Дайджесты КримДайджест Архив "КримДайджеста"

Главная ] Вверх ]



Новосибирский рэкет вчера, сегодня, завтра

Виктор АНТРОПОВ, Новости в Новосибирске, вторник, 12 июня 2001 г.

 День защиты детей 1 июня в Новосибирске начался с очередного заказного убийства. Перед полуднем от руки киллера пал «последний из могикан» местного игорного бизнеса Сулейман Сулейманов. Когда он в серебристой «Тойоте» под управлением водителя–телохранителя выехал на коротенький мост через Иню, из красной вазовской шестерки на него «пролился» свинцовый дождь.

Вокруг рулетки всегда кипят страсти...
 
 

Сулейманов скончался на месте, водитель–телохранитель попал в больницу в тяжелом состоянии. Как водится в подобных случаях, свидетелей трагедии почти не оказалось, хотя и приключилась она в месте довольно бойком. Как всегда, милиция объявляла операцию по специальному плану «Сирена», в результате которой удалось найти лишь останки киллерского красного «Жигуля» с автоматом Калашникова внутри — автомобиль сожгли в логу у ТЭЦ–5. В результате данного «теракта» единственным полноправным «патроном» казино «Эсмеральда» стал самый авторитетный сегодня лидер первомайской братвы Олег Иванов (псевдонимы: Иваненок, Чечен)...

Сулейман Сулейманов являлся старейшиной местного игорного бизнеса, коему он был всецело предан задолго до его легализации. Сам игрывал, когда про того же Иванова никто еще и не слыхивал, причем весьма удачливо — на игре сделал имя, приобрел авторитет. И его соратники с единомышленниками двигали колпачки с наперстками в местах скопления граждан с деньгами во имя высокой цели оставления тех граждан без денег. И ведь получалось, ибо тяга русского (российского) человека к халяве безмерна и непреодолима.

А когда вдруг в России играть стало можно на вполне легальной основе, Сулейман вместе с не менее известным в городе и за его пределами Сергеем Бойковым создал первое казино «Фаворит». Но то ли то казино создалось в неудачный день под не той звездой, то ли тут все определил наш менталитет (в смысле: первый блин у нас обязательно должен выйти комом), а в «Фаворит» зачастили правоохранители. Они чего–нибудь изымали (оборудование какое–нибудь), а что–то в результате их визитов ломалось. И тогда–то, похоже, терпение Бойкова лопнуло — он ушел создавать новые оплоты «индустрии досуга» типа «Эсмеральды» или «Вавилона».

В «Эсмеральде», расположенной в гостинице «Новосибирск», ему взялся «ассистировать» Ярослав Вагин, ориентированный на Сулейманова. Но однажды у них случилась размолвка. Бойков заподозрил Вагина в алчности и предложил тому «выйти вон». А тот тут же обратился за поддержкой к Сулейманову, да еще и к Иванову. Последний с Дмитрием Пановым, тогда лишь набиравшим силу под руководством Ляки (Нагибова), какое–то время заведовавшего общаком, сплотились вокруг Сулейманова (также работавшего с Лякой) и отстранили Бойкова от дел, совершенно внаглую вычеркнув его из учредительных документов и «платежных ведомостей», когда того не было в городе.

Вернувшись в Новосибирск, Бойков попробовал разобраться с обидчиками по–мужски. Но его «бригада» была наголову разбита многократно превосходящими силами противника. Одновременно те самые численно превосходящие силы с какого–то перепугу стали бомбардировать редакции местных СМИ факсами о помощи: мол, криминальный авторитет Бойков с верными ему силовиками (ну не абсурд, а?!) пытается завладеть не принадлежащей ему «Эсмеральдой». По некоторым данным, Иванов тогда проводил консультации на сей же счет с томившимся в СИЗО–1 вором в законе Бешеным (П. Моревым). Бойков же тем временем, веря в силу кодекса уголовно–криминальной чести, обращался к авторитетнейшим согражданам, дабы помогли восстановить справедливость.

А те, словно сговорившись, отвечали однообразно: мол, давай долю в казино — вернем тебе все. Бизнесмен Шуляков, например, запросил 40 процентов. Бойков же упорствовал: нет уж, тогда я лучше сам. И доказывал всем, что Сулейман без Ляки — никто, просто коммерсант. Говорят, в конце концов он самому Ляке прямо в присутствии Сулейманова адресовал пламенные речи типа: «Миша, мы же с тобой друзьями были, а теперь ты с этим чу...». Говорят, Миша вроде только успел проронить: «Я–то тут не решаю — ты с ним решай...». А Сулейман якобы ответил на адресованный ему эпитет ударом, от которого Бойков, попавший ногой в какую–то неровность пола, упал и сломал ту самую ногу. После чего он перестал появляться в «свете», а по городу поползло, будто Боек заказал Ляку, а Ляка — Бойка, и теперь оба ходят в бронежилетах.

В то же время Я. Вагин, Д. Панов и О. Иванов «освоили» долю Бойкова и в казино «Жемчужина». Доля эта равнялась трети, тогда как остальные 2/3 принадлежали в равной мере известнейшим в Новосибирске гражданам — Олегу С. и Павлу П. Когда же на «Жемчужину» положил глаз новый мэтр игорного бизнеса Игорь Шуляков (обладатель «Князя Игоря» и «Медведя»), оба известнейших охотно уступили ему свои доли под обещанные сверхприбыли. Вроде почти согласился отдать свою треть от трети и Иванов, но от связки Сулейманов — Нагибов пришел «импульс»: мол, вы там что, офонарели, вы кому отдаете — ему же палец дашь — он руку оттяпает... Иванов задумался, а Вагины решили ничего Шулякову не отдавать. И Вагин–младший под прикрытием Нагибова вывез из «Жемчужины» всю движимость, чем очень огорчил Шулякова.

А через три дня в подъезде собственного дома Михаил Нагибов был застрелен. И многие посвященные и даже непосвященные (в том числе СМИ), даже не вспомнив про Бойкова, запараллелили случившееся с событиями в «Жемчужине». Вместе с тем, что характерно, Вагина никто тогда убивать не пытался — к нему от Шулякова приходили парламентеры, пытались ему внушить, что он взял чужое имущество, а это нехорошо. Но Вагин пошел на принцип: если кто недоволен — пусть подает в суд, а Шуляков тут вообще не при чем.

Но вскоре настал черед и Вагиных. Младшего (Андрея) вообще–то убили чисто случайно. После 17 часов 17 апреля 1999 года в футбольно–президентском офисе Ярослава Вагина (он тогда еще и президентствовал в «Чкаловце», а от Сулейманова отдалился — как бы перерос его уровень) появился Панов с компанией для разбора на тему собственности. Часть пановской компании с железяками осталась на улице в авто, а вооруженный охранник — за дверью. На претензии Панова Я. Вагин ответил грубостью: мол, у тебя своей головы нет, потому ты бегаешь с Сулейманом советоваться. Панов нанес удар в лицо. Тут же вбежал охранник Панова и выстрелил в потолок, спровоцировав беспорядочный огонь, в ходе которого был сражен сам. Смертельное ранение получил Андрей Вагин. Еще двое участников разбора отделались ранениями. Все те выстрелы, как выяснилось в ходе предварительного следствия, принадлежали Игорю Матвейчуку.

Ему за все изложенное братва «счет» не предъявляла. А гуманный суд Центрального района под председательством Татьяны Романенко (ныне в суде не работающей) приговорил Матвейчука к лишению свободы на срок, который он уже практически отбыл. Зато Я. Вагина вскоре расстреляли в его же джипе на выезде из родных Кудряшей. По машине выпустили больше автоматного рожка, причем стрельба велась девятимиллиметровыми пулями. В машине от них осталось 32 пробоины. После чего в народе, не стесняясь, стали поговаривать, что следующая очередь — Д. Панова... И 15 марта сего года его очередь действительно настала. Он пропал в ночь со среды на четверг. А обнаружили его на Первомайке, в красном «Москвиче», уже убитым восемью пистолетными выстрелами в грудь и шею и вонзенной в голову отверткой. Вот и его старшего товарища (или наставника?) Сулейманова тоже убили в Первомайке. И эти две смерти завершили (или почти завершили) «цикл» дележа на игорном поприще — больше у О. Иванова тут конкурентов нет.

Следует заметить вскользь, что все перечисленные убийства могли быть небезразличны и «забытому» С. Бойкову, так как из повествования явствует: убиенные фактически являлись его недругами (обидчиками). Правда, здесь не были названы еще два лица: Владимир Упоров и Игорь Шуляков. Первый — известнейший и авторитетнейший первомаец — имел успех в любом начинании. Но его застрелили у гостиницы «Сибирь» при выходе из шуляковского «Медведя». Убили одним выстрелом, предварительно бросив гранату. Убили за пару месяцев до пуска его ночного клуба, где он решил не создавать казино во избежание ненужной конкуренции с Шуляковым. До 40–дневных поминок Упорова оставалось два дня, когда в горах Алтая какой–то аноним принялся отстреливать Шулякова и его спутников. Игорь Иванович был тяжело ранен и скончался в военном госпитале, куда его доставили на вертолете вместе с телохранителем. Скончался, когда дела уже шли на поправку, предварительно намекнув, что он будто бы видел стрелявшего и будто бы узнал в нем Олега по прозвищу Чечен. Это «показание» удивило не только «нарушением этикета» — оно противоречило здравому смыслу, поскольку разглядеть стрелявшего в зарослях с такого расстояния не мог никто (даже Шуляков). Что же касается Бойкова, то к Шулякову он мог испытывать неприязнь, но вот к Упорову... Смерть Упорова никак ему не была нужна, как, кстати, и Иванову. И вообще эта смерть — единственная, не вписывающаяся в вереницу перечисленных смертей. Скорее всего, она имела совершенно иную мотивацию, даже если к ней и причастно одно из названных лиц, то это лицо как раз поплатилось за такую причастность...

 Ссылки по теме:

О казино и игровых автоматах также смотри:


Назад Далее

В начало страницы
 


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 03 июня 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog