Секты Архив раздела "Секты"

Главная ] Вверх ]



Леди гуру Мценского уезда

Маргарита Кондратьева, Фото Сергея Тетерина, Версия, № 29 (153), 7-13 августа 2001

Секта свального греха поселилась в Орловской области

Фото Сергея Тетерина: Баба Саша с правнуком -- соседи сектантов

В деревне Петиновка Мценского района пять домов. Половина — заброшенных. Не уехала из деревни лишь столетняя баба Саша. К ней на лето приезжают правнуки из Москвы.

Проехать в Петиновку можно только в засушливое лето. Зимой и в межсезонье -- на автобусе до остановки «Кладбище», а затем — три километра через овраг пешком. Найти Петиновку нелегко. Мы искали два часа, плутали вокруг да около. Многие местные вообще не знают такой деревни, другие удивляются: «Что вы там забыли, там же полтора дома».

Пару лет назад в Петиновке появились странные новосёлы. Сколько их в деревне -- никто не знает. «То их двенадцать, то пятнадцать, приезжают, уезжают, а ещё и дети», — рассказывает местная жительница из соседней Рябиновки. «Городские, а не пьют», -- разводит руками её муж. «Работают, -- удивляются деревенские, — странные они какие-то».

Деревенских городские иногда приглашают в гости, поят травяным чаем, но о жизни своей особо не рассказывают. Живут своей общиной, замкнуто.

Нашему приезду в Петиновке рады не были. «Нам известность не нужна. Разговаривать мы с вами не будем», — две женщины средних лет Аня и Малина всем своим видом дают понять, что мы здесь нежеланные гости. Тем не менее усадили за стол, налили травяного чая. Осматриваемся вокруг. Странные контрасты. Покосившаяся развалюха, внутри — грубо сколоченная мебель. Тут же дорогущая швейцарская кастрюля «Цептер», чашки из шведского магазина «Икеа». Серпы, грабли, корзины — среди всего этого явно городские жители в шортах и пёстрых майках. Плохо отмытая посуда, плохо помытые люди, затхлость, бедность.

С поля возвращаются мужчины. Точнее -- юноши. Невысокие, невзрачные — на вид двадцать с небольшим каждому. Им пора обедать. Не обращая на нас внимания, Малина наливает им суп. Поясняет: «Из картошки, кабачка и ботвы». На второе снова суп. Тоже из овощей и травы. Больше ничего здесь не едят.

Детей, которых тут немало, не видно и не слышно. Им запретили выходить. В деревне чужие мы.

Баба Саша оказывается более гостеприимной, показывает дом, кур, скотину. Про городских мало чего может сказать: «Тихие они какие-то. А ведь молодые».

Обращённые и «спасённые»

"Городские" не случайно оказались в Петиновке. Все они в начале 90-х, по тогдашней моде, поступили учиться в неким Духовный колледж, который организовала преподаватель психологии пединститута Наталья Сугробова со товарищи.

Студентам предлагали весьма своеобразный набор дисциплин: карты Таро, магия, Рэйки, психология, родовспоможение и даже азы педиатрии. Абсурд, но тем не менее студентов, плативших за обучение этому букету наук хватало. Лицензии колледж, естественно, не имел. На всякий случай учебное заведение постоянно меняло названия и адреса: Политехнический музей, Музей народов Востока, а под конец обучение происходило прямо в квартире гуру Сугробовой. Правда, так её называть студентам не полагалось. Гуру носила соответствующее имя Айша.

Многие студенты, поняв, что их надули, бросали «учёбу». Такие Айше не были нужны. Не её контингент. Она искала слабых, психологически неустойчивых, обиженных жизнью, пострадавших от несчастной любви. Таким ученикам она предлагала психологическую помощь. После сеансов люди постепенно отдалялись от своих близких, теряли связь с реальным миром и всё свободное время проводили в обществе гуру Айши.

Наташе был 21 год, когда она попала в Духовный колледж. Она только что родила дочь Лизу. С мужем — на грани развода. Жизнь не удалась. Гуру Айша взяла Наташу под своё крыло.

Евгения была разведена. Потом потеряла работу. Осталась с сыном-школьником практически без средств к существованию. Евгению привела к Айше соседка.

В основном Айшу окружали женщины. Мужчины -- меньше, в основном совсем ещё молодые люди, неуверенные в себе, не пользовавшиеся успехом у противоположного пола. Айша сама подбирала им партнёрш. Не нравится -- поменяем. Женщин в колледже много, всем хватит.

«Мы решим любые проблемы», — обещала Айша обращённым.

Ф. пришёл в Духовный колледж сразу после института. Поучился год, разочаровался, бросил, но связь с Айшой поддерживал. Занимался бизнесом, работал в крупной сети магазинов, где был на хорошем счету. Ещё через год Ф. обратился к Айше как к психологу. После нескольких сеансов ему полегчало. «Приходи к нам, здесь у тебя не будет никаких проблем», -- предложила ему гуру. Вскоре она предложила ему подобрать духовную подругу жизни из числа своих последовательниц. Предложила на выбор пять женщин. Ф. понравилась Оксана Н. Но после единственной их встречи Ф. понял, что это не та женщина, которую он искал всю жизнь. Через некоторое время ему сообщили, что Оксана беременна. Ф. стал помогать Оксане и своему сыну деньгами. Давал он деньги и на нужды общины. К нему часто обращались с подобными просьбами, зная, что он состоятельный бизнесмен. Собирали на помощь другим членам общины, на строительство своего здания, ещё на что-то. Ф. даже не хочет считать, сколько денег он передал Айше.

В 1995 году Айша завела с ним серьезный разговор: «Мы покупаем дома в деревне. Ты тоже должен участвовать в этом. Твой взнос — тысяча долларов. Это дом для твоего сына». Ф. денег дал. Дали денег и другие последователи Айши. Многие продали ради этого квартиры в Москве. Так собирались поступить и Наташа, и Евгения. Родственники вмешались и не дали этого сделать, потому что иначе пострадали бы интересы детей. Зато бездетные последователи Айши благополучно расстались со своим московским жильём.

В 1996 году примерно двадцать человек во главе с Айшой переехали в деревню Александровну Орловской области. Там купили три дома. Тут Айша развернулась в полную силу.

Великая мать

"Детский дом".
 

Ф. описывает, как была устроена жизнь в деревне. Настоящий матриархат. Мужчины права голоса не имели. Всем командовали женщины во главе с Айшой, Великой матерью. Она решала, кому и с кем жить, с кем спать, разрешала все конфликты, разводила и женила своих последователей. В одном доме жили несколько пар, все спали в одной комнате: Айша учила людей не стесняться своих естественных потребностей. Ф. рассказывает, что были и опыты групповых занятий сексом. Детей поселили отдельно, ими занимались воспитатели, без всякого, естественно, педагогического образования. Родители могли общаться с детьми лишь с разрешения Айши, час-другой в день.

Увезённые в Александровку дети в школу не ходили. Занятия с ними проводили члены общины. Вместо русского языка и арифметики дети «открывали чакры», пели мантры, занимались магией, учились у-шу.

Ф. сначала лишь изредка приезжал в Александровку навещать сына. Он всё ещё продолжал работать. Но Айша, общаясь с Ф., внушала ему, что бизнес, торговля — это зло, цивилизация — тоже и надо возвращаться к земле. В конце концов Ф. бросил работу и приехал в деревню. За то, что долго сопротивлялся. Айша назначила ему наказание: жить в хозяйственном доме (сарае) и делать чёрную работу.

Питались члены общины исключительно вегетарианской пищей. Деньги Айша выдавала лишь на хлеб. Жили впроголодь: нельзя было есть масло, жир, мясо, сахар, чай, кофе, крупы. Детям не давали ни молока, ни яиц, ни сладостей, они были сильно истощены.

Кстати, самой Айше и нескольким её наиболее верным последовательницам можно было пить кофе и есть нормальные продукты, которые присылали родственники «обращённых», но доставались «деликатесы» лишь гуру.

Мылись только летом, в реке. Когда Ф. бывал наездами в Александровке, он иногда забирал сына в Москву. Там он отмывал ребенка от грязи, но откормить его за «родительские дни» так и не удавалось. Детей били -- таковы методы воспитания Айши. Дети вне зависимости от возраста работали, как и взрослые.

Когда «послушание» Ф. закончилось, Айша предложила ему на выбор сразу трёх женщин -- Риту Л. и двух своих дочерей, 12 и 15 лет. Айша поселила в деревне всех трёх своих дочерей, которых она ничем не выделяла среди прочих, и готова была их «спаривать», как выражается Ф., с кем угодно. Но Ф. нашёл в себе силы сбежать из Александровки и уехал в Москву.

Сейчас Ф. уверен в том, что его буквально зомбировали. После девятимесячного «послушания» он полтора года лечился у психотерапевта. Сразу после возвращения в Москву его неотвратимо тянуло обратно. Ф. не мог найти себе нормальную работу из-за того, что «в мозгу всё время вспыхивали установки Айши: «Вам не надо работать», «цивилизация — это зло», «надо жить в бедности». Лишь после длительного общения с психологом ему удалось вернуться в социум.

Сейчас Ф. вспоминает своё пребывание в Александровке как кошмарный сон: «Перед президентскими выборами Айша сказала нам, что если к власти придут коммунисты, то мы возьмём всех детей и утопим их в реке, потому что при коммунистах жизни не будет. Слушать радио, смотреть телевизор, читать газеты нам было нельзя. Она придумала какую-то нелепую религию, намешав в неё всего, что только можно — Рэйки, буддизм, толстовщина... Непонятно, как взрослые люди могут верить во всю эту мешанину».

Спасите детей!

Родственникам зомбированных удалось со скандалом вывезти из Александровки детей. Их вернули в школы. Но на лето они всё равно возвращаются к своим родителям в деревню, теперь уже в Петиновку. Туда после скандала перебралась Айша со своими последователями.

Как и в Александровке, дети живут в отдельном доме. Ими занимается, по словам Ф., психически неуравновешенная девушка Катя. Ф. оставил надежду вернуть сына. К тому же Оксана ему сказала, что это не его сын. Ф. поверил в это, потому что Айша практиковала «сеансы группового секса» среди своих последователей.

Когда мы приехали в Петиновку, детей спрятали в доме. Мы туда не зашли. Мы уважаем частную собственность. Эти дети, как нам рассказали в деревне, не похожи на обычных детей. Они тихие, вымуштрованные и очень истощённые. В воспитательных целях их бьют. Их бабушки, дедушки, отцы, тёти и дяди надеются спасти хотя бы детей.

В прокуратурах разного уровня родственникам сектантов отказывают в помощи. «А какое здесь преступление? У нас свобода совести», — отвечают им. Айша-Сугробова приносит справки, убедительно врёт, что живёт и работает в Москве. Загипнотизированные ею люди опровергают любое обвинение в адрес их Великой матери.

«Что будет с моей Лизой, — плачет её бабушка, — если Айша подкладывает собственных дочерей под мужчин».

Но у нас нет таких законов, которые позволили бы спасти детей от сектантов. Именно так стоит именовать общину, возглавляемую Великой матерью Айшой.

В Петиновке в каждом доме висит большой портрет Айши. Великая мать всё видит.


Назад Далее



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 11 марта 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog