Аферы Подделки КриминалНовости Ноябрь 2018

Главная ] Декабрь 2018 ] Ноябрь 2018 ] Октябрь 2018 ] Сентябрь 2018 ] Август 2018 ] Июль 2018 ] Июнь 2018 ] Май 2018 ] Апрель 2018 ] Март 2018 ] Февраль 2018 ] Январь 2018 ]





«Посадят всех коррупционеров, покрывающих «воров»

Росбалт

Расследование уголовного дела против сотрудников СК РФ, причастных к «взятке за Итальянца», движется к завершению.

Слева направо: Андрей Кочуйков (он же авторитет по кличке "Итальянец"), Михаил Максименко (бывший начальник ССБ СК России), Денис Никандров (бывший зам. начальника ГСУ СК РФ по Москве), Александр Дрыманов (бывший начальник ГСУ СК РФ по Москве).

Коллаж Ал. Захаров, www.aferizm.ru

Следственное управление ФСБ назначило фоноскопические экспертизы в рамках уголовного дела о получении сотрудниками СКР взятки в $1 млн за освобождение «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец). После их окончания обвиняемым будет объявлено о завершении следственных действий, затем они приступят к ознакомлению с материалами дела. Один из главных фигурантов расследования — бывший высокопоставленных сотрудник СКР Михаил Максименко — будет это делать в одиночной камере.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, ФСБ назначила экспертизу записей разговоров бывшего начальника ГСУ СК РФ по Москве Александра Дрыманова с Максименко и рядом других фигурантов дела. Беседы состоялись вскоре после перестрелки у ресторана «Элементс», в которой принимал участие Кочуйков — близкий сподвижник «вора в законе» Захария Калашова (Шакро молодой), а также перед и после освобождения Итальянца, за которое, по версии ФСБ, сотрудники СКР получили взятку в $1 млн. Деньги передавал посредник-решальщик Дмитрий Смычковский. А вот чьи это были деньги, официально пока не установлено — Смычковский скрылся и находится в розыске. В основном беседы проходили на кухне в служебной квартире Максименко за бутылкой (а порой и не одной) водки.

Самое примечательно, что из этих записей следует, что Максименко и Дрыманов знали, что ФСБ внимательно следит за развитием событий и намерено «вывести на чистую воду» всех коррупционеров, кто «помогает ворам». Но сумма в $1 млн и уверенность в своей «неприкасаемости» взяли вверх. Вот, например, фрагмент подобного разговора Дрыманова (ДА) и Максименко (МИ).

МИ; Слушай, а как-то они вообще поясняют вот свою позицию, каким-то образом?

ДА: Ты понимаешь, какое дело… Они вот, как он мне сегодня сказал, они хотят вывести на чистую воду всех ментов коррумпированных, которые покрывают «воров». Вот как бы благими намерениями…

МИ: Ну, хорошо. Да, я, я понимаю, что это так.

ДА: Ага.

МИ: А каким образом-то? План-то есть какой-то у них?

ДА: Не, насчет плана я не знаю. Не знаю. Но давай мы сделаем по-другому. Давай не будем тогда сейчас «огород городить». Где-нибудь после, там двадцать третьего — праздник, двадцать четвертого соберемся, и здесь я у себя его заслушаю, это дело.

МИ: Давай так тогда. Потому что, ну, даже, даже сами по себе обвинения дурацкие.

ДА: Ну, они не то, что обвинения, они такие намеки, понимаешь? Они намеки о том, что мы хотим дело на тормозах спустить.

(говорит в сторону) Денис, а когда арест этих «воров», не помнишь?.. Не-не-не-не, продление срока стражи… Продлили, да?..

МИ: У нас это… а?

ДА: Aга. Да, вот Денис говорит, продлили строки стражи всем, там, ну, как, у кого были стражи, тому продлили.

МИ: Ну, слава Богу, что продлили уже. А то уже, как бы, нас хотя бы в этом какое-то время не будут обвинять. (усмехается)

ДА: Да, и здесь… Нет. Ну, (кашляет) таким вот образом.

МИ: Я понял. Понял. Ладно.

Тот же Дрыманов «спохватился» слишком поздно, когда уже ФСБ готовила задержание сотрудников СКР. О переживаниях Дрыманова в своих показаниях подробно рассказал бывший замначальника ГСУ СКР по Москве Денис Никандров, заключивший сделку со следствием.

С его слов выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Алексей Крамаренко (начальник СО по ЦАО ГСУ СКР по Москве), Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко.

Несмотря на протесты прокуратуры, представители ГСУ СК РФ решили довести операцию по освобождению Кочуйкова («правой руки» «вора в законе» Захария Калашова) до конца. Но как только он вышел из СИЗО, его вновь задержали сотрудники ФСБ. Более того выяснилось, что контрразведчики знают о взятке в $1 млн.

«Перед отъездом, в промежутке между 16 и 17 часами, Никандров зашел к Дрыманову А.А. Тот сказал, что в Интернете появилась нехорошая статья про это дело, о том, что ФСБ России проводит проверку на причастность к коррупционным составам сотрудников ГСУ СК России по г. Москве, что он видел Смычковского Д. Э. и дал ему команду на время уехать из Москвы, так как Смычковский Д. Э. несколько раз общался с „Шакро“ (Калашовым З.К.). По мнению Дрыманова А.А., указанное обстоятельство позволяло связать его самого с Калашовым З.К., так как они оба общались со Смычковским Д. Э., которого он (Дрыманов А.А.) постоянно принимал как дорогого гостя. В ходе разговора Дрыманов А.А. выглядел подавленным».

Денис Никандоров, заключивший сделку со следствием, получил пять с половиной лет тюрьмы. Примечательно, после изменения ему приговора (колонию строго режима ему заменили на колонию общего режима) он стал подпадать под закон «день за полтора». Один день, проведенный Никандровым в СИЗО, будет засчитан за полтора дня в колонии.

Алексей Крамаренко в ходе допросов признает, что предпринял ряд действий для освобождения Кочуйкова. Но, по его версии, никаких денег за это он не получал, а просто выполнял поручения своих руководителей — Дрыманова и Никандрова.

Дрыманов категорически отрицает свою вину.

Михаил Максименко и вовсе не контактирует со следователями, ссылаясь на статью 51 Конституции РФ. Ему, помимо получения взятки $1 млн, инкриминирован еще один эпизод мздоимства — получение от Смычковского внедорожника.

Максименко сейчас находится в одиночной камере СИЗО «Лефортово». Дело в том, что существует запрет содержать вместе осужденных и лиц, в отношении которых еще ведется следствие. Максименко уже получил крупный срок за взятку в $500 тыс., а другого осужденного в СИЗО подобрать не удалось. Поэтому бывший высокопоставленный сотрудник СКР пребываем в камере один.

По словам источника «Росбалта», фоноскопические экспертизы — одни из последний следственных действий в рамках дела. После их окончания арестованным предъявят обвинения в окончательной редакции, затем они получат возможность начать знакомиться с материалами расследования.

Герман Александров

Ссылки по теме:


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 10 декабря 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog