Аферы Подделки КриминалНовости Август 2018

Главная ] Декабрь 2018 ] Ноябрь 2018 ] Октябрь 2018 ] Сентябрь 2018 ] Август 2018 ] Июль 2018 ] Июнь 2018 ] Май 2018 ] Апрель 2018 ] Март 2018 ] Февраль 2018 ] Январь 2018 ]





«Ночной губернатор» вспомнил об арестованных генералах

 Росбалт, 16 августа 2018

Свидетели по новому делу «Тамбовской ОПГ» не могут вспомнить почти ничего. Дело против самой известной банды Петербурга разваливается на глазах.

Владимир Барсуков (Кумарин)

Владимир Барсуков (Кумарин)

«Не помню», «дело давнее», «сколько лет уже прошло» — эти фразы в последние месяцы часто звучат в стенах Куйбышевского суда Санкт-Петербурга. Свидетелям обвинения по делу бывшего «ночного губернатора» Владимира Барсукова (Кумарина) и его приятеля Вячеслава Дрокова, похоже, нечего сказать. В отличие от самого экс-лидера «Тамбовской ОПГ». Пока это полунамеки. Но времени у него много. Можно и подождать.

Кумарина и Дрокова обвиняют в рейдерских захватах ряда петербургских предприятий: ООО «Универсам «Пулковский», СП ЗАО «Петербургский нефтяной терминал», ЗАО «Кондитерская фабрика им. Н.К. Крупской». По версии следствия, они подделывали учредительные документы акционерных обществ, оформляли доли в их уставном капитале на фиктивных участников, а также незаконно вносили изменения в электронную базу ЕГРЮЛ.

Изначально фигурантов дела было больше, а мест на скамье подсудимых — меньше. Но в феврале суд прекратил преследование обвиняемых по статье о мошенничестве в связи с истечением сроков давности. В итоге подсудимых осталось двое — Барсуков (Кумарин) и Дроков. Оба находятся под стражей. Кумарину сейчас 62 года. С учетом предыдущих приговоров за рейдерство и покушение на убийство ему сидеть еще 20 лет. Дрокову — чуть меньше. Своей вины по новому процессу оба не признали.

Сейчас Куйбышевский суд допрашивает свидетелей обвинения. На каждое заседание к Кумарину и Дрокову приходит группа поддержки из порядка десяти человек.

«Ну как дела?» — обратился один из них.

«Ну так, уже получше стало в тюрьме, посвободнее. Но дома все-таки лучше», — заметил Дроков.

Первым в зал судьи Артема Королева был вызван свидетель Вячеслав Давыдов. Работает советником в НИИ Высшей школы экономики. Как следует из информации на сайте ВШЭ, является кандидатом технических наук. В 2006 году занимал должность заместителя председателя банка «Викинг».

«Какое отношение банк «Викинг» имел к отелю «Санкт-Петербург»? — спросил гособвинитель. Его интересовали подробности рейдерского захвата гостиницы, в котором обвиняют Барсукова и Дрокова.

«Отель «Санкт-Петербург» был одним из наших клиентов, у нас имел расчетный счет и, насколько я помню, кредитовался», — ответил Давыдов.

«А вы сами в совет директоров входили?»

«Я не помню, если честно. Помню, что входил в состав совета директоров «Невской мануфактуры», — немного замешкавшись, ответил свидетель.

«Вообще вы понимаете, о каких обстоятельствах мы хотели бы вас допросить?» — поинтересовался прокурор.

«Ну я звонил, когда мне повестка пришла. Переговорил с судьей и пока он мне не напомнил, что в 2006 году я давал показания, я даже и не вспомнил».

«Вы, наверное, с помощником судьи разговаривали. Это я к тому, чтобы не было никаких домыслов», — перебил его судья Королев, чем вызвал смешки в зале.

Как следует из показаний Давыдова, которые он давал еще в 2006 году, в состав совета директоров входили разные уважаемые люди. К примеру, известный петербургский предприниматель Марк Балазовский. В 2012 году на него было совершено покушение, но 74-летний бизнесмен смог выжить даже после того, как в него выпустили 14 пуль. Директором отеля же был Павел Куранов.

«Примерно в марте 2006 года Куранов сообщил, что в базе ЕГРЮЛ генеральным директором отеля значится не он, а какой-то другой человек — некий Гельфанд Борис. Этот человек мне не известен, решений совета директоров о его назначении не принималось», — рассказывал прокурору Давыдов в сентябре 2006 года.

Однако рейдерский захват был довольно мирным. По словам свидетеля, никакого насильственного захвата имущества не предпринималось, угроз учредителям и членам совета директоров не поступало.

Сегодня Давыдов с трудом может вспомнить о тех событиях.

«Если честно, фамилия Гельфанд у меня ассоциируется только с фамилией математика», — развел он руками.

Слово взял Барсуков.

«Скажите, а какие-нибудь высокопоставленные сотрудники Следственного комитета вас допрашивали?» — неожиданно спросил он.

«Нет, меня допрашивал только следователь здесь», — удивился Давыдов.

«А фамилии Максименко, Дрыманова, Никандрова вам не знакомы?»

«К сожалению нет».

«А почему «к сожалению»? Вот у генерала Никандрова сегодня будет приговор. Дрыманов — заместитель Бастрыкина — арестован. Максименко уже получил свой срок. И он вел дело в отношении меня. Не допрашивал он вас?»

«Да нет, у меня бы в голове это отложилось», — покачал головой Давыдов.

Барсуков не просто так вспомнил фамилии бывших высокопоставленных сотрудников СК. Не секрет, что полковник Михаил Максименко лично имел отношение к делу Кумарина. В 2017 году он был обвинен во взяточничестве и впоследствии приговорен к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима. В коррупции обвинен бывший глава ГСК СК РФ по Москве Александр Дрыманов. 17 июля Лефортовский суд Москвы арестовал его. А в четверг, 16 августа, Мосгорсуд вынес приговор экс-замначальнику московского главка СК Денису Никандрову. Через несколько минут после упоминания его фамилии в Куйбышевском суде Петербурга, московская юстиция признала его виновным в получении взятки и приговорила к 5,5 годам колонии.

Следующим свидетелем в зал судьи Королева был вызван Сергей Разумеец. Его троюродная сестра привлекалась к уголовной ответственности по делу, связанному с рейдерством «тамбовцев».

«А такая фамилия, как Ганжула, вам известна?», — спросил прокурор.

«Слышал», — после паузы ответил свидетель.

Петр Ганжула ранее являлся сотрудником МИФНС № 15. Он и еще четверо обвиняемых были осуждены за помощь группе рейдеров в захвате петербургских предприятий.

«Мы с ним встречались, по-моему, один раз, если это тот человек. Где-то в районе «Старой деревни», даже ближе к Комендантскому проспекту мы были втроем в машине. По-моему, Ганжула сел в черный Nissan, потом вышел оттуда. Мы поехали на какую-то квартиру и был пересчет денег», — с трудом вспомнил свидетель.

«А что это были за деньги?»

«По-моему, это были 40 тысяч долларов. Что это за деньги, я не знаю, откуда они тоже не знаю».

«А кто кому передавал?»

«Я не видел передачу, но получил их Ганжула».

Барсуков повторил вопрос, заданный предыдущему свидетелю.

«Скажите, а следователи Максименко, Дрыманов, Никандров вам известны?»

И получил тот же ответ: «Нет, неизвестны».

Как сообщил «Росбалту» адвокат Барсукова Владимир Чеботарев, ситуация, когда свидетели не помнят обстоятельств дела, складывается на протяжении всего процесса. Очевидцем этому становился и корреспондент агентства. Это обстоятельство, очевидно, на руку защите и самим подсудимым.

«Насколько известно, в списке обвинения порядка 120 свидетелей. И из них на сегодняшний день допрошена лишь половина», — добавил собеседник агентства.

Илья Давлятчин

Ссылки по теме:


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 05 декабря 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog