Дайджесты КримДайджест Архив "КримДайджеста"

Судьи по вызову

Некоторые считают, что эпоха доверчивых простаков, бандитских крыш, продажных милиционеров и судов с каждым годом все дальше и дальше уходит в прошлое. Однако история, рассказанная курским бизнесменом Алексеем Б. спецкорреспонденту Алексею Ходорычу, свидетельствует: сегодня в России по сравнению с серединой 90-х мало что изменилось.

-- Как вы вообще оказались в Москве?

Бутырская тюрьма
Бутырская тюрьма. Фото Алексей Куденко, "Ъ"

-- Моя супруга была бесплодной, были нужны деньги на операцию, и я решил себя попробовать в торгово-закупочной деятельности. Вспомнил о своих связях на Кубани, где жили мои родственники. Первая же сделка оказалась успешной. На Кубани купил 40 тонн арбузов, в Курске обменял их на 60 тонн картофеля. Продал его на Кубани по 5 рублей за кило. Чистая прибыль получилась около $8 тыс. Полностью рассчитался с долгами, оплатил операцию и лечение супруги. Осталось около $3 тыс. На них купил на Кубани 60 тонн риса, продал их в Курске, заработал еще $6 тыс. Потом покупал на севере лес -- бук и ель, продавал.

В общем, дело пошло. К началу 2001 года я уже имел в Курске две квартиры и машину. Решил выйти на Москву: возить сюда подсолнечник, зерно и помидоры. Как раз была зима, товара никакого не было, и я вместе с товарищем отправился на разведку.

Коммерческих связей в Москве у меня не было. Может быть, это глупо, но я просто просматривал газеты бесплатных объявлений. Хотел устроиться экспедитором в торговую организацию, чтобы как-то обрасти связями, которые потом можно было бы использовать.

Но в газетах работу экспедитора никто не предлагал, в основном попадались сетевики, но я этот этап прошел еще в 1999-м, когда ходил по офисам с парфюмерией. И тут-то мне попалось объявление: "Требуются мужчины на высокооплачиваемую работу". Созвонившись, я отправился на встречу.

-- Что там произошло?

-- Из квартиры, куда я приехал, вышел мужчина, назвался Сергеем, изучающе меня осмотрел, потом сказал: "Ты подходишь, пошли поговорим". Сразу переписал данные паспорта, поинтересовался адресом и телефоном квартиры, где я остановился, и куда-то позвонил.

Наш с ним разговор был странный -- ни о чем. Сергей все время посматривал на часы, явно чего-то ждал. Наконец ему позвонили, что-то сказал и он наконец перешел к делу Предложил работать мальчиком по вызову -- мол, я "смазливый и с мышцами", буду пользоваться спросом.

Я сначала не понял, но он пояснил, что их фирма занимается обслуживанием "мальчиков", которые любят поспать с мальчиками", и посулил мне $500 в день. Я отказался, тогда он вышел в коридор; слышно было как открылась дверь, кто-то вошел, и разговор: "Ну что, он согласился?" -- "Нет". -- "Мы с ним сейчас поговорим".

Я, уже понимая, к чему все идет, подошел к телефону, чтобы позвонить приятелю, но тут вошел Сергей и еще трое. Один из них вытащил пистолет и потребовал, чтобы я положил трубку, а Сергей мне и говорит: "Леш, не волнуйся, сядь на диванчик, все обсудим".

Я подумал, что решение нужно принимать быстро, в противном случае меня изобьют изнасилуют, запрут в каком-нибудь подвале и заставят на них работать всю жизнь. А также подумал, что пусть стреляет, одного все равно утащу с собой -- как-никак я три года занимался каратэ и кикбоксингом. Ну и вообще, служил в спецназе, прошел Чечню, имею ранение в грудь.

 

В общем, провел прием против человека с пистолетом, в результате пистолет оказался у меня. Второго ударил с ноги "вертушкой", третьего локтем, четвертого - прямой ногой. Взял документы со стола, сдернул одежду с вешалки, схватил туфли и -- бегом, поймал такси. Мы сразу съехали с квартиры в гостиницу -- от пистолета я избавился еще раньше. В Курск не поехали: во-первых, работу мы так и не нашли, во-вторых, я и представить не мог, что они доберутся до Курска.

-- Как вы об этом узнали?

-- Через два дня мне позвонила супруга, сообщила, что приходили четыре человека с удостоверениями сотрудников милиции, интересовались, где муж, потом оставили московский телефон, на словах пояснив, что если я по нему не позвоню, мне и ей будет плохо.

Я позвонил. Со мной говорил, как я понял, глава бандитской крыши, которая прикрывала Сергея. Сергей, как оказалось, был обычным сутенером. Так этот крышеватель мне сказал, что я первый, кто с ними так обошелся, и за это я им должен десять штук грина. Сказал, что если не отдам, то они знают, где найти мою жену. И предложил встретиться на проспекте Мира, на следующий день в 7.00.

На встречу я опоздал на 15 минут, меня уже никто не ждал. Перезвонили сами на мобильный. Поскольку на завтра у меня была запланирована поездка в Чебоксары, я предложил встретится через неделю. А сам уже подумывал обратиться в милицию,

-- Почему не обратились?

-- Не успел. На автовокзале, когда я вернулся из Чебоксар, меня уже ждали милиционеры, скрутили, повезли в Ц-ское отделение милиции. Как я потом узнал, люди Сергея из милиции обращалась в МТС, узнавали номера всех телефонов, по которым я звонил. Еще до того, как я приехал в Чебоксары, они туда позвонили, сообщили, что я опасный преступник, который находится в розыске, и попросили сообщить, каким автобусом я еду обратно. В отделении я увидел Сергея. Он мне сказал, что или я отдам десять штук, или меня посадят за вооруженный разбой. Сотрудники милиции пояснили, что на меня якобы уже заведено уголовное дело. Но я деньги отдавать не собирался.

-- Что было дальше?

-- Двое следователей, угрожая бейсбольными битами, сказали: "Сейчас мы тебе будем задавать вопросы, за каждое ,,нет" будешь получать битой", -- и включили диктофон. В первый раз меня ударили кулаком по голове. Потом кулаком по спине. Когда меня наотмашь ударили ладонью по щеке, я не выдержал и уложил одного локтем, второго ногой, с "вертушки".

Ну, тут набежало человек пять, скрутили руки, избили, отправили в изолятор временного содержания. И в тот же день отправили в Бутырку. Возможно, они не хотели держать у себя человека, на которого нет дела; либо, наоборот, хотели быстрее развести меня на деньги. Дело в том, что в камере один из зеков, по всей видимости самый авторитетный, стал мне говорить: дескать, Леша, ты нарвался на крутых, ты отсюда никогда не выйдешь, лучше отдай, что просят.

-- Но выйти удалось?

-- На третий день в Бутырку с проверкой нагрянула прокурорша. Я ей все рассказал, и она устроила в Ц-ском отделении разнос, потому что дела на меня не было, а в Бутырку меня отправили фактически по подложным документам. Меня выпустили под подписку о невыезде, некоторых сотрудников Ц-ского отделения, как я позже узнал, уволили.

Но история на этом не закончилась. Сотрудники Ц-ского отделения после прокурорского разноса завели на меня дело о вооруженном разбое, опираясь на свидетельские показания Сергея и его приятелей, которые утверждали, что я ограбил их, используя оружие. Суд был назначен на 5 июня в Н-ском суде.

-- Вы выдвинули ответное обвинение?

-- Да, мне это посоветовал сделать мой адвокат, которого мне нашел приятель, с которым я вместе учился в летном училище, -- он теперь работал на Лубянке. На квартире Сергея был проведен обыск, все мои показания о его сутенерской деятельности подтвердились, но делу не дали хода.

Адвокат мне сказал, что у Сергея все схвачено, более того, он подкупил суд и прокурора. И, для того чтобы суд принял не самое жесткое решение, надо платить.

Суд, однако, перенесли на август -- свидетели со стороны Сергея не явились. И до самого августа я непрерывно через адвоката кому-то платил -- судьям, прокурору, следователям. В общей сложности потерял примерно 10 тысяч долларов, пришлось продать квартиру.

Кстати, следователи, с которыми я общался, на словах были на моей стороне, но это ничего не меняло. Борьба шла уже за то, чтобы меня хотя бы просто не посадили. Методы мы тоже использовали разные. Например, я через своего приятеля выходил на представителей солнцевской группировки. Те, как оказалось, имели к крыше Сергея свои счеты, потому мне безвозмездно дали $3 тыс. на текущие расходы, когда у меня деньги закончились.

-- Что было в суде?

-- Перед судом ко мне подошел Сергей и сказал, что если я не отдам деньги, то меня убьют. А я на суд приехал из Курска и обратил внимание, что с самого вокзала за мной следовали два человека, а около суда стояли два джипа с людьми. Я позвонил солнцевским, и, когда выходил из суда, джипы исчезли. Сергей же снизил планку до $3 тыс.

В перерыве адвокат сказал, что будет лучше, если я соглашусь отдать эти деньги, поскольку рассчитывать на правосудие все равно не приходится. А если я признаю свою вину хотя бы в хулиганстве и пообещаю отдать деньги, то отделаюсь, скорее всего, условным приговором.

В итоге я действительно признал свою вину в хулиганстве и согласился заплатить три тысячи долларов "пострадавшим". Мне дали три года условно.

-- Вы отдали эти деньги?

-- Нет. Что-то Сергей больше не звонил.

"Судебное маклерство цветет махровым цветом" 

В Н-ском суде, подтвердив, что дело Алексея Б. действительно рассматривалось в августе 2001 года, представить его "Деньгам" для ознакомления категорически отказались. Мы попросили прокомментировать эту историю руководителя адвокатского бюро "Арбитражсудправо" Михаила Шингарева.

-- Насколько распространена практика подкупа судей?

-- О подкупленном судействе я, как адвокат, говорить не могу; я бы это назвал неадекватными судебными актами, обусловленными всем понятными причинами. Ситуация просто кошмарная: рынок цивилизованных юридических услуг полностью развален, девять из десяти клиентов интересуются не квалификацией адвоката, а его выходами на конкретного судью, а самым ценным адвокатом считается бывший сотрудник суда, например секретарь. В условиях, когда большинство судебных решений носит характер оценочных, судебное маклерство цветет махровым цветом. Так что эта история выглядит правдоподобной.

-- Как с этим бороться в рамках российской судебной системы?

-- Во-первых, надо резко снизить уровень судебного иммунитета в случаях, связанных с делами о взяточничестве судей. Ведь иммунитет не только фактически гарантирует судьям-взяточникам безнаказанность, но и подрывает доверие к судебной системе в целом. Во-вторых, обязательно развести суды разных инстанций -- хотя бы по разным зданиям. Об эффективности кассаций или апелляций говорить не приходится, пока судьи разных инстанций вместе ходят в буфет. В-третьих, и это основное, необходимо сплошное внедрение судов присяжных. Причем не только по уголовным, но и по гражданским и арбитражным делам. Присяжных подкупить сложнее. Жаль, что наши предложения по судебной реформе, направленные в свое время в администрацию президента, затерялись где-то.

-- Какие ошибки допустил Алексей Б.?

-- Главная ошибка в том, что он сразу не пошел в милицию. Он должен был написать заявление и проконтролировать, чтобы оно было надлежащим образом принято. После этого -- срочно обратиться к грамотному адвокату, а не к юридическому маклеру. Тогда противной стороне подступиться к нему было бы сложнее. А сам герой не загнал бы себя в угол, из которого любой выход не идеален. 

Три судьи – уже банда

Верховный суд России вынес беспрецедентное решение - в действиях трех судей райсудов Москвы найдены «признаки участия в преступном сообществе с использованием служебного положения». По данным следствия, эта группировка совершила около 90 преступлений, связанных с квартирными мошенничествами – они неоднократно выносили решения в пользу лиц, занимавшихся незаконной приватизацией квартир. Однако квалификационная коллегия судей Москвы запретила арестовывать своих коллег, а один из судей прямо заявил, что посадить подсудимых будет просто невозможно – «закон написан таким образом, чтобы вершители правосудия никогда не оказывались на скамье подсудимых».

18 апреля 2003



Кухонный нож начинающего шефа www.tojiro.ru.

При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 30 мая 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog