Дайджесты ЛохДайджест Архив раздела "ЛохДайджест"

Главная ] Уровень вверх ]



"Жигуль" по дешевке

"Яикъ", 1 сентября 2000

Свыше тысячи страниц занял текст приговора по делу торговцев крадеными автомобилями, который четыре дня зачитывался в Оренбургском областном суде.

Главными действующими лицами этой многомиллионной аферы стали семеро человек. Организатором и лидером преступной группы, занимавшейся сбытом в Оренбурге похищенных автомобилей "ВАЗовской" сборки, признан 48-летний уроженец североосетинского города Алагир Тимур Газизов. Когда-то он проходил срочную военную службу в Краснознаменном Белорусском военном округе, но вляпался в грязную историю и получил по приговору военного трибунала 15 лет лишения свободы за изнасилование, повлекшее тяжкие последствия. Отсидев 12 с лишним лет, Тимур приехал в Оренбург "на химию". Отбыв наказание, окончил Оренбургский политехнический институт, однако по специальности работать не пошел. Какое-то время занимался строительством по договорам, торговал автозапчастями и породистыми собаками. А затем переключился на автобизнес, смысл которого состоял в приобретении в Москве и сбыте в Оренбурге угнанных "Жигулей".

- Если исходить из того, что было доказано в судебном заседании, - рассказывает судья Оренбургского областного суда Виктор Жуков, - то свою преступную группу Газизов сколотил в мае 1997 года, и действовала она по декабрь 1998 года включительно.

Помимо Газизова в нее входил 38-летний Виктор Дорохов - человек с высшим педагогическим образованием, который, как и Тимур, лично перегонял из Москвы в Оренбург криминальный автотранспорт (из 43 автомобилей, приобретенных и сбытых преступным путем, на счету Дорохова 16 машин). Кроме того, в группу Газизова входили 24-летний Степан Стаценко - первокурсник Оренбургского института экономики и культуры, неработающий 43-летний Вячеслав Свистунов, а также 45-летняя жена Газизова Наталья, парикмахер по профессии. Еще два преступления (приобретение и сбыт двух автомашин с подделкой документов) совместно с участниками группы Газизова совершила 43-летняя сожительница Дорохова Ирина Назарова, имеющая неоконченное высшее образование. По этому делу проходит и бывший старший госавтоинспектор отделения регистрации МРЭО управления ГАИ при УВД области 31-летний лейтенант милиции Юрий Елистратов.

Механизм преступной деятельности был такой: у Газизова в Москве имелись знакомые выходцы с Кавказа, занимавшиеся сбытом краденых автомашин. Найти и задержать этих людей столичным сыщикам так и не удалось, поэтому сколько человек входило в московскую "бригаду", точно неизвестно. Однако можно с уверенностью говорить о том, что автомобили, которые эти люди реализовывали, похищались в Москве и Московской области, Нижнем Новгороде, Ярославле, Самаре, Тольятти и Саратове. Когда к Газизову обращался кто-нибудь с просьбой пригнать ему автомашину "ВАЗовской" сборки - конкретной модели, с кузовом определенного цвета, Тимур или кто-то из его "заместителей" созванивался с Москвой и выяснял, имеется ли у них в наличии такое авто. Получив утвердительный ответ, оренбургская сторона предупреждала своих столичных партнеров, что такого-то числа за машиной приедет такой-то человек.

Гонец из Оренбурга следовал в столицу нашей Родины и останавливался в чертановской гостинице. Затем туда подъезжали поставщики "Жигулей", передавали гостю поддельные документы на автомобиль, после чего машина с "перебитыми" номерами кузовов и двигателей перегонялась в Оренбург. Иногда своим ходом, иногда в автофургоне. У следственных органов была версия, что автомобили оренбургская "бригада" получала бесплатно, под реализацию, а после продажи машин половину вырученной суммы переправляла москвичам. Однако, по словам следователя по особо важным делам прокуратуры Оренбургской области Сергея Лизунова, механизм расчета с московской преступной группой был значительно сложнее: часть автомашин оплачивалась деньгами сразу при получении "Жигулей", а за другую часть, вероятно, оренбургские аферисты рассчитывались бартером - спиртом.

В Оренбурге Стаценко и Дорохов с помощью сотрудника ГАИ Елистратова проводили регистрацию транспортных средств. Почему лейтенант милиции связался с аферистами? Как сам он пояснил в зале суда, в августе 1997 года его семья оказалась в тяжелом материальном положении, жена попала в больницу, и Стаценко, с которым он прежде знаком не был, этим воспользовался: сначала "подбросил" сотрудника МРЭО на своих "Жигулях" с работы к жене в больницу, потом втерся в доверие и однажды протянул Елистратову поддельные документы на автомобиль, в которые были вложены деньги. Впоследствии Елистратов якобы хотел отказаться от такого сотрудничества, но Стаценко пригрозил, что "сдаст" его руководству управления ГАИ. В общем, кончилось все тем, что Елистратов стал регулярно получать от Стаценко взятки за регистрацию заведомо криминальных автомобилей с "перебитыми" номерами (за одну машину, в зависимости от модели, ему "отстегивали" обычно от 50 до 450 тысяч неденоминированных рублей). Имелся у преступников и доступ к компьютерной базе данных областного управления ГАИ, через которую они имели возможность "пробить" госномера автомобилей, находившихся в розыске, и подстраховать себя тем самым от нештатных ситуаций.

После регистрации, для скорейшего сокрытия следов преступления, автомашины немедленно перепродавались, иногда через вторые и третьи руки. Торговля "Жигулями" на авторынке на улице Расковой велась довольно бойко: покупателей прельщала цена практически "нулевых" автомашин с пробегом всего 150-300 км, продававшихся на 5-10 миллионов рублей дешевле их заводской цены. "Навариться" преступники успели отменно. Допустим, госцена 99-й модели "Жигулей" перламутрового цвета, со всеми "наворотами", составляла в те годы примерно 57 миллионов рублей. Оренбургские жулики покупали такую машину у москвичей всего за 6-8 миллионов (машины похуже еще дешевле - за 3-5 "лимонов"), а затем продавали ее в Оренбурге примерно за 40 миллионов рублей. Вели даже собственную бухгалтерию.

У преступников имелись паспорта технических средств, похищенные на "АвтоВАЗе". Номера некоторых ПТС были удалены и на их место вписаны новые. Другая же часть ПТС была сделана при помощи цветного струйного принтера, но настолько качественно, что отличить эти паспорта от настоящих было практически невозможно. Вероятнее всего, оренбургская преступная группа была не единственным каналом, по которому шла реализация угнанных машин. Судя по всему, московские дельцы обеспечивали ворованным автотранспортом и другие регионы России.

- Об этом говорит тот факт, - продолжает судья Виктор Жуков, - что по делу проходило 178 машин, однако в суд были представлены документы лишь на 44.

Руководящая роль Газизова во всей этой бурной деятельности бесспорна: он фактически монополизировал московский источник дешевых "Жигулей", а когда какой-то перегонщик изъявлял желание самостоятельно и без контроля со стороны Газизова воспользоваться этим источником, его сразу ставили на место. Кстати, "Жигулями" хорошей модели обеспечил себя каждый из участников этой аферы.

Один из подельников Газизова арестован был самым последним. Главной уликой против него стала скрытая запись его переговоров с партнерами по незаконному промыслу. Результат фоноскопической экспертизы подтвердил, что этот гражданин знал о том, что автомобили, которыми он торговал, являются "левыми". Однако еще до того, как деятельностью преступной группы Газизова заинтересовались правоохранительные органы, этого мужчину привлекли к ответу представители оренбургского криминального мира. Согласно оперативной информации следственных органов, горе-коммерсант продал "братве" несколько "паленых" автомобилей. В частности, четыре угнанные машины "впарил" цыганам и еще пять-шесть - представителям нескольких славянских преступных группировок. Дело дошло до разборок, "разводить" которые пришлось местным криминальным авторитетам. В итоге, чтобы рассчитаться за свою роковую оплошность, недобросовестный делец был вынужден продать по смехотворной цене (в 4-5 раз ниже реальной стоимости) всю свою недвижимость: около восьми гаражей, загородный коттедж и, по-видимому, городскую квартиру (косвенным свидетельством чего является тот факт, что накануне ареста мужчина снимал жилье).

Тем не менее ни один из участников группы Газизова не признал себя в ходе судебного заседания виновным по предъявленным статьям обвинения. Все в один голос утверждали, что являются такими же жертвами обмана, как и те люди, которым они перепродавали угнанный автотранспорт. По словам судьи Виктора Жукова, преступники никогда не применяли оружие и насилие: "Их преступная деятельность носила, если можно так выразиться, интеллектуальный характер. Не зря ведь большинство фигурантов этого 
многоэпизодного уголовного дела являются людьми с высшим или неоконченным высшим образованием".

На лейтенанта Елистратова вышли его же коллеги, когда обнаружили в Октябрьском районе подложный ПТС при регистрации автомашины. Номер серии паспорта, как выяснилось, в природе просто не существовал. Отделение розыска Межрегионального РЭО управления ГАИ при УВД области стало проводить служебную проверку и к декабрю 1997 года шаг за шагом "вычислило" порядка 178 машин с фальшивыми ПТС.

После проведения ряда экспертиз было установлено, что не только ПТС являются фальшивыми, но и справки-счета. Автомашины с криминальным происхождением стали задерживать на постах ГАИ. В ходе служебной проверки, в которой принимали участие представители управления ФСБ, УБОП и отдела собственной безопасности УВД области, были опрошены сотрудники ГАИ, занимавшиеся оформлением документов на машины. Так, шаг за шагом, "вычислили" и приперли к стенке четверых нечистоплотных офицеров ГАИ. Уголовные дела в отношении троих, уличенных в халатном отношении к служебным обязанностям, были прекращены в связи с их увольнением из органов внутренних дел. А взяточник с погонами арестован.

Уголовное дело было возбуждено 25 января 1998 года, но лишь спустя два года, 17 февраля 2000-го, началось рассмотрение этого дела в областном суде. Шло оно до июня. 11 августа текст приговора был подписан, а на его оглашение (свыше тысячи листов рукописного текста) судье понадобилось четыре дня - с 14 по 18 августа. Каждому из семи подсудимых вменялось по 387 эпизодов преступной деятельности. В итоге все были осуждены за приобретение и сбыт имущества, добытого преступным путем, а также за сбыт поддельных документов. Кроме того, Назаровой и нескольким участникам группы Газизова было предъявлено обвинение в подделке справок-счетов, в которых они уничтожали прежний текст и вписывали на его место новый (на счету газизовской группы в общей сложности 36 поддельных справок-счетов и 33 фальшивых ПТС). Дорохов и Свистунов признаны виновными в даче взяток Елистратову, а Елистратов - в их получении.

Газизову и Елистратову назначено по 7 лет, Стаценко и Дорохову - по 6, Свистунову - 5 лет, Газизовой - 4 и Назаровой - 3,5 года лишения свободы. Однако женщины попали под амнистию и были освобождены от наказания. Приговор Оренбургского областного суда осужденные намерены обжаловать в Верховном Суде Российской Федерации.

Согласно оперативной информации правоохранительных органов, в настоящее время в Оренбурге действуют еще как минимум две преступные группировки, занимающиеся сбытом угнанных автомобилей. Одна из них специализируется на "Жигулях" десятой модели. 


Назад Далее

В начало страницы



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 30 мая 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog