Аферы Финансовые пирамиды Архив раздела "Аферы и мошенничество"







Давайте поиграем!

Не выдуманная история.

Николай Баумгертнер. Германия. Специально для сайта "Аферы. Подделки. Криминал."

 Сперва они жили бедно, а потом их ещё и обокрали
Присказка.

...Без дураков было бы как-то скучно жить, согласитесь. Хорошо, когда в этой роли выступает какой-нибудь малознакомый, а ещё лучше вовсе посторонний человек. Сознание того, что есть в этом мире кто-то ещё глупее тебя, приятно греет душу и щекочет самолюбие.

Лучше пить пиво, чем играть в пирамиды
 

Но так уж устроен человек: иногда за день такого наворочает, накуролесит, что на следующее утро только икает и задаёт себе (хорошо если сам себе) вопрос, а не дурак ли я, братцы? Ну ладно если сам себя спросил, сам себе ответил. Ну ладно там жена, существо, как известно безответное и подневольное. Ну а как стерпеть, когда тёща спрашивает, да ещё пять раз в день?

Боюсь я за тёщу, когда она задумчиво глядит в окно. Это значит или мысль её какая посетила, или теорию какую выдвинуть хочет, или просто спит с открытыми глазами, информацию для размышления собирает. Потом  встрепенётся вдруг вся, головой задёргает, руками взмахнёт -- будто взлетать собралась, глаза выкатит, щёки надует -- и промолчит. Значит мысль потеряла. Сядет снова на стул, дальше думает. Можете себе представить, с каким мыслителем в одной квартире жить приходится. Куда там сократам с сенеками. Собственно именно  эта представительница родственников моей жены всю кашу и заварила.

Раз пришла она с улицы какая-то задумчивая. Да, тут надо сказать, что тёща моя часто по российской привычке ходит «во двор», послушать, что в мире происходит. Иногда такое услышит, что только плюнешь с досады, а у неё и отговорка готова:

-- За что купила -- за то и продаю. Как уж поняла!

А понимает она, надо честно сказать, далеко не всё. Пусть не сильна моя тёща в немецком языке, но хитра, -- как тысяча китайцев: если что не поймёт, так сама придумает.

Так вот, поняла она в этот раз, что наш сосед в лотерею ну никак  не меньше ста тысяч выиграл.

После небольшого обмена любезностями (минут на сорок), эта представительница прекрасной половины рода человеческого посоветовала мне самому заткнуться и посмотреть в окно.

Увиденная картина меня заинтриговала. Сосед, Сашка Шпигель, с рулеткой в руках ползал по земле, и размечал что-то у нашего дома. Меня с дивана как ветром сдуло. Выскочил на улицу прямо как был: в трусах и одном носке. Сашкина жена острой палочкой водила по земле, в блокнотик циферки записывала. Рядом дети их сопливые стоят, головами крутят и гордость неимоверная распирает их. Что же могло их поднять в выходной день раньше двух часов?

Глава семьи моё появление полностью проигнорировал, как бы слегка меня не узнавая, а жена его, гордая степнячка, даже и не ответила на моё робкое приветствие. От любопытства я чуть не лопнул. Наконец, словно смилостившись, малой пацан Симон, которого раньше звали Сенькой, прошепелявил, и сам до конца не веря, мол папка его покупает новую машину -- 750 BMW, а сейчас землю под гараж размечает.

Тут я должен признаться, что некоторое сомнение посетило меня, маловерного. Мне показалось немного сомнительным, что владелец нашего дома разрешит Сашке пристроить к своей девятиэтажке его гараж, да и BMW -- не самая дешёвая машина.

Тут надо пояснить, что Сашку я знаю уже три года, вместе на языковых курсах учились. Он уже тогда выделялся какой-то обстоятельностью  и рассудительностью.

Как-то не был он на занятиях три дня. Жена его, сильно нас не уважая, под давлением общественности раскололась: получили они письмо из одной фирмы, расшифровав которое (с помощью моей тёщи) поняли, что выиграли отпуск на Карибском море, цветной телевизор, а главное -- 25 тысяч марок. Она вот ещё пришла сегодня на занятия, ну а Сашка уж пусть дома сидит, гостей караулит. А то принесут телевизор, путёвки и кулёк с деньгами, а дома-то никого и нет! Всё это богачество они в лотерею выиграли.

Я, конечно, с присущим мне тактом и вежливостью, посоветовал им купить тёрку в магазине, а то если вдруг хрен выиграют, так хоть натрут его. Но мой сарказм пропал втуне. Она была уверена, что я страшно им завидую, поэтому и говорю глупости. А Сашка до сих пор находится в приятном заблуждении, что на этой фирме просто что-то напутали или адрес, ротозеи, потеряли. Но эта история уже в прошлом.

Так вот, смотрел я на Сашку, ползающего по земле, смахивающего солёный пот со лба, жену его, мучительно морщившую свой узкий лоб, на их старенький «Фольксваген», который с этого дня именовался не иначе, как «ведро с гайками»,  и ничего не понимал.

Ясно, что просто так и абы к кому счастье не придёт. Оно, счастье, точно знает, кому показаться, а кого и стороной лучше обойти. Бывает же так, всё серая-серая жизнь, ну хоть плачь. Но что это? Разверзлись небесные эмпиреи и вот оно, счастье! Огромное, лохматое и бесконечное, так и прёт, уворачиваться не успеваешь. Хватай, бери его, всё твоё, набивай карманы. Счастья -- его много. Только нас ещё больше, поэтому всем не хватает. А может просто не замечаем его?

Когда ты счастлив, то и других счастливыми сделать хочешь. Но ведь бесплатным бывает только сыр в мышеловке! Какая-то ужасная тайна скрывалась за всем этим! Сашка наконец «узнал»  меня, радостно закивал головою. От волнения и переполнявшего его счастья он не мог говорить.

С трудом заглатывая воздух, икая, он наконец выдал: «П-п-п-п-онимаешь», -- говорил он, -- «Т-т-т-такое счастье, у-у-у». Через десять минут и я понял, какое счастье привалило Сашке, а ещё через пять уже размечал землю с другой стороны нашего дома. Вы уже догадались, что мысленно я  тоже покупал машину, только «Мерседес», а гараж мой получался больше и лучше Сашкиного.

Даже тёща, в  первый раз за последние двадцать лет посмотрела на меня одобрительно и, возможно, не пожалела, что у неё такой зять. Сомнений больше не было.

Это было просто и прекрасно, как всё гениальное. Деньги лежали на виду и только ленивый мог их не взять.

Всех делов-то, поехать в соседний городок, посидеть в зале, послушать, о чём говорят люди, похлопать в ладоши -- и через неделю получай тысячи немерянные, складывай их в мешок, а потом трать сколько хочешь.

 Даже тёще можешь что-нибудь дорогое и нужное на память купить. Набор зубочисток например, или мухобойку.

С деньгами всё себе можешь позволить. Я уже был так бессовестно счастлив, что судорожно искал в памяти, кого бы ещё осчастливить?

Тут- то и вспомнил я про дядю Лёшу Фукса. Беднее чем он я не знал никого. Он был как- то откровенно беден и часто пил по этому поводу. А может и не поэтому. Познакомился я с ним год назад при трагикомических обстоятельствах: встретил вечером на улице мужика, который одет был приметно: костюм, какие выдавали только в Казахстане и только победителям уборки урожая 1960 года, неизменная шляпа и совершенно удивительные лакированные ботинки. Ошибиться было невозможно. Земляк.

Мужик поднимал буйно заросшую голову к небу, словно советовался там с кем-то, затем слегка приседал, делал загадочные круговые движения руками. Я пытался с ним заговорить, но мужчина словно не понимал  меня, он находился совершенно в другом измерении. Наконец глаза его прояснились и он спросил с сарказмом: да знаю ли я, что хорошая электропила стоит в Германии 400 марок? Вот этого-то я и не знал.

Слова вылетали из него с огромной скоростью, и через полчаса я уже удивлялся, что может сделать вышеназванный электроприбор в хороших руках. Затем, кровожадно покосившись в сторону ближайшего леска, мужик добавил, что если бы сразу взял с собой в Германию свою пилу, то через месяц бы уже дом построил.

Побольше себе, поменьше сыну. Дома, в Казахстане, он три построил. Как было мне объяснить здоровому 55-летнему мужику, у которого руки-то ещё от работы не распрямились, мозоли не сошли, который встаёт по-привычке в пять утра и бродит часами вокруг «хайма», что уже никогда не построит он свой дом, даже будку собачью не построит, и вовсе не электропила нужна ему. Два месяца в Германии. Мы были такими же... Так вот этого дядю Лёшу я и решил осчастливить.

Шпигель поставил нам несколько условий: обязательно взять с собой жену ( у дяди Лёши таковой не оказалось), одеться как в клуб на танцы т.е. в галстуке и, по возможности, быть трезвому. В телефонных разговорах соблюдать конспирацию.

Выехали вечером. Дамы благоухали всеми возможными ароматами и были красивы-е-е, как новогодние ёлки. Дядя Лёша подозрительно пах «Тройным» одеколоном. Судя по тому, как он читал дорожные указатели, было похоже, что он надушился им не только снаружи.

Наконец прибыли. Желающих стать богатыми оказалось более чем достаточно. Было видно, что люди собрались серьёзные. Судя по траурным лицам и одежде, которая в Германии никогда не выпускалась, преобладали земляки. Никто не разговаривал. Ждали небожителей-благодетелей.

Наконец прибыли три «джипа». Сперва выскочила охрана с ротвейлерами и пистолетами, затем прошли «боссы». Напряжение росло с каждой минутой, обстановка таинственности давила на психику. Сильно пахло деньгами.

Мы с дядей Лёшей перемигивались. Шпигель в нетерпении потирал руки.

Наконец стали парами запускать в святая святых -- огромный зал со множеством стульев. Дядя Леша теребил меня глупыми вопросами про буфет с пивом. При входе нас представляли, приклеивали табличку с фамилией и показывали на место. Судя по обстановке в зале, многие были между собой знакомы. Они перешёптывались, радостно похлопывали друг друга по плечам, с удовольствием рассматривали нас новичков.

Вдруг заиграла музыка, все вскочили, захлопали в ладоши, завизжали от восторга. На сцену выскочил молодой парнишка.

Хлопали долго, исступлённо. Некоторые пытались даже топать. Дядя Лёша радовался, как ребёнок. Человечек на сцене заговорил человеческим голосом. Он долго рассказывал про свою многотрудную жизнь, какой он был бедный и несчастный, какие муки нестерпимые перенёс в своёй жизни. Я переводил, дядя Лёша плакал. Слёзы скатывались по впалым щекам и, засыхая, образовывали удивительные узоры...

Примерно через час на сцену вскарабкался ещё один рассказчик. Он представился как зам. руководителя фирмы «Ченч». Не все понимали, что это значит, но звучало благородно и многообещающе.

Я поймал себя на мысли, что всё это происходит как бы вне времени, не со мной. Люди были загипнотизированы, заворожены зажигательной речью нового оратора. Он раздвигал нам горизонты. Только мне инстинкт подсказывал, что не всё здесь чисто. Обнаружилась в зале целая группа поддержки. Они громче всех кричали, в нужных местах, били в ладоши и истерично вскрикивали. От умиления многие плакали. Дядя Лёша выключился и перестал соображать. Для его мозга, измождённого восьмиклассным образованием, нагрузка была запредельной.

Стресс оказался слишком велик. Он уже не плакал, не сморкался. Он застыл, как одинокий индеец при виде ишака, и сидел недвижно.

Вдруг он громко, на весь зал крикнул по-русски: 

-- Знаю-знаю, сейчас деньги просить будут, я уже играл !!!. 

Говорящий человечек слегка замялся. Он ничего не понял. Зато соотечественники в зале поняли прекрасно и засуетились. Человечек на сцене продолжил своё выступление.

Тут- то мы и узнали, неразумные, как стать богатыми и счастливыми ничего при этом не делая. Действительно, надо только внести в кассу фирмы пять тысяч марок, затем через неделю привести с собой ещё двоих желающих разбогатеть (а кто не хочет?). За каждого вновь вступившего ты получаешь 2500 марок, (при условии, что тот тоже платит пять тысяч), за каждого последующего -- 3500 марок. Те приводят ещё по два человека и тоже получают свою денежку, и третьи тоже приводят людей и платят деньги -- и так до бесконечности.Деньги считать мы все умеем.

Действительно, при таком раскладе, через месяц ты выходишь на 20000 тысяч марок, через два -- покупаешь BMW с прицепом.

Тут у меня пелена с глаз и спала. Боже мой, да это же любимая игра российских жуликов -- ПИ-РА-МИ-ДА!!!

Только построенная не «МММ» да «Хопёр-Инвестом», а немецкими Остапами Ибрагимовичами.

Всё, наступило облегчение. Два часа я находился в обществе сумасшедших, околдованных запахом денег людей, начисто потерявших способность соображать. Дорогие мои земляки, говорил я им в перерыве, да это же просто жулики. Что кроме своих родственников у вас-то и знакомых в Германии больше нет, что бы что-то получить, в идеальном случае, через месяц в этой игре должно участвовать всё население Германии, через два -- всего земного шара, через три -- соседних галактик!

И всё это при идеальном условии, что все играют до конца. Это будет ещё смешнее «Гербалайфа» и «Амвея».

Ставка на дурака.

Я судорожно чертил на салфетке график -- получалась пирамида. Но трудно за пять минут объяснить ослепшим от горячего дыхания удачи людям что такое геометрическая прогрессия.

А когда человек уже и место под гараж разметил? А если и жена тут, посоветоваться сразу можно, пока под гипнозом? А когда сидит перед тобой живой богатенький Буратино? И с бабочкой? А мобила у него откуда? Ага, значит, функционирует!

В общем, группа «подсадки» вовремя прекратило мою подрывную деятельность, и пропагандиста-агитатора вместе с крамольной салфеткой попросили вон. Так что дожидался я своих миллионеров уже на улице. Было какое- то чувство раздвоенности, похоже было, что проехал я мимо кассы.

Видимо не всегда на чужих ошибках учатся.

Шпигели и дядя Лёша явились через час. Они подписали кучу бумаг о неразглашеннии страшной тайны, обязательство привезти в понедельник пять тысяч марок. Дядя Лёша тоже подписал, хотя у него денег и на зажигалку не было. Для него это была просто смена обстановки. На следующее утро он уже чертил кудрявыми ногами круги у ближайшего киоска, получил «социальную помощь», а про деньги и думать забыл.

Не так просто закончилось всё для Шпигелей: они внесли свои пять тысяч, привезли кого-то из родственников, в общем нашли ещё двоих простодушных и наивных, а через две недели держали дома оборону от наседавших родственников и потерпевших, кто не нашёл никого глупее себя, а пять тысяч уже отдал, и шансов вернуть их уже не было. Где, кого искать, как с ними разговаривать? А Шпигель – вот он, и лицо его противное рядом.

Вспомнил я те мои переживания-страдания и стыдно мне стало. Тоже ведь клюнул. А как напоминание о той моей дурости -- черточки на газоне, где я гараж размечал.

А вчера утром, прогуливая собаку, в соседнем дворе я увидел мужика, ползающего по земле с рулеткой, а жена его морщила лоб и записывала что-то в блокнот.

Скучно было бы жить без дураков. Так и подмывало спросить:

-- Во что играете, братцы?   Давайте поиграем!  


 

 


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 06 ноября 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog