Аферы Подделки КриминалПодделки Подделано на совесть

Главная ] Вверх ] Строительные материалы ] Левый фарш ] Как я шила поддельный «Адидас» ] Фабрика фальшивок ] Пиратская индустрия ] Берегись подделки! ] [ Аргументы против контрафакта ] Империя фуфла ] Много фальшивой парфюмерии ] Зубная паста ]





 

Аргументы против контрафакта

Валерий ПАВЛОВ, еженедельник «Коммерсантъ ДЕНЬГИ» №7(613) от 26.02.2007г.

Борьба с пиратами с каждым годом набирает обороты. Однако рынок подделок по-прежнему процветает. Правообладатели и легальные производители для защиты своих интересов обращаются не только в милицию, но и в частные фирмы, специализирующиеся на борьбе с контрафактом. В России охотников за пиратами пока немного, но они уже зарабатывают неплохие деньги.

Угроза для всего мира

Аргументы против контрафакта
 

Компьютерные чипы и картриджи для принтеров, шампунь, мыло, крем для обуви, электроинструменты и автомобильные запчасти, выпивка, часы и т. д.-- любое изделие более или менее известной марки подделывается и продается на мировом рынке. Чтобы отличить подделку от подлинника, зачастую требуются квалифицированные эксперты и сложное оборудование. А потребитель не защищен от покупки фальшивки, даже если делает покупки только в магазинах с безупречной репутацией. В этом смысле Россия отличается от США, к примеру, лишь объемами продаж контрафактной продукции и спецификой подделываемых товаров.

Не так давно сотрудники потребительского отдела компании Pfizer Inc. получили от одной из своих клиенток жалобу на то, что приобретенные ею в американской лицензированной аптеке таблетки Lipitor имели странный вкус. В доказательство своих слов женщина прислала и сами таблетки, которые ни внешним видом, ни упаковкой не вызывали никакого сомнения в том, что это действительно всемирно известный Lipitor. И лишь тщательный химический анализ показал, что это была тщательно выполненная подделка, которая содержала ряд компонентов оригинального лекарства. В последующие два месяца компания совместно с властями изъяла из продажи на территории США более 16,5 млн контрафактных таблеток.

В октябре 2006 года бразильская полиция, основываясь на информации компании Hewlett Packard, изъяла партию контрафактных картриджей для принтеров на общую сумму $1 млн.

В июне на французской таможне было задержано более 11 тыс. фальшивых деталей к мобильным телефонам Nokia -- аккумуляторы, сменные корпусы, аксессуары и т. д. После этого Nokia наклеила на свои аккумуляторы специальные голографические метки (под их верхним непрозрачным слоем скрывается двадцатизначный код).

Производство подделок превратилось в масштабный и очень привлекательный бизнес с разветвленными сетями поставщиков, реализаторов, построенный по принципу корпораций. По данным Всемирной таможенной организации, контрафактные товары составляют от 5 до 7% общего объема мировых товарных рынков, что наносит компаниям более $500 млрд ежегодного ущерба.

Причем, опасаются эксперты, мы наблюдаем лишь первую, не самую сильную волну настоящего цунами фальшивок, о чем свидетельствуют данные таможни. Так, например, число изымаемых таможенной службой США контрафактных товаров в прошлом году возросло на 46%. Согласно статистическому анализу Unilever Group, производство поддельных шампуней, духов, мыла и чая ежегодно увеличивается на 30%, а по сведениям Всемирной организации здравоохранения, 10% всех медикаментов в мире -- подделки, представляющие серьезную угрозу для жизни.

По некоторым данным, контрафактные товары составляют 5-7% от общего объема мировых товарных рынков

По некоторым данным, контрафактные товары составляют 5-7% от общего объема мировых товарных рынков

"Проблема с контрафактными товарами неожиданно перестала быть местечковой и превратилась в угрозу для всего мира",-- утверждает Ганс Глатц, юрист по защите авторских прав из DaimlerChrysler.

В России на передовом крае борьбы с контрафактным беспределом оказались компании, производящие программное обеспечение, алкоголь, запчасти к автомобилям, фармацевтическую и пищевую продукцию.

Экспертные оценки объемов контрафакта, понятно, расходятся, причем иногда очень значительно.

Кирилл Круглянский, член совета директоров некоммерческого партнерства "Национальный проект 'Россия против контрафакта'" (проект "Марка года"): По мнению Росздравнадзора, количество фальсификата лекарственных средств на российском потребительском рынке находится на уровне 0,1%, по мнению Всемирной организации здравоохранения -- 12%. А по данным, прозвучавшим на парламентских слушаниях в Госдуме РФ,-- до 20%.

Судя по опросу руководителей 53 российских и зарубежных компаний, контролирующих более 55% фармацевтического рынка России, 12% всех присутствующих на нем лекарств -- фальшивые, а общий ущерб от подделок медикаментов в России оценивается в $250 млн в год.

Дмитрий Кочнев, директор Агентства креативных решений (АКР): По нашим оценкам, годовые потери легальных российских производителей и продавцов программного обеспечения составляют $2-3 млрд, парфюмерные компании теряют до $70 млн, а производители запасных частей к автомобилям -- около $200 млн. Но более всего подделывают алкоголь. По некоторым оценкам, доля теневого рынка алкоголя в России достигает 46% -- $11 млрд.

Голограммы и микроточки

Чтобы понять, поддельный товар продается в рознице или лежит на складе, продукцию нужно для начала идентифицировать.

У идентификации существует еще одна важная миссия. Продавцам часто предъявляют необоснованные претензии, связанные с гарантийным возвратом продукции, приобретенной у других компаний, поставляющих аналогичный товар. Такие проблемы связаны в первую очередь с реализацией лекарств и запчастей.

Например, самыми популярными подделываемыми расходниками и автозапчастями являются автомасла, тормозные колодки, приводные ремни, поршни, вкладыши, радиаторные решетки.

Идентификацию этих и любых других изделий можно произвести по их маркировке. Качественная маркировка -- один из первых уровней защиты от пиратства.

Александр Заикин, директор по продажам холдинга "Экст": Мы производим универсальные принтеры для маркировки почти любой промышленной продукции -- от запчастей до баночек с кофе. При помощи электрокаплеструйной маркировки производитель может не только отследить цифры на изделии, но и нанести какое-нибудь оригинальное графическое изображение, которое можно будет подделать, только купив аналогичный принтер. А стоит он недешево, кустарям эта продукция не по карману: в среднем от $4 тыс. до $6 тыс.

Но эта цена (причем на новый маркировочный принтер) отсекает только гаражных подпольщиков.

Более сложный рисунок, необходимый для идентификации продукта, -- это голограмма.

Затраты на создание качественной защитной голограммы сегодня составляют около $10 тыс. на партию до миллиона единиц продукции. Для этого требуется не менее трех различных типов производства -- так называемого мастеринга (оптическая лаборатория, оборудование электронно-лучевой литографии), гальванического производства и технологического комплекса оборудования для тиражирования. Голограммы выполняют на самоклеящейся, разрушающейся при попытке снять ее клеевой основе или на фольге горячего тиснения с применением защитных элементов. В одной голограмме в зависимости от потребностей заказчика могут сочетаться разные степени защиты.

Собственное создание полного цикла производства защитных голограмм обойдется не менее чем в $200-500 тыс.

В голограмме реализуется принцип разноуровневой защиты: при ее экспертном анализе есть возможность выявить до 15 квалификационных признаков (отличий) оригинала от подделки. Вместе с тем специалисты утверждают, что некоторые способы их производства (в частности, система Dot matrix., применяемая и в некоторых странах СНГ при изготовлении голографических защитных элементов для акцизных марок) больше нигде в мире не используются из-за легкости подделки. Эта система применяет матрицу для оттиска голограммы на фольге. Печатная матрица дает низкое качество голограммы и выдерживает ограниченное количество оттисков.

У всех типов голограмм есть свои недостатки: высокая стоимость изготовления оригинала, ограниченный перечень деталей и т. д. Существенным недостатком этого способа защиты является и то, что обычные покупатели, не имея специального опознающего оборудования, удовлетворяются самим фактом наличия голограммы и не могут точно идентифицировать более тонкие элементы изображения.

Одним из относительно новых способов маркировки является технология DataDot (так называемые микроточки, которые находятся в клеевом растворе). Она характеризуется простотой нанесения и применяется для защиты от подделки всего перечня номенклатуры запчастей автомобилей. Ее разработали в Австралии в 2000 году и в настоящее время используют для защиты автомобилей от угона.

Микроточки типа DataDot также являются одной из передовых технологий идентификации. Микроточка -- это такой опознавательный знак, нанесенный на запасные части или комплектующие. Она служит признаком оригинальности и гарантии фирмы-продавца на продаваемую запчасть. Микроточки диаметром всего 1 мм, наклеенные на все компоненты автомобиля, содержат полную информацию о самой машине, о ее продавце и владельце.

Описанные способы идентификации имеют один существенный недостаток: ими могут воспользоваться только ревизоры, присланные для этого компанией-производителем, либо государственные инспектирующие структуры. Но рядовому потребителю набор цифр или голограмма на товаре мало о чем говорят.

Идентификация и идентификаторы

На этом и построили свой бизнес некоторые фирмы, например, АКР (система НА100ЯЩЕЕ), "Марка года", "Пульс планеты" и т. д.

Прежде чем купить что-либо, покупатель теперь может удостовериться в подлинности товара посредством отправки sms-сообщения (НА100ЯЩЕЕ, "Пульс планеты"), wap-портала (НА100ЯЩЕЕ) либо постфактум в интернете ("Марка года"). И либо взять товар, либо вернуться в магазин с товаром и чеком.

Информация, которую необходимо отправить в фирму-поставщика новой услуги, представляет собой набор цифр и букв. Они нанесены на товар или на его упаковку. При этом покупатель не только удостоверяется в том, что изделие не контрафактно, но и узнает, к примеру, данные о сроке годности товара, рекомендуемую цену и т. д.

Дмитрий Кочнев: "По нашим оценкам, годовые потери легальных российских производителей и продавцов программного обеспечения составляют $2-3 млрд"
Дмитрий Кочнев: "По нашим оценкам, годовые потери легальных российских производителей и продавцов программного обеспечения составляют $2-3 млрд"

Дмитрий Кочнев: Наша система НА100ЯЩЕЕ использует sms -- что-то подобное применяют фирмы-разработчики для защиты своих программных продуктов и Nokia для защиты своих аккумуляторных батарей. Производитель наносит выработанные генератором случайных чисел коды на свою продукцию и прикладывает инструкцию для покупателя. Покупатель имеет возможность отослать со своего мобильного телефона sms с указанием уникального кода товара на короткий четырехзначный номер через операторов сотовой связи либо через wap-портал, интернет. Этот номер работает на всей территории России. Стоимость нашей услуги для предприятия определяется абонентской платой -- от 8 до 25 тыс. рублей в месяц, в зависимости от количества требуемых кодов. Система индивидуально настраивается под производителя в зависимости от его технологического процесса. Услуга по идентификации товара через sms обойдется потребителю где-то в два с половиной рубля. И даже если производитель контрафакта скопирует и наклеит наши коды, это ему не поможет: производитель увидит, что sms с одной и той же серией кода поступает из разных регионов, и сделает вывод. Ведь нужно учесть, что эта система является еще и маркетинговым инструментом, позволяющим наладить обратную связь с покупателем за счет ответов на sms, т. е. делать некие выводы о движении товаров, основанные на sms из того или иного региона.

Анатолий Крапивенский, директор ООО "Пульс планеты" (Волгоград): Если учесть тот факт, что внедрение данной технологии на государственном уровне делает излишними другие методы защиты серийной продукции (голограммы, RFID и т. д.), а также то обстоятельство, что обладатель базы данных полностью владеет информацией о точном количестве произведенной и продаваемой продукции (получает ее в режиме on-line), обладание технологией контакта между производителем и потребителем расширяет возможности контроля за оборотом продукции и увеличивает прибыль производителя.

З

Производителей лицензионных дисков вполне устраивает, если их продукцию удается защитить от подделки хотя бы на какое-то время
Производителей лицензионных дисков вполне устраивает, если их продукцию удается защитить от подделки хотя бы на какое-то время
 

атраты на подобные фирмы, включая их открытие, в течение одного года составляют примерно $65 тыс. Деньги уйдут на получение лицензии, регистрацию фирмы, аренду, создание собственного программного продукта, заключение договоров с операторами сотовой связи, PR и т. д. Печать дополнительных наклеек на изделия обойдется от 8 до 25 коп./шт. в зависимости от тиража. Размещение кода и инструкции для покупателя товара в готовой этикетке товара либо применение бесконтактных методов печати снизят затраты на нанесение до 0,1 коп./шт. Промпринтеры, устанавливаемые прямо на конвейер, стоят от $5500. Чтобы стать прибыльной, фирме необходимо заключить договоры с несколькими десятками (50-100) предприятий в течение года.

Таким образом можно организовать сопровождение продуктов питания, напитков, лекарств, автозапчастей, одежды, обуви и т. д.-- до 90% производимой на мировом рынке продукции можно идентифицировать по первому запросу потребителя.

В проекте "Марка года" производитель проходит еще и процедуру сертификации по методикам, созданным в системе добровольной сертификации (СДС). Этот проект -- гибрид нескольких технологий.

Кирилл Круглянский: Стоимость различных видов исследований, проводимых в испытательных лабораториях, неодинакова для производителей. Это обусловлено тем, что для разного вида продукции применяются соответствующие методики. Очевидно, что, к примеру, скользящий подшипник и глазированный сырок будут проходить тестирование по различным критериям. Стоимость добровольной сертификации в СДС "Марка года" определяется, разумеется, сложностью процедуры ее проведения и составляет 5-30 тыс. рублей. Стоимость одной марки (наносимый на упаковку знак соответствия) определяется специальным договором и себестоимостью единицы продукции, а также масштабом ее производства, но эта стоимость не может превышать 0,1% отпускной цены предприятия. Система добровольной сертификации "Марка года" предлагает производителю оригинальный знак системы, в конструкцию которого внесен индивидуальный электронно-цифровой слепок. Единая федеральная база данных сертифицированной продукции, удостоверяющий центр, а также федеральный call-центр, при помощи которого потребитель по бесплатному телефонному номеру, sms или через интернет может проверить легитимность приобретаемого товара -- инструменты этой системы. Знак системы "Марка года" зарегистрирован в Банке России, поэтому уже сама его подделка карается по закону.

Только на раскрутку "Марки года" (в том числе PR по центральным каналам ТВ), по утверждению менеджеров проекта, было потрачено не менее $1 млн.

Общими недостатками вышеперечисленных систем можно назвать "неприкормленность" потребителя, который либо пока не знает о подобных услугах, либо считает их излишними. Да и вряд ли он будет звонить в call-центр при покупке банки кабачковой икры или дешевой водки. то есть далеко не во всех ценовых сегментах эта инновация эффективна. Некоторые производители опасаются заносить какую-то свою информацию в любую федеральную базу данных, вариантом которой служит "Марка года". Точно так же вовсе не очевидна необходимость сертификации, для этого существуют специальные сертификационные центры, некоторые вообще считают, что это -- лишь способ получения дополнительного дохода от проекта.

Многие производители вообще считают, что никакой реальной пользы в борьбе с контрафактом подобные идентификационные системы не приносят. Есть даже мнение, что продавцы такой услуги попросту зарабатывают на страхах или амбициях производителей.

Николай Полуэктов, совладелец торговой марки "Косогоров самогон": Смешно говорить о контрафакте, например, в водочной отрасли. Всем хорошо известно, что почти весь так называемый контрафакт льется на тех же заводах и теми же производителями, которые производят и легальную водку. От кого им защищаться? От самих себя? В этом случае услуга по идентификации может быть востребована только в имиджевых целях. Мы производим не водку, а дистиллят, но с подобными предложениями к нам тоже уже обращались, и не раз. Мы отвечаем отказом. И не только потому, что пока нас не подделывают. Просто я думаю, что этот метод, как и любой другой, легко обойти, и зачем тогда платить за неработающую защиту?

Скандалисты и ходоки

Конечно, абсолютной защиты продукции от фальсификации пока никто не придумал. Практика показывает, что любую утилитарную вещь, созданную одним человеком или группой людей, практически всегда смогут сделать и другие. И любую защиту точно так же можно обойти. Вопрос только в том, сколько это будет стоить. Повышение накладных расходов для пирата -- это стимул к выходу из тени.

Одним из способов борьбы с пиратством является привлечение по аутсорсингу юристов и "ходоков", которые мониторили бы розницу и время от времени устраивали скандалы владельцам или продавцам пиратской продукции с участием работников милиции.

Одной из таких скандальных контор является ассоциация "Русский щит", в которой работает около двух десятков юристов и грамотных "юзеров". Их, понятно, интересует контрафакт, связанный с интересами только их клиентов. Ассоциация специализируется на компьютерных дисках, ПО в интернете и домовых сетях, которые сегодня растут в Москве лавинообразно.

По данным Гильдии по развитию аудиовидеоторговли (ГРАВТ), производители и продавцы контрафактной мультимедийной продукции используют разнообразные приемы, чтобы покупатель не смог отличить по внешнему виду пиратский диск от лицензионного. Например, на обложку наклеивается марка "Кодификационный знак Москвы", которая была отменена уже несколько лет назад, и/или голографическая марка "Сертификат" без указания правообладателя. Обложка контрафактного диска может полностью повторять полиграфический рисунок лицензионного издания, но в качестве дистрибутора указывается название неизвестной фирмы, якобы обладающей "правами на распространение по всему миру".

В Москве насчитывается более 5 тыс. точек, торгующий ПО, аудио- и видеопродукцией.

Юрий Злобин:"Закон "Об авторских правах" представляет правообладателю или его представителю широкие полномочия"
Юрий Злобин:"Закон "Об авторских правах" представляет правообладателю или его представителю широкие полномочия"

Юрий Злобин, президент ассоциации по охране интеллектуальной собственности "Русский щит": У правообладателей есть заблуждение, что бороться с пиратством бесполезно, поскольку этим занимаются профильные отделы в МВД, а они давно уже прикормлены, а зачастую милиция сама в доле. Дружить сразу со всеми нельзя. Поэтому в случае обнаружения контрафакта мы можем обратиться не в какой-то местный профильный отдел, а в другое подразделение. И занимаемся далее юридическим сопровождением (соответствующая подготовка милиции, прокуратуры и даже судей оставляет желать лучшего), следим за тем, чтобы конфисковывали не три-четыре диска ради галочки в отчете, а весь контрафакт, и т. д. Закон "Об авторских правах" предоставляет правообладателю или его представителю широкие полномочия.

Контрафактные диски -- фильмы, игры, ПО, mp3 -- появляются в рознице не только потому, что их там выставил сам предприниматель, довольно часто его продавцы сами берут на себя предпринимательскую инициативу и выставляют то, что записали у себя дома или купили по дешевке у "сумочников".

Поэтому иногда таким фирмам, специализирующимся на борьбе с пиратами, полезно просто позвонить хозяину точки, чтобы он пресек инициативу подчиненных. Нередко этого оказывается достаточно.

В этом "инспектирующем" бизнесе уже побывали многие предприниматели, но очень часто он рушился по банальной причине: пираты всегда могут предложить больше, чем правообладатели. Поэтому небескорыстных борцов за чистоту бизнеса ловят за руку заинтересованные и прикормленные правоохранители, которые на совершенно законных основаниях создают им серьезные проблемы. Так что если такая фирма хочет продержаться на рынке долго, ей необходимо постоянно маневрировать, использовать самые разнообразные контакты и не брать лишнего. Деньги подобные организации обычно собирают с производителей. Проверить же эффективность работы борцов с контрафактом, оценить ее, например, в рублях пока никто по-настоящему и не пытался. Нет в России такой методики. Лучше участвовать в ассоциации и благодаря этому хоть иногда получать "в кассу", чем не участвовать и вообще ничего не получать.

Юрий Злобин: Мы собираем с членов ассоциации взносы -- от $500 до $5 тыс. в зависимости от величины компании и сложности задач, которые приходится решать. В нашей ассоциации состоят как известные российские игроки (Buka, Akello, IDDK, RMG и т. д.), так и узкопрофильные фирмы с оборотом в несколько десятков тысяч долларов. К примеру, фирма занимается продажей программ, необходимых для производства и складирования стеклопакетов, сталкивается с фактами пиратства и идет к нам. С зарубежными правообладателями мы работаем без особого энтузиазма. Если их софт для домашнего (а не для рабочего) компьютера стоит $300-500, нам неинтересно "вычищать пиратку".

Если считать только членские взносы и закрыть глаза на то, что правообладатели вполне могут доплачивать подобным чистильщикам дополнительные бонусы (сами борцы с пиратством это обычно отрицают), то годовой оборот такого некоммерческого объединения, в котором насчитывается 30 членов, составит около $500 тыс.

Стоит отметить, что некоторые легальные продавцы не обращаются к "ходокам", поскольку не доверяют им. Торговцу, на лотке которого "ходоки" находят контрафакт, грозят серьезные проблемы, однако репрессии, напоминающие методы рэкета, могут быть избирательными. Впрочем, так же действуют и правоохранительные органы, но с ними хлопот еще больше.

В ряде случаев продавцу выгоднее продавать дешевую "лицензию", чем связываться с пиратами. Однако дело в таких случаях иногда оборачивается скандалом. К примеру, выясняется, что "система защиты от копирования", установленная на российской лицензионной продукции (в первую очередь это относится к компьютерным играм), представляет собой, по сути, вирус-"троян", открывающий любому заинтересованному лицу полный доступ к компьютеру пользователя со всей хранящейся в нем информацией.

Снаряд и броня

Еще одним способом "вычищения пиратки", как давно известно, является создание максимальных технических проблем нелегальным копировщикам самого продукта.

Михаил Калиниченко, гендиректор компании Star-Force: 70% дисков продаются в первый месяц торговли, именно в это время правообладателям особенно важно следить за контрафактом. Есть фирмы ("Лаборатория Касперского"), которые с пиратами не борются, но им необходим контроль за дистрибуцией. Они и пользуются нашими услугами. Свои услуги мы оцениваем в 1-3% от продажной цены. Нашими клиентами являются в том числе и крупные российские правообладатели: 1С, Akello, Buka, UB-soft и т. д., но пока большая часть нашего бизнеса находится за границей. Величину антипиратского рынка в России, работающего с контрафактными дисками и копиями в интернете, я оцениваю где-то в $2 млн (из них половина приходится на Star-Force), но у него серьезные перспективы.

Принцип Star-Force заключается в том, что фирма проверяет физические параметры диска, которые определяются исключительно заводскими настройками оптической матрицы, на которой была создана партия дисков. Star-Force применяет 24-байтный цифровой ключ, в который записаны сведения об этих физических параметрах. При каждом запуске с диска Star-Force загружает ключ и проверяет параметры. Естественно, при перезаписи диска в домашних условиях на "болванку" физические параметры диска-источника будут утеряны, и система защиты, не найдя их, заблокирует дальнейшие операции с диском. Траектория, по которой проложена спираль с данными, будет одинакова только на дисках, которые отштампованы в заводских условиях с одной и той же матрицы, в то время как переписанный диск неизбежно будет отличаться от оригинала. Технология Star-Force заключается именно в выявлении этих различий на любых типах дисководов. Добиться успехов во взломе Star-Force в принципе можно, прибегая к помощи программ-эмуляторов. В сети есть десятки форумов, на которых хакеры обсуждают, как бы эту систему (или другую защитную) взломать. И это соревнование "снаряда и брони" будет продолжаться до бесконечности, главное -- чтобы правообладатель успел собрать все сливки с рынка, прежде чем его программу взломают.

Российский рынок борьбы с контрафактом причудлив и многослоен. Однако его операторы смотрят в будущее с оптимизмом. Эксперты же и профучастники полагают, что его суммарный объем уже достиг $10 млн.

Анатолий Крапивенский: Сложившаяся мировая отрасль индустрии аутентификации (проверки подлинности продукции), по самым скромным оценкам, уже имеет оборот в несколько десятков миллиардов долларов. Я считаю, что в России это -- один из самых перспективных рынков.


Назад Далее



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 11 марта 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog