Дайджесты КримДайджест Архив "КримДайджеста"

Номер 44, 7 - 13 ноября 2000


"Мы начинаем задевать неприкасаемых"

Первый заместитель министра внутренних дел Владимир Козлов ответил на вопросы главного редактора "МН" Виктора ЛОШАКА

Генерал Козлов нашел время для нашей встречи не сразу. Кроме понятной загруженности у его цейтнота есть еще одна объяснимая причина - в МВД готовятся реорганизовать антикриминальный блок, которым руководит Владимир Иванович. Как это будет называться -- "комитет", "главк", -- не суть важно, важнее другое: борцов с оргпреступностью хотят усилить, объединив несколько оперативных главков министерства. Это будет федеральная структура. Планируют, что она не станет подчиняться ни одному местному или региональному органу власти - успех идеи невозможен без иммунитета.

Владимир Козлов

-- Давайте начнем с самого горячего - губернаторских выборов и того опыта, которым располагает МВД в борьбе против проникновения во власть криминальных лидеров, преступников.

 - Недавно на выборах в Госдуму мы провели колоссальную работу в этом направлении. В Екатеринбурге небезызвестный Хабаров рвался в депутаты. И альтернативы ему реальной не было. Но и мы прекрасно знали, что допустить Хабарова в Госдуму нельзя. Хабаров - это один из организаторов так называемого преступного сообщества "Уралмаш". А сейчас именно он контролирует некоторые экономические объекты на Урале. Такой человек во власти - этого нельзя было допустить. Что мы сделали? Был начальник УВД в Екатеринбурге - Овчинников, уважаемый человек, очень серьезный, преданный милиции. Буквально накануне дня прекращения регистрации мы решили Овчинникова запустить в противовес Хабарову. И мы выиграли эти выборы. Мы Хабарова обыграли.

- Это какая-то совершенно новая форма борьбы.

- Это одна из форм, естественно. А другая - в комиссии при Центризбиркоме обязательно присутствуют наши сотрудники. Занимаются тем, что связано с укрытием недвижимости, автотранспорта, тем, что не внесено в предварительную информацию кандидатов. Часто, скажем, собственность переводят на своих родственников.

- Вы упомянули Овчинникова и ситуацию с Хабаровым. Меня же на днях поразило то, что ваш бывший коллега по министерству генерал Петр Латышев - ныне представитель президента на Урале - назвал именно Екатеринбург, а не Питер криминальной столицей России. По сорок убитых за уикенд - это в области нормальная цифра.

- Почему именно Екатеринбург? Почему именно Москва потрясала своими заказными убийствами? Почему именно Питер? Естественно, передел собственности. Убийство заказное из ничего не рождается. Наш бизнес, он ведется без всяких рамок, некорректен. Персонажи - это раз. И во-вторых, причины, из-за чего все происходит. Часто оказывается: жертва могла обмануть, пообещать, взять кредиты и не вернуть...

- Неужели эти жуткие цифры - производная культуры бизнеса?

- Я могу привести просто сотни примеров, когда руководителя предприятия, даже госпредприятия, "заказывает" его заместитель. Когда мужа заказывает жена. Человеческая жизнь сегодня ничего не стоит. У нас нет каких-то серьезных рамок порядочности. Я давно уже работаю в органах внутренних дел, но меня некоторые случаи просто ошарашивают. Когда пятилетние - шестилетние дети могут забить мужика на улице... В Рязани - последний случай, когда наш УБОП задерживает группу, в которой бабушка, дядя и тетя продают своего племянника и, естественно, внука за рубеж для трансплантации, чтоб у него органы изъять. Что происходит?! И ситуация-то в том, что приходится милиции в итоге отвечать за промахи всех практически: и семьи, и школы, и других министерств... Мне кажется, сейчас настала пора всем отвечать за свои ошибки. Пока нас не задевает та или иная ситуация, мы не можем адекватно реагировать. А когда начнет задевать, тогда мы начинаем вопить и кричать: "Милиция!"

- Пугая обывателя, разные специалисты, в том числе и иностранные эксперты, называют разные, но всегда большие цифры криминализации нашей экономики. Говорят о 70-80 процентах....

- Мы склонны считать, что криминализовано 30 - 40 процентов российской экономики. Это именно та ее часть, куда попали деньги преступных сообществ. Можно много говорить о механизмах, но прежде всего стоит вспомнить, что все мы в свое время очень сильно упустили момент приватизации. Криминальные группировки буквально разрывают государственную собственность. Обычно происходит все так: созданное на базе предприятия акционерное общество раскалывают на несколько более мелких АО, вплоть до цехов, остающихся пока под единым руководством правления акционерного общества с участием государства. Происходит рассредоточение и раздробление доли государственного участия в управлении и производстве. Затем следует объединение в более крупные акционерные общества, управляемые уже разными руководителями, после чего все АО объединяются в холдинговую компанию с участием иностранного капитала под управлением совета директоров, но уже без участия государства в принятии решений. Чаще всего большая часть акций в этом случае принадлежит лидеру организованной преступной структуры или его представителю. Сейчас модно: кто-то из головки этого преступного сообщества находится на Западе, открывает там офшорные компании, а потом это называется "западные инвестиции". Это, конечно, огромная опасность для государства: экономическое влияние переходит в политическое.

- Известно, что для всего мира переток грязных денег - колоссальная проблема. Но для России, как вы и сами говорите, это уже политический вопрос.

- У нас создан Межведомственный центр по легализации доходов, полученных незаконным путем, - МВЦ при МВД России. Сотрудники ФСБ, налоговой полиции, валютно-экспортного контроля, Минфина, даже Центробанк там представлен. Все те, кто заинтересован, чтобы ни сюда, ни отсюда незаконно не уходили деньги. Проводится проверка валютных операций свыше 500 резидентов на определение законности открытий ими счетов и источников средств приобретения имущества за рубежом. То есть у нас работа там и здесь. Отрабатывается 2500 субъектов внешней экономической деятельности. Если сделка нам кажется нереальной, находится под подозрением, естественно, мы начинаем углубленно ею заниматься.

Понятно, что вести всю эту работу без взаимодействия с коллегами из-за рубежа невозможно. Буквально последние полтора года наладились очень серьезные отношения с коллегами, во-первых, из стран СНГ. Во-вторых, с нашими западными партнерами. Вплоть до того, что мы решаем некоторые вопросы просто по звонку, без бумаг. Расширяется сеть представителей МВД в западных странах. Но некоторым выгодно завышать роль русской преступности, потому что есть подразделения по "российской организованной преступности", сейчас термин изменен на "русскоязычная преступность". Их нужно финансировать, и в собственных интересах они нередко сгущают краски: "Русские - это крах нашей экономики". Все проще, просто так работают конкуренты и наши, и зарубежные. И это также попытки не допустить нормальных, серьезных инвесторов на наш рынок - вот и все.

- А ваши иностранные коллеги не потеряли кураж после того, что несколько серьезных дел против "русской мафии" в их судах просто провалились?

- Я не знаю, как они к этому относятся, я считаю, что они сработали в этих случаях просто неграмотно. Более того, что касается Михайлова, я могу сказать, что он официально сейчас заявляет: меня проверили все спецслужбы, мои денежные средства легализованы.

- Провалом судебного процесса в Швейцарии они его легализовали?

- Вот он и говорит: ко мне вопросов нет со стороны финансовых органов зарубежных стран, я официальный миллионер, я могу сейчас эти средства на что угодно тратить, могу покупать недвижимость и т.д. Решили провести дело "на хапок" и провалили всю работу.

- Наверное, персонаж лидера преступного мира очень изменился?

- Да он пройдет рядом с вами по улице, и вы его никогда не узнаете! Шикарный костюм, белая рубашка - бизнесмен. Этот человек уже конкретной преступной деятельностью не занимается. Он легализовал свои незаконно нажитые капиталы и ими работает. Если у него хватает мозгов, значит, своей головой или нанимает людей.

- Американский процесс: в первом поколении бандит, во втором образованный бизнесмен.

- Все повторяется. Мы никуда от этого, к сожалению, не уйдем. Но ситуация здесь в другом: мы неадекватно понимаем то, что сейчас происходит. Потому что мы опаздываем в законодательстве, мы опаздываем по предотвращению вывоза, мы не пользуемся в полной мере опытом зарубежных стран. Мы повторяем, к сожалению, прежде всего их ошибки.

- А не повторяем ли мы и другой американский опыт - самоорганизацию полицейских? Когда изощренная преступность обгоняет закон, а суды и следствие коррумпированы, у полиции появляется искус - карать своими силами.

- Я могу привести один-единственный пример, из которого сделали шоу: это Смоленск, начальник УБОПа Ломтиков. Он полтора года уже находится под следствием. Неоднократно по телевидению показывали и в прессе писали о так называемой "Белой стреле". Версия: создали группу из сотрудников правоохранительных органов и отстреливали смоленских бандитов. Я могу сказать, что это просто ересь. Это домыслы тех, кто "заказал" сотрудника правоохранительных органов. Фамилии-то известны, проплачены были деньги. Просто арестовали людей, которые ни за что сейчас находятся в тюрьме.

- Но, наверное, были факты?

- Да, факты есть, но показания давали преступники. Свидетелями выступали бандиты, которых, к сожалению, сейчас уже многих нет: одни между собой перестрелялись, другие сейчас сами сидят. А конкретное лицо известно - это господин Петросян, на которого было возбуждено 8 уголовных дел: за незаконное ношение оружия, вымогательство и другие преступления. Так вот он сейчас находится благополучно на свободе.

- Его нельзя арестовать?

- Он арестован в последний раз за вымогательство. Но опять отпустили. (Подробнее см. "Среди цветов и ягодок...")

- Как человек, курирующий всю борьбу с оргпреступностью, вы не можете контролировать даже все громкие дела в стране. Каким расследованиям вы отдаете приоритет?

- Это те мероприятия, которые мы проводим с другими ведомствами, с коллегами из стран СНГ: операции "Граница", "Канал", "Караван авто", "Вихрь", "Антитеррор". Это все, что связано с Чечней: прежде всего освобождение заложников. За год мы около 500 человек освободили из плена, в том числе и детей. И самое основное, безусловно, это работа по преступлениям, которые имели широкий общественный резонанс.

- По поводу последних я не ошибусь, если скажу, что всех продолжает интересовать расследование вокруг терактов, в том числе на Пушкинской площади столицы; аресты олимпийского чемпиона Тихонова, предпринимателя Быкова.

- По Пушкинской площади мы продвинулись очень здорово вперед - не буду конкретизировать, что там сейчас происходит, но думаю, это преступление будет раскрыто. Теракты в Пятигорске и Невинномысске - можем считать, что они раскрыты. За взрыв в Пятигорске исполнитель получил 5 тысяч рублей. Человек пошел на взрыв вокзала с людьми за 5 тысяч рублей! Не чеченец. У них методы такие. Они же сейчас кричат: "Это не наш след, не чеченский. Разве чеченцы были задержаны?" Они ведут себя четко: через посредника выходят на человека, дают задание, подвозят, все остальное обеспечивают, но сами-то не светятся. Но мы-то знаем, что заказ оттуда, связь-то все равно прослеживается.

По делу Тихонова работают Западносибирский РУБОП, ФСБ и Генеральная прокуратура. Я вас уверяю, ни Генеральная прокуратура, ни суд, куда обращались неоднократно адвокаты Тихонова, не пошли бы против того, чтобы прекратить уголовное дело, если бы факты не были столь конкретны. Просто так человеку предъявить обвинение и тем более по такой серьезной статье, как подготовка покушения на губернатора? Наверное, все не так просто. Всех считать идиотами, как считает Тихонов, не имеет смысла. Я хотел бы сказать о другом: о некорректности отношений именно к тем, кто ведет следствие. Уже говорилось об аресте нами первого вице-губернатора Смоленской области Бобышкина, подозреваемого в заказах убийств. На причастность к ним мы его сейчас и проверяем. Ситуация с Тихоновым. Еще несколько у нас было ситуаций, где у нас фигурируют люди определенного уровня. Можно просто сейчас пофантазировать: что бы было, если бы вовремя не получили эту информацию и не сработали на предотвращение этого преступления? Гибнет губернатор (в случае с Тихоновым) - что происходит? Вы представляете общественный резонанс? Посмотрите, что случилось, - милиция не работает. Теперь же пошла другая волна: мы предотвратили преступление, значит, Тихонова оболгали...

Или история с Быковым. Первый раз привлечь его к ответственности не получилось. Во второй раз мы провели серьезные мероприятия с ФСБ - я считаю, одно из лучших мероприятий, классических. И что? Теперь нас обвиняют в прессе, что мы работаем на чей-то заказ, чтобы разобраться с акциями КрАЗа. Мы-то видим: идет проплата, включаются деньги.

Я понимаю, мы начинаем задевать некоторых неприкасаемых, и не только в регионах. Поэтому, естественно, ответная реакция. Именно поэтому мы не собираемся извиняться или оправдываться. Мы работали, работаем и будем работать. Единственная просьба: не мешайте!


В начало страницы


Для вас в нашей компании отметить юбилей кафе без дополнительной оплаты.

При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 30 мая 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog