Аферы Подделки КриминалПодделки Подделка лекарств

Главная ] Вверх ] Таблетки под наперстками ] [ «Ниже Африки» ] Самоубийство за свои деньги ] Таблетка жадности ] Пираты аптечного моря ] Улечили в смерти ] Лекарственное пиратство ] Подпольные аптекари ] Каждое пятое - подделка ] Трава или мандарины. ГА-40 ]





 

«Ниже Африки»

Геннадий Литвинцев, историк, член Международной гильдии писателей.
Взгляд, 26 сентября 2013

В последней программе Алексея Пушкова «Постскриптум» (ТВЦ) прошел репортаж об индустрии фальсифицированных лекарственных средств.

Геннадий Литвинцев, историк, член Международной гильдии писателей
 

Из материала можно было узнать, что страну «захлестнул девятый вал» фальсификатов, что до 70 процентов всех реализуемых на российских аптечных прилавках товаров – поддельные (по некоторым видам лекарств – до 90 процентов), что счёт жертв преступного бизнеса, по данным медиков, идет на миллионы.

При этом ответственность производителей и продавцов подделок (а доказать фальсификацию, а тем более нанесенный вред здоровью чрезвычайно сложно) сводится к умопомрачительным штрафам от 1,5 до 40 тысяч рублей. Те, кто призывал «не кошмарить бизнес», с полным безразличием относятся к кошмарам больных и умирающих от преступного бизнеса людей.

Если всё сказанное в телевизионной передаче «Постскриптум» правда, то отпадают всякие вопросы к здравоохранению нашей страны, к программам роста народонаселения, повышения рождаемости и улучшения уровня жизни.

К чему всё это, о чём беспокоиться, когда на полную мощь запущен маховик вымирания и уничтожения людей посредством лишения их медицинской помощи. Человек без лекарств может умереть от простейшей болячки. Хирурги могут сделать сложнейшие операции на сердце или мозге, но пациент загнётся от того, что вместо антибиотика ему дали круглый кусочек мела (и такие примеры тоже были в передаче).

Вы за большие деньги приобретаете чудодейственный в принципе препарат, надеясь остановить болезнь на ранней стадии, но только теряете время и шансы на спасение. А кто-то в это время мусолит долларовые бумажки, подсчитывая барыши от тысяч и тысяч человеческих жертв, принесённых в жертву молоху наживы.

Конечно, не в минувшую субботу мы узнали о существовании и процветании в нашей стране преступного бизнеса. Поставив на поисковик интернета соответствующие слова, можно увидеть, что тема поддельных лечебных средств время от времени поднимается в наших СМИ, а то и попадает в поле внимания правоохранительных органов и даже отдельных депутатов Госдумы.

Представляет интерес, что данные о количестве фальсифицированных лекарств в России, которые приводят в своих выступлениях чиновники и политики, могут различаться в сто и более раз. При этом они сами не доверяют даже официальной статистике Росздравнадзора (он, кстати, дает самые низкие оценки).

По информации Торгово-промышленной палаты и Высшей школы экономики, объем фальсификата составляет 10–15 процентов, причем происхождение данных не раскрывается. Самые высокие цифры – до 20 процентов – называл в марте этого года член Комитета Госдумы по охране здоровья Александр Прокопьев.

В общем, никто ничего толком не знает, уровень понимания проблемы, её остроты остается у нас крайне низким. К тому же сам термин «фальсифицированные лекарства» понимается неоднозначно.

По данным Росздравнадзора, 59 процентов лекарственных средств, подпадающих под понятие фальсификата, не содержат никакого активного вещества, у 17 процентов его содержание не соответствует требованиям нормативных документов. 16 процентов фальшивых лекарств содержат в качестве активного компонента вещества, отличные от указанных на упаковке, у 7 процентов содержание активного вещества в норме, но упаковка и маркировка отличаются от подлинных.

А вот руководитель справочно-информационного центра «Фармконтроль» Вадим Винокуров уверяет, что сегодня фальсифицированных лекарств в стране практически нет.

«Мы работаем на этом рынке, внимательно следим за этой темой и контактируем со всеми, с кем можно, но за последние два года не сталкивались с фальсификатом ни разу», – говорит он.

Он будет прав, если попытаться обнаружить статистику борьбы с продажей фальсификатов, уничтожения подпольных производств, раскрытия дилерской сети, вынесения судебных приговоров. Ничего этого нет, как, видимо, и самой борьбы. И это на фоне пугающих заявлений медицинской общественности о 70 процентах подделок!

Бороться с фальсификатом у нас очень и очень непросто, говорят эксперты. Сегодня в России нет единой базы обращающихся лекарственных средств. Практика же выборочного контроля явно неэффективна. Слишком сложна процедура организации процесса выявления, изъятия и уничтожения фальсифицированных лекарств, а также взаимодействия уполномоченных органов.

Росздравнадзор уполномочен выявлять фальсификат и информировать правоохранительные органы. Последние же не всегда спешат тут же приступить к изъятию фальсифицированной продукции ввиду специфики оперативно-розыскной деятельности. Сегодня закон накладывает жесткие ограничения на возможность проведения проверок и допускает их только по согласованию с прокуратурой и при предварительном (за месяц!) информировании проверяемых.

Не подумайте, чего доброго, что последнее условие специально для того и придумано, чтобы недобросовестные продавцы успевали избавиться от подделок. В результате в прошлом году Росздравнадзору удалось изъять из оборота 906 тысяч упаковок недоброкачественных, фальсифицированных и контрафактных лекарственных препаратов на сумму более 18 миллионов рублей (оборот одной небольшой аптеки). Представляется, что эти цифры никак не сопоставимы с масштабом проблемы.

Дополнительным обстоятельством, затрудняющим борьбу с фальсификатом, может стать отмена контроля ввоза импортных лекарств. Дело в том, что с 27 декабря 2013 г. внутри Таможенного союза будет отменено обязательное подтверждение соответствия ввозимых лекарственных препаратов. Это означает, что лекарства будут исключены из перечня товаров, подлежащих декларированию.

Два года назад, в октябре 2011 г., РФ подписала Конвенцию Совета Европы «Медикрим» по борьбе с подделкой медикаментов. Документ вводит уголовную ответственность за все виды правонарушений, связанных с фальсификацией медицинской продукции. Однако до сих пор соответствующие поправки в Уголовный кодекс РФ не были внесены и Конвенция не ратифицирована.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, от поддельных лекарств каждый год в мире умирает около миллиона человек. Годовой оборот фальсификата составляет около 430 млрд долларов. При этом в развивающихся странах доля фальшивок составляет 50 процентов.

Если верить нашим СМИ и некоторым политикам, Россия по этому показателю давно опустилась ниже Африки.

Так верить или не верить? С одной стороны, ведущий ТВЦ Алексей Пушков – сам видный политик, депутат Госдумы. И если он включил материал в свою телепрограмму, то, надо думать, не без оснований и с каким-то прицелом. Не просто же в очередной раз попугать нас, психологически подавить, вызвав ощущение безысходности и отчаяния.

А с другой – снова не названо никаких мер, ни сделано никаких дельных предложений для выправления отчаянного положения в болезненной сфере обеспечения лекарствами. Так, может быть, хватит пугать, пора бы и начать делать что-то.

Если нынешние законы, как говорят специалисты, с этой бедой не справляются, надо принимать другие, более соответствующие вызовам, что криминал бросает здоровью и самой жизни людей.

Ссылки по теме:


Назад Далее



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 17 января 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog