Дайджесты КримДайджест Архив "КримДайджеста"

Главная ] Вверх ]



КАК АВТОРИТЕТА ИЗ ТЮРЬМЫ ВЫЗВОЛЯЛИ

"Советская Чувашия" 17 июля 2000 г. 

В Верховный суд Чувшской республики поступило четырехтомное уголовное дело. Группа должностных лиц чебоксарского учреждения 34/4 Управления исполнения наказаний обвиняется в получении взятки с вымогательством от родственницы криминального авторитета в обмен на незаконное досрочное его освобождение по болезни.

Паша-Аргентинец, по национальности армянин, прибыл в Чебоксары в конце позапрошлого года. Здесь, в колонии, ему предстояло мотать срок - Ульяновским райсудом за хищение в крупном размере приговорен к восьми годам лишения свободы. Осужденного поместили в центральную больницу УИН при четвертой колонии. Паша хворал. В медкарте, этапированной вместе с ним, содержались рекомендации о необходимости провести биопсию, имелись серьезные подозрения на онкозаболевание. Пашу в Чебоксарах обследовали дважды с забором анализов, и дважды подтвердился убийственный для него диагноз.

Баксы - доллары как предмет взятки
 

Лечащий врач осужденного на основе исследованных в лаборатории Республиканского онкодиспансера анализов подготовил соответствующее заключение, рассмотренное и подписанное членами врачебной комиссии УИН. Таким образом Паша оказался кандидатом на условно-досрочное освобождение по болезни. Однако Калининский райсуд посчитал, что освобождение Паши следует отложить до получения результатов его обследования в условиях онкодиспансера. Через несколько дней после этого Аргентинец спецэтапом был  препровожден в Саратовскую область, а затем - в Новосибирск.

После отбытия авторитета в места, достаточно отдаленные от Чувашии, прокуратура Калининского района вплотную занялась изучением истории его болезни, засомневавшись в объективности диагноза. Видимо, не исключалось, что Паша мог пойти на подкуп определенных лиц, дабы обеспечить себе свободу. Следствие по возбужденному уголовному делу длилось в течение года. За это время старший следователь прокуратуры А. Федяров, на его взгляд, собрал достаточно улик, чтобы "поставить к стенке" сразу троих работников колонии.

Обвинение в неправедных действиях предъявлено заместителю начальника колонии - начальнику центральной больницы УИН Н. Замкову (фамилии обвиняемых изменены), начальнику медсанчасти колонии В. Сержантову, инспектору отдела безопасности этого учреждения И. Васильеву. Якобы эта троица, сговорившись, подменила Пашины анализы, в результате чего появилось заключение о наличии у него онкологического недуга четвертой  стадии.

Только вот до сих пор неясно: если и был подлог, то кто конкретно осуществил это грязное дело и как? Для следователя оказалось архисложным решить эту головоломку, хотя "копал" во всех направлениях. Допрошенные врачи твердят, что никакой подмены с их участием не было и что диагноз больному поставлен на основе исследования реальных данных. Из заключения судебно-медицинских экспертиз, проведенных в период следствия, также  следует, что у больного онкозаболевание. А вот установить его клиническую стадию, считает комиссия врачей, весьма затруднительно, нужно оперативное вмешательство. Но это при данном заболевании сопряжено с большим риском.

Таким образом следователь оказался в очень сложной ситуации, тяжеловато  придерживаться понравившейся версии. Однако он отмел сомнения и обвинил в  должностном подлоге всех троих проходящих по делу лиц. А остальное пусть суд выясняет. И без того следствию понадобились титанические усилия, чтобы доказать причастность обвиняемых к получению взятки, да к тому же у авторитета. И то сказать, взятки "с поличным" не было, никого за руку слуга закона не ухватил, предмета взятки, то бишь долларов, в глаза не видел. Слава богу, двое обвиняемых "раскололись" (один признался в посредничестве по ускорению обследования, другой в том, что взял деньги за то же самое). И лишь Замков упорствует, заявляет, что его подставили "до кучи". И что никогда бы не додумался до того, чтобы вымогать деньги у криминального авторитета, к тому же зная, что тот болен, - да это ж самому себе вынести смертный приговор! Да еще говорят, что он запросил у сестры Паши аж 50 тысяч долларов... А фактически вся его вина в том, что он, Замков, являясь членом специальной врачебной комиссии по медицинскому освидетельствованию тяжелобольных осужденных, подписал заключение о состоянии здоровья Паши. Как это сделали и другие члены комиссии.

Тем не менее Замков - единственный, кто был заключен под стражу на первом этапе следствия. Провел в изоляторе тридцать три дня и вышел на свободу под подписку о невыезде лишь после вмешательства прокуратуры ЧР.

Следователь расценивает упрямство Замкова как попытку уйти от заслуженного наказания.

Ведь всю правду о нем рассказал инспектор отдела безопасности Игорь Васильев. Кстати, самая интересная фигура в этом деле. Обвиняемый и едва ли не главный свидетель по делу. Жуть как любит собирать компромат на своих знакомых и сослуживцев, используя для этого диктофон и даже видеокамеру, которую может нацелить на нужный объект, спрятав в  микроволновую печь на кухне... И потом активно содействовать следствию по изобличению и самого себя, и соучастников.

По версии инспектора, через Замкова он познакомился с сестрой осужденного Ларисой, которая не раз приезжала в колонию. Убедил ее в том, что на Замкова рассчитывать не стоит, что начальник ЦБ попросту водит ее за нос. И предложил свои услуги. Сговорились на "кругленькой" сумме. Надо же влиятельных помощников умасливать. А ему самому лично, мол, никаких денег не надо, надеется, что после освобождения Паша поможет его отцу в коммерческих делах. После того как Лариса укатила за означенной суммой,  Васильев не стал дожидаться ее возвращения, а пустил на подкуп определенных лиц свои личные сбережения. Не забыл и Замкова, хотя вместе с армянкой вроде бы отодвинул его от дела. Как утверждает, передал ему 10 тысяч рублей, на тот период эквивалентных пятистам долларов США. А начальнику медсанчасти Сержантову вручил полторы тысячи долларов.

Но самую большую сумму нужно было выплатить старшему помощнику прокурора  республики. В общей сложности, по показаниям Васильева, тот запросил за содействие по освобождению Паши 20 тысяч долларов и "Волгу". Потом-де согласился вместо машины взять сумму ее стоимости, но в рублях. И пришлось Васильеву срочно менять свои личные 4 тысячи долларов на "деревянные".

Но ради нужного человека чего не сделаешь. Обменял, на своем "БМВ" смотался по месту жительства помощника прокурора, где в квартире и передал купюры. А когда суд отказал в освобождении Паши, забрал их назад.

Что касается помпрокурора, то Васильеву не удалось его "завалить" (то-то была бы сенсация!). А показания инспектора - чего они стоят, ведь он сам проходит по делу в качестве обвиняемого, - рассудил следователь и вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении старшего помощника прокурора ЧР. И в самом деле, мало ли кто кого обвинит во взяточничестве. Так любого можно упечь за решетку. К тому же, как выяснилось, Васильев - изрядный фантазер. То говорит, что шесть тысяч баксов, которые пустил по нужным людям, ему передала Лариса, то заявляет, что это его личные сбережения, которые он хранил в сейфе служебного кабинета. То признается, что согласился принять за труды по освобождению Паши 10 тысяч долларов, то показывает, будто согласился участвовать в деле едва ли не по доброте душевной. Можно ли верить словам человека, которыми он играет, как мячиком?

Следователь и не поверил, когда дело коснулось обвинения во взяточничестве работника прокуратуры. Однако приняты во внимание все сведения, которые Васильев сообщил в отношении Замкова, даже самые противоречивые. Между тем нет иных доказательств того, что Замков получил от него 10 тысяч рублей "для передачи врачам", кроме как свидетельства самого Васильева. Он же утверждает, что Замков взял еще 600 долларов.

Врач обвинен следствием в получении в общей сложности 1100 долларов, а также в злоупотреблении служебным положением, превышении служебных полномочий и в должностном подлоге. Замков неоднократно обращался в прокуратуру ЧР, просил внимательно изучить доказательную базу, которая, на его взгляд, шита белыми нитками. Однако прокурор ЧР С. Русаков оснований для прекращения уголовного преследования не усмотрел. Замков уверен, что прокурор даже не читал уголовное дело. Вот если бы речь шла о работнике его ведомства...

Теперь судьбу начальника центральной больницы УИН (временно отстраненного и отправленного "в ссылку" в учреждение, где лечат ВИЧ - инфицированных), как и судьбу других обвиняемых, будет решать суд. Нелегкое предстоит дело, учитывая "белые" пятна в материалах, равно как и число головоломок, не разгаданных следователем.


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 03 июня 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog