Аферы Подделки КриминалДайджесты КримДайджест

Главная ] КримДайджест ] ЛохДайджест ] ЧудоДайджест ]





Несвободная экономическая зона:

Как работают и сколько получают в местах лишения свободы

Олег Адамович, КП, 17 марта 2018
Инфографика: Дмитрий Полухин

Исправительные колонии в России выпускают около 100 тыс. наименований товаров - от офисной мебели до женских сапог.

ползунки для новорожденных делают только самые опытные рецидивисты

Все лучшее - детям. Вот и ползунки для новорожденных делают только самые опытные рецидивисты. У каждого за плечами годы отсидки и... швейной работы.
Фото: Александр КОНДРАТЮК/РИА Новости

«Чем я целый день занят? Думаю, как денег заработать: что-нибудь произвести и продать», - рассказал «КП» начальник колонии особого режима. И так у большинства «граждан начальников». Нынешняя Федеральная служба исполнения наказания по разнообразию ассортимента может поспорить с «Ашаном». Исправительные колонии выпускают около 100 тыс. разных товаров: от офисной мебели до женских сапог, от закатанных в банки маринованных огурцов до бордюрного камня. Ознакомиться можно прямо на сайте ФСИН в разделе «Каталог продукции». Указанный против каждого изделия номер учреждения дает представление о тех, чьими руками это сделано. Например, «тумбы прикроватные» сколочены ворами-рецидивистами из калининградской тюрьмы, а «макаронные изделия» - первоходами архангельской колонии общего режима.

Бизнесмен на зоне

В идеале работа зеков должна не только окупать расходы на их содержание, но и приносить прибыль. В СССР это удалось: советская система исправительных учреждений давала стране сверхдоходы. И привлечение осужденных к труду было поголовное. Нынешней ФСИН до нее далеко (см. инфографику). Сегодня каждая зона - самостоятельный хозяйствующий субъект. И крутятся там в рыночных условиях как могут.

Бюджет ГУИН СССР и бюджет ФСИН РФ

- Все зависит от администрации колонии. Если начальство хочет развивать бизнес, то ищет инвесторов, добывает оборудование, находит рынки сбыта, - рассказали «КП» в Общественном совете при ФСИН. - А если руководство пассивно, то дальше небольшого швейного производства дело не пойдет.

В большинстве зон частным предпринимателям рады. И самим бизнесменам заключенные работники нередко милее свободных.

Коммерсант из Хакасии Сергей Панченко в ИК-33 (строгого режима) наладил производство унт.

- У нас в районе трезвые мужики только в зоне остались, - жалуется бизнесмен. - Стоит выдать человеку зарплату, как он уходит в недельный запой. Или берешь новичка, учишь ремеслу, а он через месяц увольняется. Зекам же пить не положено да и делать им особо нечего. А на производстве унт и деньги можно заработать, и время занять.

Да и если взять в бригаду рецидивистов, которым еще сидеть и сидеть, то и вложения в обучение многократно окупятся.

Сергей за каждую пару изготовленных унт переводит деньги на счет колонии, а зарплату зекам начисляет администрация.

- Как я понимаю, работники получают совсем мало. Поэтому я их раз в месяц лично премирую - сигареты подгоняю, консервы. На зоне эти вещи сильно ценятся, - рассказал Панченко.

Тюремные товары

Унты в итоге ему обходятся дороже, чем если бы нанял свободных при местном уровне зарплат. Но деваться некуда.

А зек-предприниматель - просто подарок для зоны. Такой даже за решеткой пытается замутить какой-нибудь бизнес. Подобный фокус провернул промоутер Касболат Байкулов, севший на восемь лет за хранение наркотиков. До ареста парень занимался организацией гламурных вечеринок. Заодно небольшими партиями выпускал модную сувенирную одежду для знакомых тусовщиков. В заключении у Касболата был смартфон - за взятку пронес охранник. Сначала экс-промоутер просто продолжал вести блог в Еwiееer. А потом подумал, почему бы не применить свой медиаресурс в коммерческих целях.

- В зоне было швейное производство. Я там не работал, но решил им воспользоваться: производить и благодаря аудитории в соцсетях как-то сбывать. Мне показалось, это прикольная идея, - рассказал освободившийся недавно по УДО Байкулов.

Касболат по телефону договорился со знакомыми на воле, что они разместят в зоне заказ на 150 футболок. Бывший промоутер сам разработал их дизайн. Он же придумал к каждой футболке пришить порядковый номер, как на тюремной робе, - от 1 до 150. О том, что за заказчиками стоит Касоблат и что он же сам через соцсети будет продавать футболки по 15 тыс. руб. за штуку, никто в зоне не знал.

- Чтобы продавать так дорого, нужно высокое качество. Там ребята, которые по 10 - 15 лет сидят, только тем и занимаются, что шьют. Они могут даже на убогих машинках качество выдавать. Там, где оборудование надо было докупить, я докупил, - рассказал Байкулов.

В итоге Касболат на футболках заработал больше 2 млн. руб.! Администрация колонии так и не поняла размаха дела. А одежда быстро разошлась - эксклюзивную коллекцию разобрали знакомые диджеи и музыканты.

Забавно, но отношение власти к бизнесменам как к дойным коровам что на воле, что в зоне одинаковое.

- В Ульяновской области сейчас сидит предприниматель Александр Бобров. На свободе он делал репелленты от комаров, а потом кто-то нашел в их составе якобы наркотические вещества, - рассказал «КП» член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Андрей Бабушкин. - Администрация колонии-поселения № 5, когда узнала о заключенном-предпринимателе, предложила ему заняться совместным хлебным бизнесом.

Бобров согласился. Колония предоставила Александру помещение, а коммерсант на свои деньги купил оборудование для хлебопекарни. Десять необходимых работников нашлись среди осужденных.

- Пекарня готова, но администрация исправительного учреждения уже несколько месяцев тянет с началом работы, - говорит Бабушкин. - Один зам. руководителя колонии требует с Боброва 100 тыс. руб. Без взятки не дает коммерсанту печь хлеб. Бобров давать деньги отказывается - один раз поддастся, так еще десять «голодных» прибегут.

Сейчас ФСИН и Совет при президенте по правам человека разбираются в этой истории.

Палочное производство

Более половины работ - 51,7% - заключенные выполняют под государственные и муниципальные заказы или для нужд самого ФСИН.

- Большинство контрактов система наказаний получает без конкурса в рамках гособоронзаказа, - рассказал Андрей Бабушкин. - Шьют форму полиции, делают ботинки военным.

Забавно, но даже спецсредства для усмирения (считай, самих себя) - резиновые палки - тоже производят осужденные.

Труд зеков фактически бесплатный. По официальной информации Минюста, средняя зарплата заключенного: 229,4 руб. в день, или 5 тыс. руб. в месяц.

При этом правозащитники из Общественного совета при ФСИН и Совете при президенте по правам человека уверены, что сведения о зарплате завышены в разы.

5 тыс. руб. - это средняя зарплата при условии выполнения нормы. Реально норму мало кто выполняет, поэтому получает 1 - 3 тыс. руб., а то и меньше. Но чтоб не портить статистику, пишут, что зек трудится по два часа в день и поэтому получает только 25% от оклада. О том, как на самом деле, можно понять, заглянув, например, в журнал выдачи колюще-режущих предметов (документ строгой отчетности): там стоит время, когда работник получил инструменты и когда сдал. И видно, что осужденный на самом деле работал 8 - 10 часов - не ходил же он с пилой просто так весь день. Никакие комиссии Минтруда колонии не проверяют - у их администраций масса возможностей химичить с бумагами.

Конечно, есть исключения. Например, на территории образцово- показательной костромской ИК-1 (строгого режима) есть завод трансформаторов - предприятие даже иностранные заказы выполняет. На производстве оборудования занято больше 200 человек - у них там оклады не меньше чем у остальных жителей Костромы.

Работа за УДО

Почему же народ за решеткой соглашается пахать практически бесплатно?

Кого-то принуждают: отказников ждет штрафной изолятор. Но многие соглашаются добровольно. Ведь даже тысяча рублей может скрасить жизнь - купить в ларьке сигарет, чая, конфет.

- Без поддержки с воли или из общака выжить в нашей тюрьме невозможно. В первую очередь из-за плохого питания. Даже 72 руб. реально на еду не тратятся, ибо воровство повсеместное - и крупное, и по мелочи, - считает глава правозащитной организации «Русь сидящая» Ольга Романова.

Но самое главное, труд в зоне считается основным средством и критерием исправления - отказавшийся работать не может рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Немало случаев, когда из зоны выходили высококлассными кузнецами, резчиками по дереву, даже иконописцами. Но в целом, по данным Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества, только 5% после освобождения устраиваются по той же специальности, что работали в заключении.

Принуждение без воспитания

До революции каторжников в России использовали просто как дешевую рабочую силу - царский минюст рассматривал принудительный труд лишь как наказание. При советской власти стирание в лагерную пыль на стройках коммунизма уже называлось перевоспитанием.

«В соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом РФ общественно полезный труд является одним из основных средств исправления», - заявили «КП» в пресс-службе ФСИН.

Но согласно статистике занятость за решеткой не сильно способствует исправлению. По данным Лаборатории исследования рынка труда ВШЭ, через год после освобождения только 30% бывших заключенных находят работу. 70% людей остаются без заработков, «что создает условия для рецидивов преступности».

Возможно, если б осужденные в колониях пахали не за УДО, а за деньги, то положение изменилось - люди привыкали воспринимать работу как источник дохода. Рабский же труд, как известно, на мировосприятии отражается не лучшим образом.

Занятость заключенных

ТРУДОВЫЕ МАСТИ

Мультики исправления

Тележурналист Александр Любимов, известный по программе «Взгляд», 7 лет назад открыл в пермской женской колонии студию мультфильмов. Сначала услуги художников-аниматоров Любимов заказывал в Китае. Но качество не устраивало. Зону выбрал из чисто прагматических соображений: дешевле девушек за решеткой обучить 3D-графике, чем связываться с профессиональными аниматорами.

Заключенные работали над фантастическим мультсериалом «Тайна Диона», который показывали в передаче «Спокойной ночи, малыши!». Аниматорам платили примерно в 30 раз больше, чем работающим в той же колонии швеям. Но через два года эксперимент пришлось свернуть по причине «возбуждения социальной розни»: зечки-швеи возненавидели зечек-мультипликаторов.

БАЛАНДА

Между ежиком и осликом

Три года назад на питание одного зека ФСИН тратила 86 руб. в день. Сегодня - 72 руб. А к 2019 году планирует сократить расходы аж до 64 руб. Для сравнения: на ежика в Московском зоопарке тратят 90 руб. Но в ведомстве уверяют: паек вовсе не урезается. Просто все больше продуктов делают в самих зонах. ФСИН постепенно переходит если не на самоокупаемость, то на самообеспечение - осужденные пасут коров, вскапывают грядки и пекут хлеб. Вот денег на еду и требуется меньше.

Расходы на дневной паек заключенного и животных в Московском зоопарке

Ссылки по теме:


Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 13 апреля 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog