Аферы Подделки КриминалСекты Вербовка в секты

Главная ] Вверх ] В секту через интернет ] «Расти и развиваться» ] [ Сглаз народа ] Как создать секту ] Второй вал сект ]




Этл регистрация вопрос ответ порядок регистрации и эксплуатации этл.

 

Сглаз народа

Денис ТЕРЕНТЬЕВ. Специально для «Совершенно секретно»
Совершенно секретно, № 09-2006

Тоталитарным сектам в России комфортно: люди охотно клюют на их «наживки», а власти нет дела до их экспериментов над человеческим сознанием

В 2004 году «Свидетели Иеговы» в судебном порядке были лишены регистрации в Москве. Их собрание в Крылатском в 2000 году

В 2004 году «Свидетели Иеговы» в судебном порядке были лишены регистрации в Москве. На фото: их собрание в Крылатском в 2000 году
PHOTOXPRESS

 

Петербурженка Татьяна Милина (фамилия изменена) уже семь лет пытается доказать в суде Московского района, что представители религиозной организации «Свидетели Иеговы» виновны в психическом заболевании ее дочери Людмилы. А вообще Милина борется за свою дочь с марта 1988 года, когда Люда, 24-летняя сотрудница закрытого оборонного предприятия, увлеклась православием и стала регулярно посещать Никольский собор. Именно там пожилая незнакомка поинтересовалась у нее, не хочет ли девушка отыскать свой путь к Господу, и предложила присоединиться к группе энтузиастов, изучающих Библию в квартире на Индустриальном проспекте.

– С того собрания Люда вернулась в одурманенном состоянии, – вспоминает Татьяна Милина. – Она рассказала, что вступила в международную организацию, насчитывающую пять миллионов человек, что на квартире они пили чай и молились Богу. Люда стала ходить туда почти каждый день, и эти сборища в корне изменили ее мировоззрение. Она уволилась с работы, объяснив это Божьим требованием, постепенно отошла от друзей, которых стала именовать «кругом сатаны».

В то время в России не было никакой информации о деструктивных культах. На волне входящей в моду религиозности любой зарубежный миссионер мог рассчитывать на внимание граждан. Для чтения проповедей не требовалось лицензий, ни одна правоохранительная структура не боролась с тоталитарными сектами.

– Только через полтора года, – продолжает Татьяна Александровна, – когда дочь стала приносить домой иеговистскую литературу, мы узнали, что она вовлечена в секту «Свидетели Иеговы». В ноябре 1989 года я обращалась в городскую прокуратуру, но оказалось, что иеговисты не нарушают ни одной статьи УК! Но еще раньше мы были вынуждены отправить Люду на обследование в клинику неврозов, где ей была присвоена вторая группа инвалидности по психиатрии.

Из-за активности ее матери лидеры секты объявили Людмилу грешницей. Чтобы «исправиться», она отнесла своим пастырям несколько дорогих вещей из дома: серьги с рубинами, перстень с александритом. Сняла с книжки свои сбережения. Кроме того, Людмила на несколько дней отказывалась от пищи, ночи напролет молилась Иегове, а вскоре исчезла из дома. Ей тогда было 27 лет, и это было ее шестое исчезновение за время общения со «свидетелями». Через несколько дней двое приятелей-иеговистов доставили ее в больницу на грани истощения и с сердечным приступом. Едва выписавшись, Люда вернулась в секту. Лишь через полгода, когда Татьяне Александровне удалось объявить дочь в розыск, а ее фото показывали по местному телеканалу, девушка возвратилась домой.

– Однажды старейшины секты велели Люде «вычистить квартиру», – говорит Татьяна Милина. – У нас дома хранились старинные альбомы по искусству, нотная библиотека начала века – дочь все вынесла. Я обратилась в милицию, но в возбуждении уголовного дела мне отказали.

Разочарование блаженного Иоанна

– Сегодня мы не можем эффективно бороться с тоталитарными сектами, – говорит сотрудник горпрокуратуры Петербурга. – Очень сложно доказать, что вовлечение человека в секту носило мошеннический характер, а целью было, например, завладение чужим имуществом. Внешне деятельность сект вполне законна: они распространяют религиозные учения, а их последователи добровольно жертвуют свои средства, усилия и время.

В Петербурге суд отменил регистрацию «Вузовской ассоциации по изучению принципа», из которой тут же возник «Альянс чистой любви». За обоими стоит международная секта мунитов, которая может называть себя как угодно. «Дианетика», «Сайентологическая церковь», «Нарконон», «Гуманитарный центр Хаббарда» – это все сайентологи. «Живая вера», «Живая вода», «Церковь «Новое поколение», «Церковь Бога», «Посольство Божье», «Слово жизни» – неопятидесятники. Нынешней зимой некая Ассоциация русских писателей-философов провела в Петербурге выставку, посвященную жизни и творчеству блаженного Иоанна. «Иоанн» оказался ныне здравствующим Вениамином Яковлевичем Береславским. Он основал секту «Богородичный центр», в России запрещенную, но существующую под другими названиями.

В стране наберется 60–80 крупных и тысячи региональных, городских и даже районных сект. Это не значит, что все они должны быть запрещены. Согласно определению религиоведа Дмитрия Фурмана, «секта – это вновь возникающая религия». Изначально «секта» была обычным безоценочным термином. Например, баптисты всегда считались «безопасной» сектой, которая много лет ведет богословский спор с Русской православной церковью.

Под тоталитарной сектой сегодня понимают авторитарную организацию, главный смысл существования которой – власть и деньги для лидеров, прикрывающихся масками религии, психологии, культурологии, педагогики, политики. К концу перестройки в СССР сложилась, вероятно, самая благодатная для сект почва. Всего 10 процентов граждан верили в Бога, тогда как в астрологию – 70. Неработающие законы, коррумпированная власть – неудивительно, что крупнейшие секты без труда обзавелись посредниками на самом верху. Борис Ельцин обнимался с Сон Мен Муном, секретарь Совбеза Олег Лобов зачем-то обеспечивал членам «Аум Синрике» возможность тренироваться на военном полигоне. Один премьер-министр помогал сайентологам в организации семинаров, другой проходил у них курс обучения. Секта «Брахма Кумарис» появилась в Петербурге с «легкой руки» одной из структур РАН. В девяностых годах шло завоевание сектами российского пространства – одни только «Свидетели Иеговы» обзавелись как минимум 100 тысячами сторонников по всей стране. «Свидетели» работали преимущественно с пожилыми людьми, «Церковь Христа» – с учащимися технических вузов, муниты – с идеалистически настроенными студентами-гуманитариями, сайентологи – с молодежью, ориентированной на карьерный рост, а «Брахма Кумарис» нацелилась на одиноких женщин.

К новому тысячелетию секты «вычерпали» те сегменты общества, на которые ориентировались. «С Петербурга спала благодать», – грустно констатировал Вениамин Береславский прекращение роста числа своих сторонников в 2001 году. И религиозные объединения стали решать новую задачу – закрепиться в обществе. Обзавестись недвижимостью, создать положительный имидж, припугнуть оппонентов. В большинстве регионов им это удается – в Петербурге, например, штаб-квартира «Свидетелей Иеговы» в элитном поселке Солнечное занимает несколько гектаров.

В шестимиллионном городе, где количество разных сектантов оценивается в 50–70 тысяч человек, проблемой занимается единственный сотрудник петербургского городского центра «Семья» Валерия Рычкова. Нет ни реабилитационных центров, ни консультаций.

– Сегодня секты выходят к обществу с идеями, полезность которых неоспорима, – рассказывает Валерия Александровна. – Например, муниты предлагают для преподавания в школах Петербурга свою программу «Нравственное воспитание», «Брахма Кумарис» – «Нет наркотикам». И это срабатывает: в ряде петербургских школ проводились занятия по мунитскому учебнику «Мой мир и я». Далее все идет по известной схеме: праздники, семинары для родителей и их вовлечение в деятельность секты.

И все же старые культы за 15–20 лет работы в России успели себя дискредитировать. Сегодня часть их потенциальных адептов отошла к так называемым «оккультистам» – «Радастее», «Стране Анура», секте Мирзакарима Норбекова. В моду вошли неоязычество, рерихианские направления, экстрасенсы, использующие чакры. Развиваются философско-медицинские концепции: учение профессора Калинаускаса, центр «Вита». У них нет всех признаков секты, но их деятельность часто влечет за собой отрыв их приверженцев от родных и друзей, изменение сознания. Существуют также секты, организованные в виде психологических курсов или семинаров (так называемые психокульты). Или коммерческие секты – многочисленные сетевые пирамиды.

 В поисках овцеподобных людей

Обман при вербовке – «фирменный знак» секты. Если человек добровольно хочет вступить в общество филателистов, он обладает информацией об этой организации и стремится заслужить право быть принятым в ее ряды. У сектантов другая задача – затащить человека в организацию прежде, чем он что-то про нее выяснит.

Сторонников ищут среди тех, кто не принадлежит ни к одной из церквей, но испытывает в этом внутреннюю потребность. Хорошо поддаются влиянию люди в состоянии стресса.

– Почти никто не приходит в секту сам, – говорит Валерия Рычкова. – И никто не скажет на улице: «Здравствуйте, я хочу пригласить вас в тоталитарную секту». Приглашают на бесплатные курсы английского языка, на тренинг уверенности в себе, на лекции о методике формирования коммерчески успешных идей или о философском наследии Блаватской. Молодежь заманивают на различные тусовки.

Во внутренней инструкции «Свидетелей Иеговы», именуемой «Введение, побуждающее жильцов квартир слушать», сказано: «Сознание того, что мы старательно ищем овцеподобных людей и заботимся о них, принесет нам удовлетворение». Все чаще «наживкой» становятся не духовные потребности людей, а их желание разбогатеть. Не случайно в России насчитывается около 300 тысяч членов неопятидесятнических сект – больше, чем сайентологов, кришнаитов, мунитов, «богородичников» и мормонов вместе взятых. Они придерживаются оккультной идеологии, имеющей мало общего с историческими пятидесятниками. Людям говорят, что настоящий христианин должен быть здоровым, богатым и счастливым, а если он не такой — значит, грехи имеет. Чтобы разбогатеть, нужно нести деньги в секту — и чем больше дадите, тем быстрее разбогатеете. Люди отдают последнее, но процветание приходит к немногим. Мало того, по статистике, у 93 процентов неопятидесятников со временем ухудшается психическое состояние, 25 процентов — совершают попытки самоубийства. Недавно на Погодинской улице в столице один неопятидесятник в состоянии нервного срыва зарезал свою мать и бабушку.

Вербовщиков обучают психологическим приемам – вроде принципа агрессивного маркетинга: «Торопитесь, на всех не хватит!» Задача одного приставалы – завлечь человека, другого – найти его слабые стороны, третьего – заманить на свою территорию.

– Использование «своей» территории – само по себе мощный прием, – говорит психолог Людмила Крапухина. – Практически любой человек, попав в чужую компанию, будет стараться не выделяться, подстроиться под общее настроение. В секте вам поначалу все рады. Но при этом вам не дают собраться с мыслями, с вами постоянно кто-то находится, чтобы незаметно направлять ваше поведение. А за переменой поведения последует и перемена мышления – это психологический закон. На эту удочку попадаются даже умные и образованные люди.

– Меня подвел интерес к древним знаниям и к оккультизму, – рассказывает девушка, попавшая в секту «Беловодье». – В Интернете на одном из сайтов обещали найти мою «половинку», с которой у меня существует духовная космическая связь. Я послала свои астрологические данные и фото – так познакомилась с Ботхи. Казалось, что виртуальный наставник – мудрый человек, достигший гармонии. Он не пил, не курил, развивал в себе магические способности, на любой вопрос у него был умный ответ. Когда я прилетела в Новосибирск, меня встретил парень лет тридцати. С Ботхи было очень интересно, но постоянно в разговоре он вставлял одни и те же фразы: «социум мешает людям реализоваться», «женщины, рожая детей, теряют себя», «все люди, не постигшие учения Ашрама, – это мыши», «нужно жить вне семьи». Через несколько дней я сама отдала Ботхи свой мобильник и отказалась общаться с родственниками.

 «Шлюхи Господа»

По различным оценкам, в России от 800 тысяч до 3 миллионов человек вовлечены в секты. И помощь попавшему в секту – в первую очередь дело семьи.

– Как вести себя с жертвой? Разговаривать, убеждать? Ни в коем случае, – говорит специалист по сектам Александр Дворкин. – Любой человек, попавший в секту, слышит, что ему страшно повезло, а все, кто говорит ему обратное, – враги. Поэтому если в первые три дня жертву перенастроить не удалось, то потом лучше вообще не говорить о секте. Это сродни первой любви, когда парень влюбился, а ему говорят, что девушка ему не подходит. Разве он будет слушать? С жертвой нужно говорить о хорошем. О счастливых моментах в жизни семьи, например. Рано или поздно у человека возникнут сомнения, ваша задача – не пропустить этот момент и предложить встречу со специалистом.

Прокуратура Выборгского района Петербурга на основании десятка заявлений потерпевших возбудила уголовное дело против общественной организации «Брахма Кумарис». Однако следствию не удалось доказать, что руководство секты виновато в смерти Василия Логинова, который ради новой веры бросил жену с двумя детьми и, работая на износ, добивался ранга «приближенного». Возвышения он так и не дождался: сердце не выдержало как раз после разговора с лидером секты.

Большая часть тоталитарных сект не держится дольше одного поколения. Около 70 процентов из них прекращают существование со смертью лидера. Но секта может погибнуть еще раньше, если она перестанет расти. Поскольку сами они ничего не производят, для роста необходимо все время брать что-то от общества. Коммерчески удачные секты начинают клонироваться. Чаще всего предприимчивый человек, побывав в секте, постигает механизм ее работы и начинает раскручивать свою проект – по образу и подобию.

Мало кто верит, что неквалифицированные полунищие зомби способны приносить сектам огромную прибыль. Самый распространенный способ их использования – торговля ширпотребом в поездах, на улицах, в офисах (в последнее время это осуществляется агрессивно, с угрозами наслать порчу на близких). Известно, что муниты в Японии таким образом зарабатывали несколько миллиардов иен ежемесячно. Попавших под власть сектантов людей можно заставить делать что угодно: попрошайничать, агитировать, копать землю, сидеть за компьютером, продавать наркотики. В секте «Семья», например, женщины должны были заниматься проституцией – гуру сказал, что они теперь «шлюхи Господа». 

Вечная жизнь и 12 000 рублей ежемесячно

В Мосгордуме готовится к рассмотрению новый законопроект о народном целительстве. По мнению его составителей, в столице орудует свыше 100 тысяч всевозможных ведьм, колдунов, «бабушек», предоставляющих медицинские услуги без лицензии. Депутаты предлагают запретить рекламу знахарей, обещающих приворот, снятие порчи или сглаза. Ведь далеко не всегда за этим стоят шарлатаны-одиночки – за многими из них выросли жесткие секты и даже политические партии.
Экстрасенс Григорий Грабовой
Экстрасенс Григорий Грабовой, задержанный в апреле этого года
PHOTOXPRESS
 

Григорий Грабовой, называвший себя «Иисусом Христом во втором пришествии», был задержан в ночь на 6 апреля 2006 года в столичной гостинице «Космос». Арест назревал: в конце марта прокуратура Центрального округа Москвы задержала одного из главных «экономистов» Грабового Андрея Калашникова, провела выемки финансовых документов «Фонда» и возбудила уголовное дело по факту мошенничества. Это был второй заход прокуратуры – первый экстрасенсу удалось отбить.

Осенью 2005 года столичный журналист Владимир Ворсобин заплатил Грабовому за воскрешение своего сводного брата по фотографии. Вскоре экстрасенс сообщил Ворсобину, что брат его ожил и бродит по миру неузнанный. А чтобы узнать брата, журналист должен приобщаться к учению Грабового сам и распространять его среди людей. Кудесник не знал, что сводного брата у Ворсобина никогда не было, а фотография представляет собой фотоколлаж. Но тогда прокуратура отказала Ворсобину в возбуждении уголовного дела. По словам журналиста, ему намекнули, что у Грабового есть высокие покровители.

У сотрудников правоохранительных органов не раз появлялись претензии к Григорию Грабовому, но все они до последнего времени приносили неприятности самим блюстителям. В 2003 году один следователь Таганской прокуратуры пытался «раскрутить» уголовное дело о создании организованного преступного сообщества. В итоге следователя перевели на другую работу, а его главный заявитель сам оказался в роли обвиняемого. Развалилось и «дело Грабового», возбужденное Басманной прокуратурой весной 2005 года. Его инициаторы «получили по шапке» от начальства. В Москве один из ближайших соратников Грабового фигурировал в деле о бесследном исчезновении женщины с крупной суммой денег, в Петербурге члены секты оказались замешанными в убийстве четырех человек.

– Грабовой эксплуатировал душевное состояние людей, потерявших близких, – говорит прокурор Центрального округа Москвы Игорь Павлов. – К нам обращались потерпевшие из многих регионов, в том числе из Беслана. Но мошенничество всегда тяжело доказать, когда люди сами несут аферисту деньги.

Люди Грабового предложили жителям Беслана помощь в воскрешении погибших в сентябре 2004 года. Осенью прошлого года президент Путин принял в Кремле участниц комитета «Матери Беслана». А спустя час они сидели в офисе «Фонда Григория Грабового» близ Охотного Ряда.

– Этот человек не обещал нам никаких чудес и не брал с нас денег, – говорила сразу после ареста Грабового глава «Матерей Беслана» Сусанна Дудиева. – Он просто помог, когда нам было тяжелее всего – в первые три месяца после трагедии. Я потрясена тем, что его арестовали якобы за мошенническую деятельность в Беслане. Мы уже написали несколько жалоб в Генпрокуратуру и будем всеми путями добиваться его освобождения.

Но многие матери Беслана сочли разговоры о воскрешении святотатством. Они требовали от Генпрокуратуры проверить законность деятельности «целителей».

– Грабовой – мошенник, наживающийся на чужом горе, – утверждала одна из них, Элла Кесаева. – Дать надежду женщинам, которые неделями буквально живут на могилах своих детей, несложно. Есть люди, с которых эмиссары Грабового получали по 39 тысяч рублей за каждого «воскрешенного». Они рассказывали, что воскресили таким образом моряков «Курска» и жертв «Норд-Оста». Представьте себе состояние матерей на грани помешательства, которые платят деньги, ждут, надеются. А потом слышат, что дети воскресли. Но чтобы с ними встретиться, нужно распространять учение Грабового...

Сам Грабовой любил рассказать журналистам, что президент Путин одобрил его прибор, гасящий землетрясения. Что его регулярно приглашают проверять техническое состояние самолетов мировых лидеров. Что он предотвратил несколько самовзлетов российских ядерных ракет в сторону США. В одном из интервью он ответил на вопрос, почему же он допустил теракт в Беслане: «В это время как раз с орбиты сошли два спутника, и если бы они упали на землю, то аккурат на военную базу с ядерным оружием. И был бы ядерный взрыв. И вот я два дня не сплю, удерживаю эти спутники, а тут еще и Беслан».

Говорят, что, распространяя небылицы о себе, Грабовой перегнул палку и, как любил повторять гоголевский Городничий, стал брать не по чину. Заявил, например, о своем желании побороться в 2008 году за президентское кресло, пообещав в случае победы вечную жизнь и 12 тысяч рублей ежемесячно каждому россиянину. Но неужели для того, чтобы подобного рода деятельность была признана опасной для общества, необходимо, чтобы шарлатан обнаружил президентские амбиции?

О Грабовом также см. Пока Грабовой сидит, его пирамида зарабатывает миллионы


Назад Далее


 


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 06 ноября 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog