Подделки

Главная ] Вверх ] Подделано на совесть ] Подделка денег ] Подделка под золото ] Подделка продуктов питания ] Поддельные лекарства ] Биологически активные добавки ] [ Подделка антиквариата ] Подделка документов ] Поддельные семена ] Поддельный бензин ] Подделка запчастей ] Архив раздела "Подделки" ]


Купи монету
Россия-черная дыра арт-рынка
Дело Елены Баснер
Индюк с камеей
ФБР оценит элитные вина
Монетизация инвестиций
Фальш-мажор
Антиантиквариат
Новые русские коллекционеры
Работа над фальшивками
Вранье в раме


http://www.automania-shop.ru/


Подделка предметов искусства и старины

Александр Захаров,
2002-2014

Мода на фальшак

В России, как и на Западе, произведения искусства становятся объектом инвестиций. И потребность в надежном вложении денег сформировала моду на собирательство и антиквариат: НАСТОЯЩАЯ вещь, будет только дорожать с той же неизбежностью как рост цен на услуги ЖКХ или естественных монополий.

Торговля антиквариатом — бизнес специфичный, в большинстве "серый", а местами и откровенно криминальный. Оставаясь в максимальной степени либерализованным и давая возможность анонимно оперировать большими средствами, в основном освобожденных от уплаты каких-либо налогов, этот рынок надежно закрыт от широкой публики, оставаясь ориентированным на узкий круг богатых клиентов на которых работают не менее засекреченные "черные" дилеры и различного рода консультанты. Соответственно и отношения здесь весьма и весьма деликатные. Иногда о существовании коллекции стоимостью в несколько миллионов долларов известно только дилеру и самому клиенту.

Что такое антиквариат

Под предметами антиквариата понимаются культурные ценности, созданные более 50 лет назад, включающие следующие категории предметов:

а) исторические ценности, связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки, искусства и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей, государственных, политических и общественных деятелей;

б) предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок;

в) художественные ценности, в том числе:

  • картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из любых материалов,

  • оригинальные художественные композиции и монтажи из особых материалов,

  • художественно оформленные предметы культового назначения, в том числе иконы и церковная утварь,

  • гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы,

  • произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе изделия традиционных народных промыслов и другие художественные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и прочих материалов;

г) составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства;

д) редкие рукописи и документальные памятники, в том числе инкунабулы и другие издания, представляющие особый исторический, художественный, научный и культурный интерес;

е) архивы, включая фоно- и фотоархивы и другие архивные материалы; ж) уникальные и редкие музыкальные инструменты;

з) старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллекционирования, отнесенные к культурным ценностям и предметам антиквариата.

 

Число богатых людей, желающих заняться собирательством, растет. На увеличение клиентуры антикварный рынок, состоящий из десятков сегментов и секторов, отреагировал ростом цен, которому могут позавидовать акции "РАО ЕЭС" и всех российских "голубых фишек" вместе взятых. Как и в любом бизнесе, цена на антиквариат определяется спросом и предложением. Спрос на произведения известных мастеров постоянно растет, а с предложением беда… Шедевров на всех не хватает, а на современное искусство особого спроса нет — гадай, войдет вещь в цену или нет. 

И если раньше антиквариат вывозили из России на Запад, то сейчас, на радость милиции и таможенников, все наоборот. На самых дорогих западных аукционах выставляются русские вещи, которые покупают наши дилеры для наших коллекционеров. 

Появление армии новоявленных собирателей, плохо разбирающихся в искусстве и старине, но обожающих чего-нибудь этакое, непреходяще, а в перспективе еще более, ценное, спровоцировало массовое производство "фальшаков". Такое в истории, и не только России, уже случалось. Например, в XIX веке, когда круг российских ценителей искусства и коллекционеров "древностей", изначально состоявший из аристократии, расширился за счет разбогатевших промышленников и купцов. Или в США, куда на рубеже XIX и XX веков, ввезли 2000 (две тысячи!) "работ" Рембрандта — уж очень многим хотелось его иметь. 

Качество исполнения фальшаков зачастую превосходит уровень экспертизы, и уберечься от подделок начинающему коллекционеру (а таких сегодня подавляющее большинство) практически невозможно. Невозможно и более-менее точно оценить количество фальсификата. Одни компетентные люди утверждают, что в иных частных российских коллекциях до трети подделок. Другие, не менее компетентные, оценивают современный уровень количества подделок мастеров первого ряда до 60 процентов, а среди рядовых вещей еще больше. Третьи, тоже не дилетанты, утверждают что фальшаки фигурируют в 8-10% сделок. Однако ни от первых, ни от вторых и не от третьих вы не услышите подробностей, где и какие работы поддельные. 

Такое расхождение во мнениях объясняется наверное тем, что торговцы живописью заинтересованы в занижении оценки объема сделок с фальшаками, чтобы не "уронить" рынок; коллекционеры же, потенциальные покупатели, склонны количество подделок завышать, чтобы сбить спрос и снизить цены.

Примерно в тех же пределах (от 5 до 60%) разнятся и мнения экспертов, определяющих подлинность предметов искусства (атрибуцию). Российскую школу экспертизы традиционно считают одной из самых сильных в мире, однако именно в России экспертов часто упрекают в ангажированности. И основная причина в том, что нередко разные эксперты дают на одну и ту же картину положительные и отрицательные заключения.

Никто из участников рынка не скрывает, что проблема с выдачей положительных заключений на картины, подлинность которых вызывает сомнения, существует. Одни дилеры говорят, что ангажированность экспертов не вызывает сомнения, и даже приводят конкретные расценки на их услуги (от 1 до 10% цены, за которую картина может быть продана). Другие, наоборот, считают что ангажированность экспертов сильно преувеличена. 

Фактически же весь рынок держится на мнениях экспертов. Картина без провенанса (истории ее появления и перемещения из рук в руки) и атрибуции мало что стоит. Но, если экспертиза признает ее творением известного мастера, цена увеличивается астрономически. Так и фальшивка, имеющая сертификат подлинности, получает безоговорочное признание и выставляется на аукционах, в антикварных салонах, пока не найдет своего покупателя. Именно поэтому важным сегментом рынка подделок является изготовление фальшивых экспертных заключений. При этом остается достаточно популярной и такая операция: покупается подлинная картина с настоящими бумагами, с нее делается копия. Копию и продают... в комплекте с указанными бумагами.

Большинство участников рынка считают, что экспертиза должна быть только независимой. Эксперты, работающие в специализированных организациях — таких, как Третьяковская галерея, Центр имени Грабаря, Исторический музей, Эрмитаж, Русский музей, — не несут юридической ответственности за правильность атрибуции, которая трактуется как их научно-обоснованное мнение, а не утверждение. Однако, все необходимые для работы экспертов ресурсы сосредоточены в крупнейших музеях и государственных галереях, и частные эксперты с именем, которые смогут работать самостоятельно, появятся на рынке только лет через десять. 

Особенно много подделок на "черном рынке", неизмеримо выросшем за последние 2-3 года. Именно там "всплывают" наиболее дорогие и ценные вещи. Их нет на аукционах и ярмарках — они уходят из-под полы и выставляются чрезвычайно редко — на них всегда есть покупатели. 

Подделки попадают не только в частные коллекции, но и в залы авторитетнейших музеев мира.

Известный российский живописец и искусствовед, один из основоположников отечественного музееведения и реставрационного дела Игорь Грабарь (1871-1960) пишет в автобиографии "Моя жизнь" о своих поездках в США и Европу в начале XX века: "Наряду с первоклассными собраниями в Америке немало и собраний, наполовину состоящих из подделок. Особенно много я их нашел в прославленном некогда собрании дирижера Странцкого, где были десятки фальшивых Монэ и Ренуаров". Или о выставке Ван Гога в Берлине: "Перед устройством выставки Юсти просил меня зайти к нему в кабинет, где показал около 15 картин Ван Гога, прося высказать о них мое мнение. Я нашел их все до одной поддельными". 

Гарантировать 100-процентную подлинность тех или иных предметов искусства сегодня не может никто. Помните анекдот: "…А вы даете гарантию, что эта картина подлинная? — Конечно. Гарантия, два года…" Так вот это совсем не анекдот: известнейший мировой аукцион произведений искусства Sotheby's дает гарантию атрибуции именно на два года! Сегодня, к примеру, это полотно приписывается кисти Тициана, а через два года, благодаря вновь разработанным методам исследования удастся установить, что это не совсем Тициан…

И осторожность устроителей аукционов понятна: появление новых методик определения подлинности действительно ведет к "открытию" все новых и новых фальшивок. В 1965 году выяснилось, что портрет графа Веллингтона в Лондонской национальной галерее, приписываемый Гойе, — обыкновенная подделка. В 1976-м — что в музее Корнеля хранятся подделки Коро. За всю свою жизнь Коро написал примерно 600 картин, но только на американском рынке их гуляет три тысячи. В музее Метрополитен из 66 предметов утвари 8-тысячелетней давности, привезенных с раскопок в Турции, только восемнадцать действительно древние. По словам Ингрид Хаттон из нью-йоркской Галереи Леонарда Хаттона, в частных и государственных коллекциях Запада находится около восьми тысяч подложных русских авангардистов. 

Русский авангард, ныне почитаемый и ценимый не только на мировом, но и отечественном арт-рынке (ценимый во всех смыслах: цена работ Малевича сопоставима с ценой произведений Ван Гога) пострадал от фальсификаций больше всего. По словам одного из дилеров, "с авангардом вообще невозможно работать. Его все боятся: люди просто отказываются его брать. Найти дико трудно, стоит дико дорого, доказать, что эта вещь настоящая, очень сложно. Если тебе звонят и говорят, что есть авангард, пятьдесят на пятьдесят, что это фальшак. А еще есть наследники коллекционеров, которые фуфло подписывают и говорят, что это из их коллекции..." 

Громкие скандалы на тему фальсификации шедевров русского искусства разразились в 80-90-е годы, а статистика снятия русских лотов с аукционов Sotheby's, Christie's, Phillips поистине драматична.

В 1988-м в Швейцарии судебному преследованию подвергся организатор выставки работ Михаила Ларионова: все 197 работ были признаны подделками. В 1990-м похожая история случилась с коллекцией Корецких, выставленной на аукционе Christi`s.

В 1989 году с аукциона Christie's из тридцати двух образцов русского авангарда пять были сняты по причине серьезных сомнений в их подлинности. 

С 1992 года аукционный дом Philips вообще отказался от проведения специализированных аукционов по русскому искусству, спрос на которое после череды подобных скандалов резко упал. 

В декабре 1995 года с аукциона Sotheby`s в последнюю минуту, в связи с сомнениями в подлинности, были сняты две картины Любови Пановой (в том числе самый дорогой лот "Супрематическая композиция" стартовая цена — около 400 тыс. фунтов стерлингов), три — Эля Лисицкого и одна акварель Густава Клуциса. 

На ноябрьском аукционе Sotheby's в 2000 году съем лотов достиг невиданных масштабов. Сняли даже те, что были помещены в каталог: полотно Айвазовского, театральный блок Головина, работы из мастерской Куинджи, произведения Лебедева, Петрова-Водкина. Некоторые вещи продавались с пометкой типа: "Атрибутируется как Сарьян". Что это значит, пояснять не надо. 

Еще больше не повезло нашим современным художникам (условно, границу русского современного искусства, можно обозначить как конец 50-х — начало 60-х годов XX века. В обиходе западных ценителей искусств существуют два понятия, переводимые на русский язык как "современное искусство": modern art и contemporary art. И если modern art — это искусство всего XX века, то contemporary — только последней его половины или даже меньше. Modern art, по сути, не отличается от антиквариата. Contemporary art — определение для тех явлений, которые в силу своей недавности еще не получили однозначной оценки). Показательна судьба двух наиболее привлекательных с точки зрения рынка художников-шестидесятников Анатолия Зверева и Владимира Яковлева, чьи личные трагические легенды обеспечили им популярность в кругах более широких, чем богема. Тем не менее персональная выставка Яковлева откладывается уже не один год — невозможно устраивать выставку художника, когда существует столько подделок. Со Зверевым та же история: когда два года назад готовили его небольшую выставку, каждую из работ приходилось опознавать и подтверждать знакомым художника. И пока существует столько фальшаков и Зверев и Яковлев остаются коммерчески совершенно бесперспективными. 

Все фальшивки имеют ряд характеристик. Временная определяет время их рождения. Качественная — за что выдается: безымянную старую картину той или иной школы живописи; работу знаменитого или малоизвестного мастера. Эстетическая определяется уровнем профессионального мастерства исполнителя и степенью его приближения к решению поставленной задачи. Кроме собственно подделок, на антикварном рынке в немалом количестве фигурируют картины, в свое время не подписанные автором и затем получившие чужие имя и подпись. 

Способов фальсификации множество. Например, в букинистическом магазине или с рук покупается оптом куча старых рисунков. На обороте пишется: "Репин" (кто угодно более-менее известный и пользующийся спросом). Автограф немного затирается, а то, для большей достоверности, добавляется еще и дарственная надпись. Произведение сдается в другой магазин с прибылью, которая может составлять сотни процентов. С живописью — та же схема.

Реставраторы и опытные художники промышляют тем, что подписывают безымянные полотна автографами известных авторов с подходящим стилем либо заменяют подписи. Одна из разновидностей фальсификации такого рода — "оживление" картин. К примеру, берется унылый пейзаж типа родные осины, и после трех-четырех дней работы на их фоне появляется вельможа со свитой или любовная пара, дети, обнаженная девушка — главное, чтобы конъюнктуре соответствовало. 

Создание подделки с нуля процесс трудоемкий, в котором принимают участие сразу несколько специалистов. Мастер-художник строго по заданию заказчика, который и отвечает за сбыт фальшивок, пишет картину, используя старый холст, краски, соскобленные со старых холстов, и проч. Реставратор придает вещи товарный вид (искусственное старение в специальных печах, поддельные крокелюры — трещинки в лаковом покрытии, забитые старой пылью), искусствовед создает ей подобающую легенду. Как правило, у "коллектива" имеется агент в экспертных организациях. При этом подделка акварелей и рисунков — вещь в принципе недоказуемая: ее невозможно определить технологической экспертизой, только искусствоведческий анализ. И в изготовлении они проще живописи.

Именно с нуля создавал свои подделки под старых голландских мастеров Ханс ван Меегерен, владелец доходных домов, гостиниц и ночных клубов в Амстердаме. Разоблачению Меегерена невольно способствовал сам шеф люфтваффе третьего рейха Герман Геринг, в личном музее которого после окончания Второй мировой войны среди прочих шедевров была обнаружена картина художника XVII века Яна Вермеера "Соблазнение замужней женщины". Как установила полиция, эту картину Гернигу за 160 тысяч фунтов стерлингов продал никто иной, как Меегерен. Его немедленно арестовали и стали готовить виселицу — в Голландии за сотрудничество с нацистами наказание было одно — смертная казнь через повешение. Но Меегерен был категорически не согласен с обвинением. Напротив, он объявил что честно, хоть и тайно, боролся с нацизмом путем всучивания проклятому убийце Герингу фальшивой картины, которую написал своими руками. Полицейские про подделку для Геринга не поверили, посчитав неловкой попыткой избежать петли. И Меегерен, чтобы доказать свою правоту, под охраной и абсолютно бесплатно (если не считать ценой жизнь), написал картину под Вермеера "Молодой Христос, проповедующий в храме". 

Ханс ван Меегерен, будучи талантливым художником, стал фальсификатором после своей первой персональной выставки, закончившейся провалом. Особенно издевался над молодым художником искусствовед Абрахам Бредиус — поклонник тогда еще малоизвестного голландского художника XVII века Яна Вермеера. Бредиус был уверен, что рано или поздно будут найдены неизвестные шедевры мастера, которые сделают Вермеера величайшим представителем голландской школы живописи. Обиженный на весь мир, а особенно на Бредиуса, Меегерен решил: раз миру нужны шедевры какого-то полузабытого холстомарателя из XVII века, пусть мир получит эти "шедевры". Первая же картина Меегерена под Вермеера вызвала восторженную реакцию Бредиуса, который был польщен, что его предсказания сбылись и человечество обрело истинный шедевр. Картину, изображавшую Христа, за 50 тыс. фунтов стерлингов купил роттердамский Музей Боймана. А всего Меегерен написал семь картин — пять под Вермеера и две от имени другого мастера старой голландской школы de Hooch. В общей сложности эти подделки принесли Меегерену 2 млн. фунтов стерлингов (20 млн. в современных ценах).

Все обвинения в сотрудничестве с нацистами с Меегерена сняли, и в конце 1947 года суд вынес приговор: один год тюремного заключения за подделку произведений искусства с целью наживы. Через полтора месяца он умер в камере — сердце не выдержало. Нельзя не отдать должное Меегерену в этой истории, тем паче что посрамленные эксперты и одураченные коллекционеры еще долго пытались доказать, что Меегерен — обманщик, а Вермеер — подлинный. Кстати, подлинный Вермеер отличается от Вермеера-Меегерена даже для рядового любителя живописи.

Экстравагантный способ подделки — "раскрутка" вымышленного художника с экзотической биографией, которому приписываются собственные произведения. Этим путем в 70-е годы пошла австралийка Элизабет Дурак (это фамилия такая). За несколько лет она написала сотни картин от имени несуществующего художника-аборигена Эдди Бурропа. Миссис Дурак четко уловила моду на "наивное искусство" и всяческое "этно". Подделка раскрылась, когда художницу попросили предъявить Бурропа, — нанятый ею абориген оказался алкоголиком и даже не смог вывести на листе бумаги ровную линию. Элизабет отделалась символическим наказанием — суд учел, что благодаря ей во всем мире вырос интерес не только к искусству аборигенов, но и ко всей Австралии.

Уголовное дело о подделке антиквариата в советское время, а именно изделий Фаберже, легло в основу одной из серий хорошо известного старшему поколению сериала "Дело ведут знатоки". 

Одно из пасхальных яиц работы(?) Фаберже
Лондон: крупнейшая в мире частная коллекция пасхальных яиц работы К. Фаберже может быть продана на аукционе за 50 млн фунтов

Крупнейшая в мире частная коллекция императорских пасхальных яиц работы Карла Фаберже может быть продана на аукционе за 50 млн фунтов стерлингов. Как сообщает сегодня британская газета Daily Telegraph, девять пасхальных яиц, подаренных последними российскими царями своим родным, будут проданы на аукционе Sotheby"s наряду с еще 180 предметами, созданными рукой великого ювелира. Вся коллекция принадлежит семье издателя-миллиардера Малькольма Форбса, скончавшегося в 1990г. Этот аукцион станет последним в серии торгов, на которые выставлялись произведения искусства из коллекции, на создание которой потребовалось не одно десятилетие. Последний раз подобные торги проводились в феврале прошлого года. Тогда на аукционе Christie"s в Лондоне полотна викторианской эпохи были проданы за 17 млн фунтов стерлингов. Тот факт, что семья Форбс распродает свою коллекцию, дал основания для слухов о переживаемых ею финансовых трудностях. И хотя представитель семьи утверждает, что "бизнес в порядке", на журнале Forbes, безусловно, отразился спад, из которого рекламная отрасль не может выбраться вот уже несколько лет, пишет издание.

К.Фаберже создал 50 императорских пасхальных яиц. Большинство из них находится в музеях. О судьбе восьми ничего не известно. М.Форбсу удалось приобрести 9 таких яиц. В их числе яйцо, которое царь Николай II подарил царице Александре Федоровне вскоре после своей коронации. Ожидается, что оно будет продано за 10-13 млн фунтов. Аукцион Sotheby"s пройдет в Нью-Йорке 20-21 апреля.

Источник: РБК, 10.01.2004

Наум Николаевский, Эдуард Зингер, ювелир Василий Коноваленко подошли к вопросу как ученые-историки. Нашли фамилии всех мастеров, работавших в мастерских Фаберже, по дореволюционному справочнику "Весь Петербург" установили их адреса, отыскали родственников и потомков, выкупили у них документы, эскизы, подлинники. В Риге обнаружили настоящие клейма. Нашли даже старичка, лично работавшего с Фаберже, — он коробочки клеил. Купили ему все необходимые материалы и попросили научить. Для штамповки использовали базу Кировского и Балтийского заводов. Начальник цеха тогда имел зарплату 200-300 рублей в месяц, они ему платили еще 500, чтобы только пресс и станки иногда вечерами что-то штамповали на сторону. Зингер провел в тюрьме четыре года, Николаевский отсидел восемь лет. Сейчас живет в Америке, имеет ювелирную фирму и процветает. А Василий Коноваленко, тоже эмигрировавший в Штаты, не так давно умер...

Ныне работы Николаевского и Коноваленко находятся в крупнейших собраниях мира. "Музеям Кремля" досталось их поддельное пасхальное яйцо, конфискованное когда-то таможней у двух африканских дипломатов. В музее сразу определили, что это подделка, но оставили в коллекции. Яйцо, состоящее из двух половинок и украшенное царским вензелем, помещено на подставку из трех золоченых орлов. Еще одно почти такое же яичко было продано на аукционе Sotheby's в Женеве как произведение Юлиуса Раппопорта, ведущего мастера Фаберже, за 60 тысяч швейцарских франков (примерно 37 тысяч долларов). Пасхальные яйца Фаберже сегодня одни из самых дорогих произведений ювелирного искусства — цена на них доходит до 6 миллионов долларов. 

Бороться с подделками и выявлять фальшаки помогает анализ. Существует два вида анализа — искусствоведческий и технический.

Первый включает иконографию, занимающуюся изучением истории произведения, биографии и творчества его автора, и иконологию, которая исследует содержание и стиль произведения. 

Иконографию с полным правом можно называть основой всех исследований. Очень важен также иконологический анализ, который дает много ценной информации — ведь каждый художник имеет свою специфическую манеру письма, которая является решающей в определении автора. Оживленные споры вызвала в свое время знаменитая картина "Гадалка" из музея "Метрополитен", которая приписывалась Жоржу де Ла Туру. Сомнения были вызваны странным рисунком персидского ковра, не существовавшим во времена де Ла Тура, а также необычным видом камзола, застегивающимся... на молнию. Внимательное изучение картины привело к разоблачению подделки.

Технический анализ подтверждает или опровергает выводы эксперта-искусствоведа.

Исследование состава красок помогает определить дату написания полотна, отличить подлинник от подделки, указать на картине места, подвергшиеся реставрации.

Часто требуется экспертиза уникальных картин, когда можно взять только несколько миллиграммов краски. Тогда проводится нейтронно-активационный анализ, дающий возможность определить весь набор примесей в краске.

Рентгенография позволяет обнаруживать некоторые скрытые детали. После того как в 1848 году критики дали разгромную оценку работе Милле "Пленение евреев в Вавилоне", картина исчезла. Историки искусства долго считали, что автор просто разрезал ее на куски. Но когда ученые подвергли рентгеновскому просвечиванию картину Милле "Юная пастушка", чтобы выяснить причины вздутия красочного слоя на ее поверхности, они обнаружили под ней утраченное "Пленение..."

Богаче информация, получаемая с помощью нейтронной авторадиографии. Нейтроны были успешно использованы для определения подлинности нескольких произведений Ральфа Блейклока. После такой экспертизы картины "Ночные аллеи", автором которой многие годы считался Блейклок, музейную табличку пришлось заменить. Теперь на ней значится: "Неизвестный художник".

Макрофотография позволяет изучить характер трещин (кракелюров) на картине и лучше исследовать манеру письма художника, стиль эпохи. 

Использование ультрафиолетовых и инфракрасных лучей позволяет различать переписанные места и отдельные добавления в картинах. Важное открытие сделал при помощи ультрафиолетовых лучей хранитель музея Курбе в Гренобле. У него вызвала сомнение подпись Курбе на портрете Поля Верлена. С помощью ультрафиолетового излучения выяснили, что на самом деле это оказался портрет Верлена работы Тома Кутюра. Неизвестный ловко стер "Тома" и "утюр", чтобы приписать "Курбе", полотна которого стоят гораздо дороже.

В наше время успешно применяется рентгенография, дополненная методами информатики. Стало возможным "читать" раздельно последовательные слои картины, что в значительной мере облегчает анализ. Известно, что великие художники часто играли на прозрачности цветов, наложенных сверху, что позволяло им сделать какой-либо цвет более теплым или холодным. Каким образом удавалось Дега придать коже своих танцовщиц удивительную прозрачность? Исследуя под электронным микроскопом вертикальный срез живописи Дега, ученые установили, что для достижения этого эффекта художник накладывал один поверх другого семь-восемь слоев разных и очень разбавленных красок, причем пользовался различными кистями. А имитаторы в такие тонкости не вникали и часто допускали ошибки в расположении и плотности слоев.

Метод термолюминесценции позволяет определить, сколько времени прошло с тех пор, как керамический предмет нагревался в последний раз. Измеряя интенсивность света, испускаемого изделием из керамики при нагреве, ученые могут получить ответ о накопленной им дозе рентгеновского излучения и, соответственно, о его возрасте. Применение термолюминесценции привело в смятение музеи мира — многие произведения искусства, вызывающие общее восхищение, оказались ловкими подделками. Один из самых скандальных случаев — разоблачение "Китайской танцовщицы" из музея Райса в Мангейме. В Институте ядерной физики имени Макса Планка возраст "Китайской танцовщицы" определили в 70 лет, а прежде считалось, что она создана 1700 лет назад. А вот возраст бронзовой скульптуры Будды остался прежним — 1350 лет. Когда музей "Метрополитен" решил проверить подлинность превосходных статуй этрусских войнов в натуральную величину, итальянский фальсификатор Альфредо Фиоровати, бывший портной из Рима, сам признался экспертам, что это его подделки. Ему не поверили, тогда Альфредо предъявил указательный палец "этрусского воина", который считался безнадежно потерянным. Небезынтересно отметить, что образцом для воинов послужила фотография маленькой статуэтки, находящейся в настоящее время в берлинском "Альт музеуме". А для головы воина был использован рисунок на одной из этрусских ваз, хранящихся "по иронии судьбы" в том же музее "Метрополитен", в нескольких шагах от "воинов".

Существует множество произведений искусства, для которых есть специальные методы экспертизы. Так, для определения подлинности драгоценных камней измеряется их радиоактивность. Около двадцати лет назад в Нью-Йорке разразился скандал по поводу одной подделки — серег с камнями большой редкости — бриллиантами светло-желтого цвета. Украшения были проданы солидным и уважаемым ювелиром одной влиятельной особе. А вскоре камни стали бледнеть. В результате экспертизы выяснилось, что бриллианты были искусственно окрашены.

Известна проблема, перед которой бессильна мощь современных экспертов, — это ацтекский череп из горного хрусталя (подробнее см. Хрустальные черепа). Есть два таких черепа, подлинность которых неоспорима: один находится в Музее человека в Париже, другой в Британском музее в Лондоне. Они противостоят разрушению временем из-за твердости материала, из которого сделаны, и способны испускать свет, благодаря преломляющим свойствам горного хрусталя. В середине 60-х годов в Швейцарии появился третий череп, по размерам и качеству соперничающий с черепом из Британского музея. Специалисты высказали мнение, что это современная подделка. Микрофотографический и микроскопический анализы должны были, по общему мнению, обнаружить следы механической обработки, поскольку исключалось, что фальсификатор использовал средства ацтеков и взялся за работу, которая заняла бы 30-40 лет. Результаты исследования поставили экспертов в тупик. Череп не носил никаких следов механической обработки. Он был отшлифован в манере ацтеков. Пока ни один эксперт не решился произнести окончательное суждение.

Но, мошенники, как и эксперты, читают специальную литературу, и подделки, как уже указывались выше, зачастую превосходят существующий уровень экспертизы. 

Следствием же увеличения количества подделок и отсутствия ответственности со стороны экспертов за свои заключения может быть только одно — резкий обвал рынка, что уже случилось на Западе в начале девяностых. После чего спросом будут пользоваться только работы со стопроцентной гарантией подлинности, а всё остальное резко упадет в цене. И случится это может уже в течение ближайших нескольких лет.

Но возможно, что такого рода кризис нужен самому художественному рынку. Тогда и коллекционеры станут внимательнее, и эксперты ответственнее, дилеры будут сами гарантировать покупателю подлинность работ. А в России сформируется действительно цивилизованный рынок предметов искусства.

Итак, если вы решили коллекционировать предметы искусства, вам пригодятся советы Макса Фридлендера.

  • Ходите в музеи, подолгу смотрите на подлинники полюбившегося вам художника. Это поможет вам многое понять. Доверяйте своим глазам, вкусу и первому впечатлению.

  • Не переоценивайте значения сертификатов: не основанный на убедительных аргументах вывод подтверждает лишь самоуверенность эксперта, если не его нечистоплотность.

  • Идите к продавцам сами, чтобы заранее составить о них представление. Не ждите, когда вам принесут "именно то, что вы любите", именно сейчас обнаруженное на чердаке.

  • Не гоняйтесь за громкими именами: есть превосходные вещи никому не ведомых авторов.

Оперативные съемкиВ Киево-Печерской лавре обнаружена подпольная лаборатория по изготовлению фальшивых предметов древности. Об этом в пятницу сообщил на пресс-конференции в Киеве наместник Киево-Печерской лавры архиепископ Павел.

Оперативные съемкиПо его словам, представители Киево-Печерской лавры уже обратились в Службу безопасности Украины, районный отдел милиции Печерского района Киева и к генеральному прокурору Украины Святославу Пискуну с просьбой расследовать факт создания и функционирования при музее подпольной лаборатории по изготовлению фальшивых предметов древности.

Несколько дней назад комиссия в составе руководства музея-заповедника "Киево-Печерская лавра", представителей Киево-Печерского монастыря и сотрудников милиции обнаружила подпольную лабораторию в помещениях одного из корпусов лавры.

В лаборатории находились плавильная печь, десятки форм и матриц для изготовления фальшивых древних монет - золотых червонцев, ювелирных украшений, крестов и орденов, включая ордена Ленина и Красной Звезды. Среди заготовок были обнаружены подделки под знаменитые скифские находки, а также груды ювелирного лома, драгоценные и полудрагоценные камни.

Сейчас помещение находится под охраной, в лавре работает специальная комиссия.

РИА "Новости", 11.07.2003

 

Картину Ван-Гога сначала оценили всего в 87 долларов

КУРЬЕЗ НА АУКЦИОНЕ В ТОКИО

 Эксперты сразу не узнали картину знаменитого Ван Гога и оценили ее всего в 87 долларов. Эта работа кисти великого мастера известна под названием "Голова крестьянки. Левый профиль".

Долгое время картина находилась в частной коллекции японского художника, и после его смерти была выставлена на продажу как работа неизвестного автора. И лишь перед самым началом аукциона выяснилось, что ее написал сам Ван Гог. В итоге картина была продана за полмиллиона долларов, что превысило сумму первоначальной оценки более чем в шесть тысяч раз.

08.02.2003 (c) Первый канал

 

Первый замгендиректора Третьяковки: Ошибались все

О результатах скандальной проверки и проблемах экспертизы произведений искусства "Интерфаксу" рассказала Лидия Иовлева

Москва. 29 марта 2008. INTERFAX.RU - В Третьяковской галерее проведена проверка по фактам ошибочных заключений экспертов о подлинности произведений живописи.

Предыстория такова. При участии Россвязьохранкультуры изданы три каталога "Внимание: возможно подделка!". В них опубликованы картины преимущественно европейских художников, которые переделывались и выдавались мошенниками за произведения русских живописцев, а затем продавались на аукционах за баснословные суммы. Подделки проходили экспертизу, и многие из них были ошибочно названы подлинниками. Несколько десятков таких ошибочных заключений были сделаны экспертами Третьяковской галереи. Это и послужило поводом для внутренней проверки.

Первый заместитель гендиректора галереи Лидия Иовлева рассказала корреспонденту "Интерфакса" Юлии Чучаловой о результатах этой проверки и о проблемах, с которым сталкиваются эксперты.

Лидия Ивановна, расскажите, пожалуйста, что удалось выявить в ходе проверки?

Из более 560 работ, опубликованных в каталогах подделок, через нашу галерею проходило 210-215. Из них 116 получили отрицательный ответ наших экспертов. Это значит, что, когда нам приносят картину, которая подписана, условно говоря, русским художником Лагорио, по ней проводится экспертиза, и эксперты дают заключение, что авторство Лагорио не подтверждается. То есть мы не говорим "подделка", мы же не следователи.

А по 94 работам из этих 210-215, действительно, было ошибочно подтверждено авторство. Наши эксперты не разобрались. Но ведь из всех подделок, представленных в каталогах, наших ошибок меньше пятой части, а все остальное - это другие эксперты. Ошибались все. Потому что такой вид мошенничества является абсолютно новым явлением, и эксперты не сразу поняли и опознали его. И честь и хвала тем людям, которые составили эти каталоги и выявили новый вид мошенничества, который существует лет шесть-семь - с тех пор, как взлетели цены на русское искусство на крупных аукционах.

И все-таки почему были допущены эти почти сто ошибок? С какими трудностями сталкивается специалист при проведении экспертизы?

Допустим, эксперту приносят картину какого-нибудь датчанина, подписанную тем же Лагорио. И та и другая работы 1863 года. Тогда художники пользовались одними и теми же красками европейского производства. И никакой химик здесь ничего не докажет. Проводя экспертизу он скажет только, что использованные в работе красители или их составляющие были приняты в середине ХIХ века. Ведь речь идет главным образом о подделках картин ХIХ века.

ХVIII век очень трудно подделывать, так как в русском искусстве не было такой массовости и русские художники очень отличались от немецких или датских. А вот начиная с Чернецова, то есть ближе к середине и до 90-х годов ХIХ века, была общеевропейская типологическая живописная структура. Это не касается очень крупных художников, у каждого из них своя индивидуальность, и там уже другие принципы подделок и мошенничества. А вот художники второго ряда, и русские, и немецкие, и скандинавские были очень схожи. Умный мошенник это понял, так как он знает историю искусства.

В сообщениях по поводу этих каталогов, которые выходили на телевидении, радио, в газетах, есть какой-то перевод стрелок не на ту сторону. Ведь мошенники очень умны, их трудно поймать, они не оставляют следов на картине. Они понимают, что речь идет о больших деньгах. Например, если какой-нибудь скандинав стоил 50 тыс. евро, то переделанный в русского художника, он может быть продан за 250 тыс. А часто было так, что покупали за пять тысяч, а переделывали на 250 тыс. А виноватыми во всем оказываются эксперты! Будто они такие злодеи, вступают в тайный сговор, за деньги что-то делают и так далее. Это бред, эти деньги минимальны, они идут через бухгалтерию музея, с них платятся налоги.

Если эксперт, как и любой другой гражданин, преступил закон, он должен отвечать по закону. Но это требует доказательств, а не голословных утверждений. Ведь, слава Богу, у нас существует презумпция невиновности. Да, ошиблись, абсолютно все эксперты ошибались - всех институтов, музеев и других организаций, которые занимались этой экспертизой. Но эксперты заблуждались, они не знали этого явления и не сразу осознали его масштаб. Поэтому я приветствую издание каталогов, так как они вооружают людей.

После того как выявлены ошибки, будет ли Третьяковка принимать какие-то меры по отношению к экспертам?

Какие меры можно принимать по отношения к людям, которые из восьми тысяч экспертиз, проведенных за 5-6 лет в нашем отделе, сделали сотню ошибочных заключений? В отделе научной экспертизы главным образом работают технологи, физики, химики. Когда приносят какую-то работу, они приглашают опытных научных сотрудников из других отделов и вместе рассматривают, решают, сравнивают, смотрят и приходят к какому-то выводу. Но, к сожалению, не всегда к абсолютно правильному. Если даже наш бывший сотрудник господин Петров, который, похоже, первым открыл этот вид мошенничества, признается, что сделал 40 ошибок при экспертизах, которые проводил уже вне галереи, то на всю галерею, на два десятка экспертов, сто ошибок - это не так уж и много.

Мы надеемся, что пройдет "круглый стол", который мы организуем совместно с Русским музеем, где всерьез обсудим проблемы экспертизы, поднимем вопрос, почему возникла в России музейная экспертиза. А сейчас мы отменили всякую экспертизу для населения и, наверное, не будем больше этим заниматься.

Но ведь в 2006 году Роскультура запретила музеям проводить коммерческую экспертизу по запросам частных лиц. То есть Третьяковка уже около двух лет не занимается этой деятельностью?

Да, после того, как это было отражено в нашем уставе, мы не занимались собственно экспертизой, но давали консультации, потому что люди не знают, куда идти с картинами. Даже сейчас, когда отдел экспертиз закрыт, все равно звонят, сердятся, и мне приходится отвечать на эти звонки. Вот недавно были аттестованы какие-то эксперты, говорят, в том числе и наши сотрудники. Но списка этого нет, адресов нет, телефонов нет, а Третьяковскую галерею знают все. Некоторые говорят: пусть антиквары сами занимаются этим вопросом.

Мы, со своей стороны, только будем в этом заинтересованы - пусть антиквары сами берут на себя все экспертные проблемы. Но для этого они должны быть грамотными, а не просто богатыми.

Пусть работает тот институт независимых экспертов, который создан. Как он будет работать, мне абсолютно непонятно, и, по-моему, непонятно никому. Публику, которая приходит к нам, мы отсылаем в разные институты, которым разрешена эта деятельность, куда, кстати, будут приглашаться разные искусствоведы, в том числе и наши аттестованные сотрудники. Это ведь парадокс!

А чем тогда будут заниматься сотрудники закрытого отдела экспертиз?

Мы найдем занятие для наших экспертов, тем более, что для наших сотрудников экспертиза - это не единственный и даже не главный вид деятельности, у нас много других занятий. Например, нам надо исследовать собственные картины и создать банк данных по эталонным произведениям, то есть тем известным работам, в подлинности которых никто не сомневается. Для этого работы будут сфотографированы путем просвечивания в инфракрасных лучах, ультрафиолете, чтобы больше узнать о специфике манеры художника. Это позволит легче отличить подделку под него. Затем снимки будут сохранены в банке данных. Мы этим уже давно занимаемся, но сейчас будем делать более систематично.

Сейчас комиссия Россвязьохранкультуры проверяет всю документацию, она должна закончить в конце апреля, и потом мы будем составлять планы для наших работников, что и как делать с учетом надвигающегося периода отпусков.

Когда планируется завершить работу по формированию такого банка данных?

Завершить эту работу невозможно, она будет продолжаться всю жизнь, потому что произведений очень много. Мы просто будем постоянно и систематично ею заниматься. Скоро у нас будет выставки произведений Левитана и Коровина, и мы будем заниматься этими картинами.

 

Реабилитация подделки

Журнал «Власть» № 39 (842) от 05.10.2009

Оказалась, что картина "Сводня", приписываемая ван Меегерену, принадлежит кисти голландского художника XVII века Дирка ван Бабюрена"Сводню", ранее считавшуюся полотном великого изготовителя фальшивок XX века Ханса ван Меегерена, признали подлинником кисти голландца Дирка ван Бабюрена 1622 года. История ван Меегерена сама по себе парадоксальна: он подделывал полотна, чтобы отомстить миру за непризнание своих талантов художника, и прославился тем, что создал несколько поддельных Вермееров, которые европейские искусствоведы приняли за редчайшие образцы творчества классика. Один из поддельных Вермееров оказался в коллекции Германа Геринга. В 1945 году ван Меегерена за факт продажи полотна нацистам обвинили в коллаборационизме, и ему пришлось признаться в мошенничестве, чтобы сохранить свободу. В результате его подделки были изъяты из музейных собраний. "Сводня" хранилась на вилле ван Меегерена в Ницце и поэтому считалась его работой.

Однако на прошлой неделе лондонский Институт Курто впервые провел химическую экспертизу картины. Для искусственного состаривания картин ван Меегерен использовал химические вещества, появившиеся только в ХХ веке. Специалисты из Курто не обнаружили на "Сводне" следов этих веществ. Теперь картина признана оригиналом кисти Дирка ван Бабюрена, а в списке шедевров-подделок ван Меегерена стало на одно полотно меньше.

При подготовке использованы материалы из Интернета.

Ссылки по теме:


 
В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 17 января 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog