Дайджесты КримДайджест Архив "КримДайджеста"

Главная ] Вверх ]



Культурно-исправительное учреждение

Бутырская тюрьма может перестать быть тюрьмой. Вероятно, в ее стенах откроется новый музей.

Бутырская тюрьма
Фото AP © 2001 Associated Press
 

Недавняя история с побегом из Бутырки трех смертников неожиданно получила продолжение. В самое ближайшее время депутаты Госдумы намерены передать Путину письмо с требованием закрыть Бутырскую тюрьму. Инициатива эта принадлежит недавно созданному движению "Свободная Москва», члены которого и занимаются сбором подписей в поддержку идеи среди живущих вокруг Бутырки москвичей.

Справедливости ради надо заметить, что жители соседствующих со знаменитой тюрьмой домов просили закрыть изолятор ещё задолго до побега трех заключенных. Недовольны они в основном тем, что не могут продать свои квартиры: близость СИЗО сбивает цену. А продать многие не против: соседство причиняет массу неудобств. Вид из окна - зарешеченные окна, во дворе - неистребимый запах казённых шей, вдоль подъездов - очередь родственников к справочному бюро следственного изолятора. Во времена громких казахских, кишинёвских или узбекских дел конца 80-х пёстрая толпа посетителей кричала в зарешеченные окна сначала по-молдавски, потом по-узбекски... Тут же. во дворах, многие ночевали, прикорнув на скамейке (а кто побогаче - в машине). Правда, после нескольких угонов автомашин жильцы домов по Бутырской улице потребовали оградить двор от входа в справочное бюро СИЗО. Теперь родные подследственных толпятся на Новослободской улице.

После истории с побегом жалобы москвичей неожиданно вылились в целую кампанию по закрытию тюрьмы, которую инициировало движение "Свободная Москва" (в него вошли группа депутатов Госдумы РФ СПС, Аркадий Мурашов, писатели Мария Арбатова и Александр Шаталов, а также известный российский эколог Алексей Яблоков). По мнению депутатов, заключённых из Бутырки вполне можно было бы переместить в заново открывающийся СИЗО на Вилюйской улице, где условия содержания куда лучше. А в Бутырке пусть будет музей российской тюрьмы.

Впрочем, коль скоро мы заговорили об истории, заметим, что долгое время на Руси тюрем не было вовсе. В качестве наказания за преступление практиковались сажание на кол, отрубание головы, битьё батогами и кнутами, вырывание ноздрей, утопление, сожжение, закапывание в яму — всё что угодно, кроме длительной неволи. Суды совершались скоро, без волокиты, и долго держать преступника за решёткой нужды не было -- его просто связывали и сажали на ночь в погреб, подклеть или баню.

Мало того, часто не требовалось и этого. Ведь пострадавший имел право разобраться с обидчиком на месте, не обращаясь к властям ("Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить как собаку". - «Русская правда". XI век). Преступления, совершённые при смягчающих обстоятельствах (в пьяном виде, например), вовсе не подлежали наказанию. Известна, скажем, история о некоем Гаркуше, забившем приятеля медным ковшом и оправданного на следующий день, поскольку происшествие было "на пиру явлено". Отягчающим вину обстоятельством пьянство стало признаваться лишь в начале XVIII века.

Лишь в 1649 году, при Алексее Михайловиче тюрьма начинает применяться как мера наказания. В Москве организуется бражная тюрьма (своеобразный прообраз вытрезвителя и ЛТП), где отсыпались собранные но улицам пропойцы. За более серьёзные преступления сидят в монастырях и подвалах. Позже для этих целей начинают строить специальные тюрьмы — земляные (глубокая яма, забранная решёткой) или же деревянные, а потом — и каменные.

Сидеть в тюрьме или СИЗО того времени — не мёды распивать. По величайшему указанию при расследованиях повсеместно применяются пытки -- дыба, клещи... «Подходы к телу» повторяются до трёх раз. Не сознавшийся в содеянном даже после этого признаётся невиновным и может быть свободен. Виновные, приговорённые к заключению, остаются в тюрьме, где сидельцы помещаются все вместе, без различия пола и сословия. «...Ворам и разбойникам чинятся теснота и голод, и от тесноты и от духу помирают...» (цитата из Царской грамоты середины XVII века).

Довольствия для заключенных не предусмотрено, из государственной казны деньги на содержание арестантов начнут выделять лишь с 1785 года, уже при Екатерине II. В отчётах же более раннего времени в порядке вещей было записать: «Охримка Рваный с приключившейся ему от голода пухлости умре". Дабы «не умре все сидельцы», в тюрьмах существовало нечто похожее на нынешний общак -- каждый вновь прибывший обязан был внести «влазную деньгу». Впрочем, кормить всё заведение с общака возможным не представлялось. И заключённые просили милостыню, для чего их ежедневно организованно выводили на улицы под присмотром конвойных. Как написано в одной из хроник того времени, «...стоя скованными на Красной площади и по другим знатным улицам, необычайно с криком поючи, милостыни просят, також ходят по рядам и по всей Москве". Зрелище, надо полагать, душераздирающее, особенно с учётом того, что в тюрьмах не было бань и парикмахерских и ходили арестанты «оброслыми головами и волосы распускав но глазам».

Впрочем, крики и «оброслые» головы окупались: москвичи щедро подавали несчастным. К примеру, за год для одной из московских тюрем, где содержалось 350 человек, было получено полторы тысячи пудов хлеба, четыреста пудов мяса, пятьдесят пудов рыбы, без счёту яиц и калачей да плюс к тому пять тысяч рублей денег (которые шли преимущественно на покупку водки у надзирателей).

Постепенно дела налаживались. К концу XIX века в России насчитывалось 895 тюрем. По данным на 1 января 1900 года, в них содержалось 90 141 человек, и все — на казенном пайке (для сравнения: сегодня в России только в СИЗО сидят 280 тысяч человек и ещё более 1 миллиона — в тюрьмах и на зонах.) Условия содержания теперь регламентировались XIV томом Свода законов, где по пунктам был расписан весь внутренний тюремный распорядок. Впрочем, к реальной жизни этот регламент не имел ни малейшего отношения, она шла своим чередом. В шесть утра -- подъём, камеры отпираются. Хочешь — вставай, нет — спи до вечера. Вопреки предписаниям никакой молитвы. Никаких нарядов на работу — трудись, когда желаешь, на своё усмотрение. В 11 часов - обед: заключённые берут бачки, деревянные кадушки с обручами и идут на кухню за похлёбкой, которой выдаётся сколько душе угодно. В два пополудни -- чай. В пять вечера -- ужин, в шесть -- поверка. Всё, камеры запираются.

Как пишут авторы "Тюремной энциклопедии", двор исправительного заведения XIX века напоминал скорее рынок: повсюду шныряли торговцы разным барахлом. Продают махорку на закрутку, рубашку без рукавов, кишку под водку и т. д. Тут же сражаются любители орлянки, играют в чехарду, показывают фокусы: Внутри острога шум и галдёж. Народ болтается по коридорам, толпится в больничном покое, сидит на майдане, близ кухни и квасной, где можно прикупить калачи, водку и карты. Майдан -- это ещё и кабак, и клуб по интересам, и игорный дом. Рядом -- своего рода трактир, где арестанты за четыре копейки могли сколько угодно наливаться и обсуждать последние криминальные новости из самых удалённых острогов. Наиважнейшие из них поступали из московских Бутырок.

Здание Бутырского тюремного замка, как тогда именовалась тюрьма, было построено в конце XVIII века знаменитым архитектором Матвеем Казаковым. Квадрат стены с башнями по углам, внутри -- отдельно стоящие корпуса и церковь Благовещения. Во времена Петра I в башнях сидели мятежные стрельцы, а при Екатерине II, когда казармы были окончательно переоборудованы под тюрьму, -- бунтовщики во главе с самим Емелькой Пугачёвым.

Сейчас это самая крупная тюрьма Москвы. Её комплекс насчитывает около двух десятков 3-этажных корпусов. Здесь отметились самые знаменитые люди всех времен - кто в качестве заключённого, кто - посетителем. В местном музее — фотографии «звёзд", сделанные ими памятные записи.

Здесь в 1908 году выступал всемирно известный иллюзионист Гарри Гудини, на долгие годы ставший кумиром заключённых. В то время практиковалась перевозка особо опасных преступников из Бутырки на каторгу в ящиках — очень прочных, с цельнометаллической крышкой, сработанных в человеческий рост. В тюрьме ящик закрывали на замок, в Сибири - открывали. Сбежать невозможно. Однако... Гудини нарядили в цепи и кандалы, заперли в ящике, придвинули крышкой к стене, и — подумать только! - через 28 минут иллюзионист был уже на свободе. В тюремном музее имеется примерная схема избавления Гудини - сложная и непонятная.

Здесь бывал Лев Толстой - во время работы над романом «Воскресение». Здесь выступал с концертом Шаляпин, любивший в своё время навещать друзей-художников, проживавших неподалёку от Бутырки, на Новослободской улице. Престижным этот район никогда не считался (утешьтесь по поводу дешевизны своих квартир, возмущённые соседством тюрьмы москвичи!), ввиду чего в окрестностях тюрьмы обильно селились небогатые художники. Именно там Суриков писал «Боярыню Морозову», именно здесь жили Коровин, Серов и Врубель.

Впрочем, местные сидельцы были людьми ничуть не менее знаменитыми, чем посетители. Здесь в разное время отметились Бауман, Ленгник, Стасова, Владимир Маяковский. Нестор Махно и даже сам Феликс Дзержинский, портрет которого, по преданию, написанный зэком жжённым каблуком на простыне, до сих нор висит в кабинете начальника СИЗО № 2.

В сталинские времена здесь перебывали тысячи врагов народа, в хрущёвские и брежневские - десятки диссидентов. И, уж конечно, никаких тебе концертов и представлений. Потом в Бутырке наступила оттепель. Начальником тюрьмы тогда был товарищ Орешкин.

Он пользовался уважением подследственных, поддерживал тёплые отношения с тогдашним теневым начальником тюрьмы - зэком Малышевым, не раз обсуждая с ним хозяйственные вопросы. Орешкин, бывший студент консерватории по классу гобоя, помог в начале 90-х «разморозить" Бутырку и организовать здесь выставку художников-концептуалистов. Именно он открыл доступ в тюрьму журналистам, иностранцам и потокам гуманитарной помощи. При Орешкине всем было счастье.

Идиллия закончилась в мае 1994 года, после знаменитого «бутырского банкета». Несколько авторитетных людей, бывших заключённых во главе с самим Сибиряком (Сергеем Липчанским), решили навестить товарищей: гостинчик передать, посидеть, поговорить. Не желая толкаться в тесном помещении в часы для свиданий, уважаемые люди договорились с тюремной администрацией о том, что зайдут 20-го вечерком. О чём некто заботливый и сообщил в РУОП. Борцы с оргпреступностъю сначала даже поверить в такое не могли. Однако информация подтвердилась.

Что делать? Пришлось брать. Операция была суперсекретной, участвовавшие в ней спецы из "Альфы" и СОБРа узнали, в чем дело, лишь в самый последний момент. Ситуация складывалась щекотливая: администрации СИЗО не сообщишь, что вот, мол, идём вас арестовывать. А врываться на территорию тюрьмы без предупреждения, значит угодить под пули охранников. В итоге решили ворваться со стороны «коридора», используя архитектурные особенности Бутырки. Вместо табельного оружия договорились использовать нервно-паралитический газ, электрические разрядники.

К слову, женщины, о которых тогда писали все газеты, братков не обслуживали. Просто к одному из арестованных пришла жена, ну, они и уединились. А в это время спецы уже клали лицом на пол ночное начальство Бутырки. Затем взяли и братков. Всего 34 задержанных. 7 уголовных дел — жуткий скандал. Двое сотрудников тюрьмы получили по году, многих уволили по собственному желанию или отправили на пенсию. Орешкин, разумеется, тоже полетел. И начался в Бутырке «мёртвый сезон»: если до сей поры надзиратели за полгода новые «Жигули» покупали, то после банкета чуть ли не год никто ничего не брал.

Наиболее знаменательным событием последнего времени, связанным с Бутыркой, безусловно, можно считать короткую отсидку Гусинского. Ему предоставили самое блатное место - койка на первом ярусе у окна, а сокамерники избрали Владимира Александровича «старшим по помещению». Пресса с пеной у рта смаковала подробности: ах, Гусинскому, видите ли, привезли телевизор!

Между тем телевизоры сегодня имеются в каждой бутырской камере. Есть отрядные видаки, полностью заменившие когдатошние киносеансы, а в кинобудке теперь воцарился единственный на всю тюрьму компьютер. Помимо этого, из культурно-досугового ассортимента наличествует библиотека с большим выбором фантастики, триллеров и классики. Классику особенно уважает нынешний начальник СИЗО Рафик Ибрагимов: он полагает, что триллеры развивают в людях тягу к насилию.

Чем ещё заняты заключённые в свободное время? Они рукодельничают. Из электробритв мастерят аппараты для татуажа. Из кружек и консерв-ных банок - ножи. Недавно в одной из камер был изъят самодельный пистолет модели «Брат-2» (стреляет железкой за счет того, что в ствол набивают серу от спичек). Зэки режутся в домино, шахматы и нарды. А ещё - в карты, несмотря на то, что игра эта запрещена, потому как считается азартной. Строго говоря, карты в русской тюрьме были запрещены всегда. Пик борьбы с ними пришёлся на 50-е годы. Тогда появились небывалые, невиданные ставки. У кого не было денег, ставили на кон пальцы (в случае проигрыша приходилось резать самостоятельно). Вскоре администрация стала рассматривать нанесение себе телесных повреждений как контрреволюционный саботаж и дезертирство с трудового фронта. Виновных ожидал расстрел, поэтому вскоре на сходке воров в соловецком лагере было принято решение, запрещавшее играть на пальцы. Впредь не сумевшему расплатиться заказывали преступление, обычно кражу.

Сейчас, правда, за карты не расстреливают. Отправляют в карцер, крохотную такую камерку. Обычная же камера рассчитана на тридцать мест. Сейчас в таких содержится по 50 - 60 человек в каждой (раньше было 90 — 120 и спать приходилось в четыре смены, тогда как теперь укладываются в две). Закопчённый угол, где варят чифирь, один унитаз на всех, ржавый умывальник, серое белье на верёвках под потолком, густой спёртый воздух... На прогулку — во двор. Та же камера, только вместо перекрытия натянута сетка. В особом корпусе содержатся туберкулёзники, душевнобольные, бывшие сотрудники органов, иностранные граждане.

Сообщения друг другу зэки пересылают посредством «дороги» - тюремного телеграфа, представляющего собой систему верёвок, протягивающихся по выходящей во двор стене здания от одной камеры к другой. Работают на «телеграфе" специально обученные ззки-«дорожники», отправляющие по нужным адресам малявы и вклады в общак. Бороться с этим бесполезно: если оборвать канаты, зэки тут же сплетут новые из распущенных трикотажных или шерстяных вещей. Есть, правда, очень эффективный способ: оставить пустыми несколько камер подряд. Тогда почта перестанет работать. Однако в условиях катастрофического перенаселения тюрем воспользоваться этим методом невозможно.

Проблем с питанием в сегодняшней Бутырке почти нет. Хотя ещё несколько лет назад начальство тюрьмы всерьёз опасалось, как бы не произошло здесь чего-нибудь похожего на историю в отсидочной тюрьме СЕ 165/2. Там в 1994 году пятеро рецидивистов отужинали своим сокамерником (задушили, порезали и сварили в чайнике). Теперь деньги на питание бюджет выделяет регулярно.

Помимо классических блюд — баланды и перловой каши - заключённые могут побаловать себя деликатесами из тюремного кафе «Уют» (салат - - 35 руб., балык - - 130 руб., ростбиф -- 85 руб., мясное ассорти -- 110 руб., маслины - - 60 руб., лимон с сахаром -- 15 руб.). Говорят, на Новый год некоторые зэки заказывали даже жареных поросят.

Впрочем, за наличный расчёт в Бутырке можно не только питаться. Имеется здесь и зубоврачебный кабинет «Дентал легус» (анестезия - - 50 руб., лечение кариеса, пломба — 700 руб., химические отверждения — 350 руб.). Имеется и медицинский изолятор: там меньше народу, лучше кормят, полы и стены не липнут от влаги. В свое время зэками было придумано множество способов в этот изолятор попасть. Можно, например, принять ложку толчёного стручкового перца с сахаром, чтобы симулировать грыжу (а когда надоест - выпить натощак ложку соку из репчатого лука, чтобы прошла). Можно изобразить флюс -стоит лишь наделать внутри щеки уколов иголкой, не прокалывая её насквозь, а затем, зажав нос и рот, надувать щёку до «флюса»: она тогда раздуется и покраснеет, а чтобы вылечиться, всего только и надо, что проколоть кожу снаружи насквозь и выпустить воздух.

Можно просто что-нибудь проглотить. В бутырском музее великое множество экспонатов, извлечённых из желудков зэков: ложки, ножницы, болты... Один заключённый, к примеру, за раз проглотил фишки домино, все 28 штук, 450 граммов чистого веса. Удаляли хирургическим путём.

Бегали из Бутырки на протяжении всей её истории не хуже, чем из других подобных мест. Стены тюрьмы до сих пор хранят легенду о некоем поручике Ланцове, который хулиганил в присутственных местах в начале XIX века, был сажаем в Бутырку и регулярно удирал из неё. Один из видных российских правозащитников сбежал прямо из кабинета следователя (после чего скрывался до начала войны, а затем отправился искупать вину кровью). Бегали и в советское время, и в постсоветское. В 1996 году некая девушка ушла из тюрьмы, выдав себя за сокамерницу, которая в тот день и впрямь должна была освободиться. Её взяли почти сразу же. В 1992 году двое зэков прорвали металлическую сетку в прогулочном дворе, выбрались на крышу, спрыгнули с высоты третьего этажа и скрылись. Этих искали долго. Но потом всё же задержали.

Последний побег, состоявшийся в сентябре текущего года, - за последние два-три десятилетия по своей красоте и силе самый, пожалуй, сногсшибательный. Русская версия кинговского побега из Шоушенка. По поводу этого инцидента специалисты до сих пор пожимают плечами: как могли беглецы сориентироваться в подвалах и с точностью до сантиметра высчитать правильное направление движения? Как достали инструменты (версия о подкопе, сделанном остро заточенными ложками, вызывает, мягко говоря, сомнения). Каким образом никто не заметил подкопа в тюрьме, где тщательный обыск положено проводить дважды в день? Могли ли подкупить надзирателей эти обычные уголовники, которые в отличие от настоящих криминальных паханов вряд ли располагали достаточными финансами?

Масса, масса вопросов, из которых главный: кому это выгодно? Некоторые сотрудники Бутырки склонны полагать, что в этой истории чётко прослеживается связь с определёнными спецслужбами, которые недовольны переводом системы ГУИН из ведения МВД в ведение Минюста. Мол, в свете последних кадровых перестановок в правоохранительных органах решили подставить кого-то из крупных чинов. Штатские больше склоняются к версии о том, что таким элегантным способом администрация СИЗО, возможно, имеющая отношение к организации побега, пыталась выбить деньги на реконструкцию Бутырки. По самым приблизительным подсчётам, обойтись она может в несколько десятков миллионов долларов (плюс на таком строительстве заинтересованные лица могут изрядно заработать: вспомним для примера кремлёвский ремонт).

И та и другая версии имеют право на существование. Кто прав - не нам разбираться. А вот что совершенно очевидно, так это то, что старейшая тюрьма Москвы категорически не удовлетворяет современным требования и элементарным санитарным и противопожарным нормам. Возможно, правы депутаты, требующие перевода СИЗО № 2. Их, между прочим, поддерживает и заместитель начальника Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ Александр Волох. мотивирующий своё предложение адскими условиями как для заключённых, так и для работников тюрьмы. "Здание СИЗО пришло в полную негодность, так что лучшим решением проблемы является превращение Бутырки в памятник или музей», — прямо заявляет он.

Правда, некоторые высокие чины опасаются, что, если такой перевод случится, заключённые начнут бегать при преревозке. Сейчас следственное управление столичного ГУВД расположено по соседству с СИЗО № 2. А если придется возить зэков на допрос через всю Москву... С другой стороны, легче, наверное, построить новое управление на Вилюйской, чем осовременить старую тюрьму. А в Бутырке и впрямь обустроить музей.

Впрочем, имеется и другое предложение: перенести туда мавзолей. Эту идею высказал недавно Жириновский: мол, Ленину в тюрьме самое место.

 Екатерина Костикова, Версия, № 36 (160) 25 сентября - 1 октября 2001

Из Бутырки не бегут только ленивые

YTPO.ru, Отдел информации, 01 октября 2001, 13:45

Из московского следственного изолятора N 2, известного как Бутырская тюрьма сегодня Yтром был совершен очередной побег. Около 11:30 мск осужденный по фамилии Виноградов каким-то образом сумел покинуть предназначенную для свиданий комнату. При выходе он предъявил контролеру удостоверение сотрудника ГУИНа и беспрепятственно вышел из тюрьмы.

Как сообщили РИА "Новости" в столичном ГУВД, 39-летний заключенный Иван Виноградов был осужден по статье 317 УК РФ - "посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов". В ГУИН сообщили, что осужденный "воспользовался неопытностью сотрудника изолятора, охранявшего его".

Напомним, что меньше месяца назад из Бутырки сбежали трое заключенных-смертников. Двоих – Владимира Железогло и Анатолия Куликова – удалось вернуть за решетку только на прошлой неделе. Их сотоварища – Бориса Безотечество – пока так и не нашли.

В настоящее время ведутся активные поиски сбежавшего заключенного. На столичных железнодорожных вокзалах и в аэропортах дежурят усиленные милицейские наряды. Сотрудники милиции не исключают, что преступник попытается покинуть город. В 12:40 мск в городе был объявлен план-перехват "Сирена", но пока результатов он не принес. В настоящее время в розыскных мероприятиях участвует весь состав столичного УИН совместно с сотрудниками правоохранительных органов, создан оперативный штаб.

Все столичные милиционеры ориентированы на поиск беглеца. Копии фотографий сбежавшего Ивана Виноградова рассылаются во все отделы внутренних дел Москвы и области. Его приметы: высокий сероглазый мужчина с темно-русыми волосами.

Как сообщил РБК начальник пресс-службы УИН по Москве Игорь Баринов, подробности происшедшего выясняются. 

ИТАР-ТАСС в Управлении исполнения наказаний (УИН) по Москве пояснили: "мы обладаем информацией о совершенном сегодня Yтром побеге из Бутырки, однако эта информация проверяется и говорить о каких-либо подробностях на данный момент пока еще рано".

Кстати, сегодня днем стало известно, что начальник Бутырской тюрьмы Рафик Ибрагимов подал рапорт об отставке.. Официальная версия ухода - пенсия. Но, по всей видимости, причина все-таки в новой "доброй" традиции - раз в месяц бегом из СИЗО.

Однако пока, отметили в ГУИН Минюста РФ, рапорт не подписан.


Назад Далее



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 03 июня 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog