорогам, а не в торговые — около трактиров, кабаков и других торговых заведений, высматривая пьяного мужика или извозчика, кучера-ротозея, забившегося куда-нибудь погреться или попить чайку. У некоторых из них имеется дурман, настоянный в вине, которым они опаивают оплошавшего. Это делается так. Под видом идущего в какую-нибудь деревню или город, скамеечник просит мужика или извозчика подвезти его за гривенник, садится и, по дороге заехав в кабак, угощает его пивом с примесью дурмана. В городе же нанимает извозчика довезти его до любого трактира, приглашает с собой для компании, заказывает там чаю, а потом едет с ним дальше и сбрасывает его, опьяневшего от дурмана, где-нибудь за городом или в глухом переулке. Но воровство скамеечника скорее случайное, нежели обдуманное, ибо ему редко случается увести лошадь из конюшни, разве кучер-мошенник согласится помочь ему в этом. Этот класс мошенников состоит большей частью из негодных кучеров, работников и мужиков, с малолетства приученных к этому промыслу. Из цыган редко кто ввязывается в это дело, потому что каждый из них и без того вознаграждается деньгами от самих скамеечников и барышников за ловкость и хлопоты при продаже лошадей.

А вот теперь расскажу вам о форточниках. На это дело опытными ворами выбираются ловкие, проворные и неглупые мальчики из нищих или из беднейших семейств, а так-же избалованные родителями, распутные и отчаянные дети. Их учат, или они и сами хорошо умеют, презирая опасность, ходить по карнизам и лазить по водосточным трубам в верхние этажи домов. Забравшись в комнату в открытое окно или форточку, форточник выкидывает на улицу стоящему внизу вожатому все то, что только встретит там из вещей и платьев, а если получится, он разломает и замок у сундука, письменного стола, шкафа и тому подобного припасенной стамеской. Закончив дело, форточник спускается по веревке с крючком, зацепив его за раму, на улицу.

В случае неудачи он не бросается отчаянно в окно, а остается на месте, пытаясь выкрутиться как может. Кражи эти редки, так как опасны. Но бывают смешные случаи. Я вам расскажу о двух таких мне известных. Надо еще добавить, что происходят такие кражи только летом, ибо каждый форточник всегда бывает в одной рубашке и босиком. Как-то раз, забравшись на 2-й этаж, форточник попал в спальню холостого барина. Он повыкидывал на улицу лежавшее там платье, портмоне и ризы икон и тут увидел за кроватью спящего висящие на стене карманные золотые часы. Чтобы их достать, нужно было либо подставить стул, либо перелезть через самого барина. Форточник решился на последнее. В то самое время, когда он потянулся к часам, барин повернулся во сне на другой бок. Мальчишка вообразил, что он хочет схватить его за ноги, потерял равновесие и всем своим телом упал на господина. Тот спросонья страшно испугался, спрятал голову под одеяло и начал изо всей мочи кричать: «Батюшки, воры! Режут, душат, спасите, спасите! Люди, люди!..» Мальчишка бросился было к окну, чтобы спуститься по веревке, но второпях выпустил ее из рук. Тогда он забрался под кровать барина и спрятался там за стоявшей в углу плетеной корзиной с какими-то бумагами.

Вбежавшие на крик люди едва смогли привести в чувство и успокоить своего барина. Потом осмотрели все в комнате, но ничего не нашли. Решили, что воры ушли, вероятно, в открытое окно, потому что на улице дворник обнаружил веревку с крючком.

Наутро барин ушел из дома, слуга стал убираться в комнате, а мальчишка в это время крестился, думая только о своем освобождении. Он решил оставаться под кроватью до тех пор, пока не представится возможность убежать.

Убрав комнату, слуга растворил окно и, увидав на улице какого-то сапожника Семена, разговорился с ним о починке сапог для барина. Потом он напросился с Семеном в трактир и ушел.

Мальчишка-форточник, не теряя времени, вылез из-под кровати, взял под мышку чьи-то стоявшие тут сапоги и вышел с ними через парадную дверь никем не замеченный.

Вы спросите меня, зачем же он взял сапоги?

А вот зачем. Если бы его кто-нибудь увидел выходящим из двери на улицу и остановил, он бы сказал, что сапоги ему дал камердинер и велел отнести к сапожнику Семену, у которого он живет в учениках.

А вот и другой случай. Форточник, забравшись в верхний этаж дома и выбросив оттуда кое-какое платье и вещи, решился еще разломать запертый ящик письменного стола. Когда он приступил к работе, на треск дерева выскочил из соседней комнаты с сапогом в одной руке слуга. Увидев мальчишку, он подбежал к нему и, схватив за волосы, ударил по голове сапогом. Мальчишка нарочно упал на пол и прикинулся мертвым. Слуга растерялся и принялся изо всей силы кричать: «Воры, воры, воры!..» На его крик сбежались еще люди и сам хозяин дома. В это время мальчишка, как будто бы очнувшись, встал с полу и, дико озираясь по сторонам, начал плакать и показывать, не говоря ни слова, что он глухой и немой. Сколько ни добивались от него, откуда он попал в комнату и кто он такой, ничего не узнали. Мальчишка только плакал и мычал. Тогда его отправили в часть, но и там от него ничего не узнали.

Пока все это происходило, напарник мальчишки успел предупредить обо всем его мать, она явилась в часть и объяснила, что он действительно глухой и немой, а в дом попал, вероятно, по внушению каких-либо мошенников. Сам он этого сделать не мог, потому что совершенно ничего не понимает. Так что мальчишку этого, продержав несколько дней в части, освободили, учредив за ним секретный полицейский надзор.

Есть еще разряд мошенников, называемых поездушниками. Они срезают с возов и экипажей разные вещи и товар, делают это большей частью в темные ночи по дорогам и около застав. Работа их несложная и нетрудная. Каждый имеет при себе садовый ножик, а на случай и отвертку. Прилепившись к экипажу, на запятках, он подрезает ремни или веревки, которыми прикреплен чемодан или сундук, потом соскакивает, уверенный, что эта вещь стрясется сама собой при езде. Он бежит за экипажем, поджидая, когда она свалится на дорогу. Иногда он разрезает зад у повозки и вытаскивает из-под сидящих там людей все, что попадет в руки. Много было смешных случаев, о которых я когда-нибудь расскажу вам.

Этот разряд мошенников состоит из людей, привыкших терпеливо переносить всякие крайности. Они не ропщут, если промокнут до костей, если по колено в грязи, если негде ночевать. Украденная ими вещь тотчас же сбывается за что попало барышнику или знакомому лавочнику, который охотно покупает краденые вещи. Лавочники подобного рода имеют большей частью табачные, мелочные и полпивные лавки или торгуют железом и разным старьем...

Забирохи и громилы — самые опасные и решительные, потому что каждый из них действует отчаянно. Снимая с вас шубу или отбирая вещи и деньги, он много толковать с вами не станет, будете сопротивляться — хлобыснет вас по голове или виску заложенной у него в рукавице гирькой, и концы в воду. Гирька эта называется у них закладкой, а если она привязана на ремне, то кистенем, которым он ударяет сзади на ходу. Удар этот такой силы, что пробивает даже воротник вашей одежды, если вы им были закрыты. Притом как бы крепки вы ни были, при ловком ударе непременно покачнетесь, а пожалуй, и свалитесь с ног, не успев позвать на помощь. Эти мошенники действуют в основном ночью или в позднее время; а вот где-нибудь на дороге за городом могут ограбить и днем.

Каждый грабеж они рассчитывают и действуют наверняка. Всегда наперед разузнают, где вы бываете, за чем именно и куда намерены идти пешком или ехать на извозчике. Тогда и за этим последним дело не станет. Извозчик, ловкий малый, будет готов довезти вас, что бы вы ему ни посулили. Без сообщника извозчика или без своей лошади ни один из них на грабеж не пойдет.

Мало того, они будут за вами следить и выбирать время, как бы половчее вас обделать. Узнают все ваши привычки и какую жизнь вы ведете. Для этого они неприметным образом выспросят все у вашей прислуги или в торговом заведении, где вы часто бываете. Но если на вас нет ценной вещи и они знают, что не бывает, на воровство не пускаются.

На грабеж или погромку, как они выражаются, всегда ходят по двое, и по трое, и редко по одному, разве только тогда, когда видят в вас слабого противника. Но вообще из-за безделицы эти люди не станут марать руки, потому что некоторые из них имеют достаточно возможностей для проживания и даже занимаются для виду честной промышленностью. Иногда, чтобы лучше и вернее разузнать о вас, они зашлют к вам в дом свою кухарку, своего кучера, дворника, лакея; а если это не удастся, расспросят о вас у соседей, лавочников и булочников, бывающих у вас и болтающих с вашей прислугой от нечего делать о ваших средствах. Если же и этого будет мало, поселятся сами на время по соседству, и тогда уже, узнав обо всем подробно, например, где что лежит, кто где спит, у кого бессонница и как рано в доме ложатся спать, пускаются на дело, имея при себе: лом, кольцо, веревки и бурав, а на всякий случай берут и гирьку.

У всех у них есть непременно или свои лошади, или сообщники извозчики; пешком, без лошадей, они на кражи не пускаются; каждый из них находится в тесных связях с барышниками и лавочниками, торгующими большей частью при рынках и людьми денежными; у последних есть свои портные, серебряных дел мастера и часовщики, у которых каждая украденная вещь в одну минуту ломается, распарывается и переделывается в иной вид и форму и сбывается евреям или увозится на ярмарки по городам.

Краденые же непеределанные вещи, если они очень ценны по форме своей и по значению, до времени хранятся в таких местах, где вам и в голову не придет их отыскивать. Потому при вашей службе не полагайтесь на всех этих торговцев, даже если они и коротко вам знакомы. Они вам ничего не объяснят и ни в коем случае ни о чем откровенно не скажут, так как знают, что от вас им проку будет мало. Не надо далеко ходить. Неужели вы думаете, что ваши 75 рублей, которые вы предлагали мне за мое содействие при поимке этих делателей фальшивой монеты, составили бы для жизни моей какую-либо ценность? Ровно ничего. В состоянии ли вы были возвратить мне жизнь, если бы меня где-нибудь пристукнули и бросили под лед за мою откровенность вам, если бы я рассказал вам о каком-нибудь значительном забирохе или громиле? Да вы бы об этом и не узнали... Знаете ли, как дружен этот народ между собою?

Возьмите вы кого-либо из них и посадите под арест, по подозрению или улике, тогда будьте уверены, издалека явится к вам какой-нибудь проситель по совершенно постороннему делу и будет говорить с вами о разных предметах, а там мимоходом коснется и арестанта, взятого вами, и скажет: «Он содержится напрасно, я слышал, что виноват такой-то». И укажет вам, пожалуй, с доказательствами, на того, который вам сообщил об этом деле. И беда ваша, если вы попадетесь. Они восторжествуют над вами и запутают вас до того, что вы невольно будете плясать под их дудку. Они заставят вас поневоле быть за них ходатаем. Они готовы будут указать вам и место, где лежат краденые вещи, но похитителя ни в коем случае не укажут, потому что он им нужен на будущее, тем более что он с ними связан узами полезного для них мошенничества. А попробуйте-ка идти им наперекор, они вас задавят, подведут под вас такую небывалую штуку, которой вы и не ожидаете. Ну да что толковать. Чего не сделают деньги! А за деньги они и отца родного не пощадят...

Также смотри "Воровские профессии"


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 23 февраля 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog