Аферы Подделки Криминал Дайджесты ЛохДайджест

Главная ] КримДайджест ] ЛохДайджест ] ЧудоДайджест ]








Не в курсе

Татьяна Рыбакова. Совершенно секретно. 27 января 2015.

Недобросовестные банкиры наживаются на конвертации карточных счетов

Фото: Ал. Захаров

Клиент Сбербанка в Екатеринбурге пожаловалась Владимиру Путину на действия банковских сотрудников. Переведя в интернет-банке свои накопления с рублевого счета на счеты в долларах и евро, она с удивлением обнаружила, что конвертация была произведена по максимально невыгодному курсу, а сама она в результате оказалась должна банку более 100 тыс. рублей. В письме, направленном не только на имя президента, но также на имя генпрокурора Юрия Чайки, председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина, председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной и главы Сбербанка Германа Грефа, предлагалось проверить действия сотрудников банка на предмет мошенничества.

Такие жалобы в середине декабря прошлого года, когда курс рубля испытывал резкие колебания, слышались со всех сторон. В одних случаях клиенты обменивали деньги через онлайн-сервисы банков, в других – расплачивались за покупки за границей или снимали там наличные. Но всегда речь была о том, что конвертация шла не по тому курсу, который указывался в момент совершения операции, а по тому, который был максимальным до момента формирования выписки по счету.

Так, петербургская пресса рассказывала, как клиент Сбербанка Дмитрий Ильин потерял 200 тыс. рублей, клиент «ВТБ24» Александр Трофимов – около 10 тыс. рублей, клиент ЮниКредит-банка Евгения Никольская – 14 тыс. рублей.

Пострадали и автор этих строк, ее коллеги и знакомые. Одна оказалась должна банку по дебетовой карте, с которой покупала авиабилеты на зимние каникулы, другая – купив ребенку вещи в немецком интернет-магазине, третий чуть не получил инфаркт, когда, находясь за границей, увидел, что его средств на кредитной карте в местной валюте почти на 30 % меньше, чем должно быть.

Причем подобная катавасия продолжалась и в январе, когда курс рубля более-менее успокоился. Более того: возможно, именно на фоне стабильного курса стало заметно, что банковский курс сильно отличается от реального. В результате, автор этих строк, к примеру, потеряла 13 % от потраченных денег, а ее сын в другом банке – и вовсе 14,5 %.

Система импортная, неправильная

Был в доме упомянутого автора сантехник, который при ремонте, скажем, раковины, многозначительно говорил: «Система импортная!» – и брал по двойному тарифу. Что-то подобное получается и с платежами по картам.

Опрошенные «Совершенно секретно» банкиры дружно ссылаются на закон и правила международных платежных систем, в том числе Visa и MasterCard.

«Вся банковская деятельность регулируется 121-м Федеральным законом «О банках и банковской деятельности», также существуют подзаконные акты, выпущенные Министерством финансов, Центробанком», – поясняет председатель совета директоров агрегатора платежных систем «Деньги Online» Игорь Ивченко.

«Механизм конвертации с банковского счета регулируется правилами международных платежных систем и действующим банковским законодательством», – добавляет Александр Козлов, начальник управления платежных систем АКБ «Инвестторгбанк».

Операции по картам (в том числе с конвертацией), в соответствии с этими правилами и банковским законодательством, осуществляются в два этапа, поясняет он: вначале происходит авторизация (с блокировкой суммы в процессинговом центре) по курсу на день совершения, а затем – финансовое подтверждение по операции по курсу на день финансового подтверждения. Денежные средства со счета карты при этом списываются по сумме финансового подтверждения.

«Временной интервал между первым и вторым этапом может достигать 30 дней, – поясняет эксперт. – Соответственно, курс на день совершения операции может существенно отличаться от курса на день финансового подтверждения, особенно при большой волатильности курсов».

Потому-то списание со счета может оказаться значительно большим, чем это было указано при авторизации. Насколько больше – предсказать невозможно.

«Если операция проводилась в валюте, отличной от валюты карточного счета клиента, то блокировка денежных средств будет проведена по внутреннему курсу платежной системы, а списание – по курсу банка-эмитента на день обработки финансового подтверждения. И поскольку сама операция и списание со счета происходят в разные дни, а курсы валют меняются постоянно, то ранее заблокированная сумма по операции может при списании существенно измениться в сторону увеличения или уменьшения», – поясняет начальник департамента платежных систем и карточных проектов банка «Кольцо Урала» Ольга Шарафеева.

Соответственно, технический овердрафт (то есть такой, который возник случайно), может образоваться из-за того, что на день финансового подтверждения рубль сильно упал относительно других валют. Это касается не депозитного счета, а счета карты, уточняет Козлов: авторизация происходит против остатка на счете, а если курс сильно «поплыл», то списание осуществляется на большую, чем остаток, сумму, и возникает овердрафт.

«Как правило, такая ситуация – непреднамеренная ошибка банковского процессинга, так как не у всех банков стоит современное оборудование для процессинга. На самом деле банки не заинтересованы в такой истории, им это совсем не выгодно», – уверяет Ивченко.

Почем валюта для народа?

Складывается впечатление, что во всем виноваты те самые международные системы расчетов, к которым у наших законодателей и так много вопросов. Это они установили такой долгий срок подтверждения транзакций, это они выбирают для совершения финансового подтверждения именно тот день и даже час, как это было в случае с жительницей Екатеринбурга, когда рубль «гнется» под напором валютных спекулянтов. Однако дальнейшее разбирательство «Совершенно секретно» открыло новые интересные подробности.

«Курсы платежных систем Visa и MasterCard общедоступны на их официальных сайтах, их значения приближены к курсам ЦБ РФ», – говорит Шарафеева.

А вот собственный курс банка никак законодательством не регулируется и зависит исключительно от его аппетитов.

«Собственный курс банка складывается из курса ЦБ, по которому банк купил валюту, и надбавки, которая составляет прибыль банка. Валютные спреды не регулируются законодательно, то есть банк сам определяет, по какой цене будет продавать валюту», – говорит управляющий партнер группы компаний Payler Константин Копыльцов.

«Курс конвертации выбирается банком, в котором происходит конвертация. В законах нет каких-либо инструкций на этот счет, это свободная коммерческая деятельность банка. Обычно в качестве курса конвертации используются значения ММВБ с какими-то коэффициентами, например курс ММВБ + 1 %», – прикидывает Ивченко.

Даже если банк не покупал валюту, а получил ее просто от того, кто внес валюту на счет, он также имеет право продать ее потом по любой цене, добавляет эксперт.

«Тут все, примерно как в продуктовом магазине, например. Каждый магазин назначает свою цену на товар, другое дело, купят ли его по этой цене и не останется ли магазин в убытке после продажи. А в банке валюта – такой же товар, – говорит он. – В основном все работают более-менее в рынке, ориентируются на крупные банки, такие как Сбербанк».

«Курс ЦБ не имеет ничего общего с рыночным курсом на момент заключения сделки, проведения внутренней конвертации по счетам, так как курс ЦБ – это курс на межбанковском рынке, сложившийся в предыдущий день за первые полтора часа на Московской бирже. Поэтому в моменты сильной волатильности курс ЦБ может кардинально отличаться от рыночной ситуации. В обычной банковской практике «нормальный курс конвертации» – это курс банка, при котором он не несет или минимизирует риски», – подчеркивает начальник казначейства Инвестторгбанка Михаил Петушков.

Однако при этом курс, по которому будут списаны средства с карточного счета, зависит от того, когда именно финансовое подтверждение поступит в банк-эмитент.

«Повлиять на скорость процесса обработки операции в платежной системе ни клиент, ни банк-эмитент не могут», – утверждает Шарафеева. То есть международные платежные системы все же несут свою долю вины – в части скорости обработки операций.

Это дало очередной повод заговорить о необходимости создания национальной платежной системы. По мнению многих банкиров, законодательство в области сотрудничества банков и платежных систем крайне несовершенно. Единственное, чем руководствуются банкиры, это правила платежной системы, которые есть у Visa и у MasterCard. Но при этом еще несколько лет назад в России не было даже официального перевода этих правил, банкиры довольствовались полуофициальной версией, которую нельзя было бы использовать, например, в суде. Сейчас такие переводы есть на сайтах платежных систем, но осталось много неясностей, которые не описаны в правилах: к примеру, неясно, как платежные системы устанавливают свой курс. Непрозрачен и порядок работы с платежной системой, что создает трудности, к примеру, при оспаривании клиентом транзакции: решение, была ли она мошеннической, принимает сама платежная система, хотя претензии клиенты предъявляют банкам – вкупе с доказательствами.

Однако в эти непростые для рубля дни клиенты некоторых банков с иностранным участием заметили, что у них онлайн-переводы с конвертацией валют проходили по курсу, действовавшему на момент транзакции. Как же так?

Оказывается, в данном случае банки немного по-другому работают со счетами клиентов. Если говорить упрощенно, у них нет так называемого карточного счета – есть карты, которые привязаны к существующим текущим счетам. А операции по текущим счетам не проходят через платежные системы. Соответственно, безналичная конвертация по таким счетам происходит по текущему моменту, без привлечения платежной системы, без временного разрыва и без курсовой разницы. Так что мешает перенять этот опыт другим банкам?

Что за комиссия, создатель!

«Перегон» через платежные системы – это еще не все. В процессе конвертации всегда задействованы три валюты: валюта операции, валюта расчетов платежной системы (доллары США или евро) и валюта счета карты, напоминает Шарафеева. Таким образом, при совершении операции за границей конвертация может проводиться дважды: вначале из валюты операции в валюту расчетов платежной системы (по курсу платежной системы), а затем – из валюты расчетов в валюту карточного счета клиента (по курсу банка-эмитента).

Если хотя бы одна из валют – счета или операции – совпадает с валютой расчета платежной системы, это позволит ограничиться только одной конвертацией. Если все три валюты совпадают – позволит вовсе ее избежать. А вот если расчеты происходят в третьей валюте, не совпадающей ни с валютой счета, ни с валютой расчетов платежной системы, то приходится не только нести издержки двойной конвертации, но и платить комиссию банку. Обычно она указана в тарифах банка, отмечает эксперт. Комиссия эта устанавливается в договоре банка с платежной системой.

У Visa она равна 1,5–2,5 %, у MasterСard – 2,5 % (кроме карт MasterCard World Signia, где она равна нулю). При этом банк может взять эту комиссию и на себя. Некоторые так и делают – всегда или только в некоторых случаях: к примеру, когда валюта операции совпадает с валютой счета клиента (счет в евро и операция в евро), или когда банк уже взял надбавку к курсу ЦБ в день подтверждения. В любом случае, как подсчитали уже пострадавшие за это время клиенты банков, 2,5 % вы потеряете.

Но и это еще не все! В случае, если вы снимаете за границей наличные, банк возьмет с вас комиссию за использование банкомата чужого банка. Причем, когда наивные туристы радостно бросаются к банкомату со знакомым названием Sberbank или VTB, то совершают ошибку: это вовсе не российские банки, а зарубежные, в капитал которого вложилась российская соответствующая структура. И комиссия в них может оказаться даже больше. В результате, например, для автора этих строк и ее сына комиссия за снятие наличных в банкомате австрийского по происхождению банка оказалась в разы (!) меньше комиссии в банкоматах «своих» банков.

Голь на выдумку хитра

Что же делать, если мучительно жаль отдавать банку свои кровные?

«Самый главный совет, который я могу дать клиентам, – внимательно выбирать для себя банк и читать тарифы, которые сообщаются заранее, при заключении договора. Если предполагаются большие суммы по операциям, в которых банк заинтересован, в таком случае, можно договариваться о каких-то специальных курсах заранее. Важное правило работы с банками – заранее подписанное соглашение. Банк никогда не будет менять что-либо задним числом, если операция была совершена, возврат ее практически невозможен», – говорит Ивченко.

«Рекомендация одна – стараться избегать конвертации», – говорит Шарафеева.

Поэтому если вы собираетесь в поездку в зону евро – заводите карту в евро, если в зону доллара – в долларах. Если едете в страну, где валюта другая, специалисты советуют заводить карту в долларах – именно они являются валютой расчета для Visa и MasterСard.

Возможно, стоит завести карту банка, в котором она не имеет своего счета, а привязана к существующему текущему счету клиента. Если же вы не хотите менять карту (скажем, в случае зарплатной карты), можно завести в том же банке валютный депозитный счет. Зачисление средств на него и конвертация валюты, допустим, через тот же онлайн-банкинг, будут проходить в режиме реального времени. А когда деньги понадобятся, с этого счета их можно перевести на счет валютной карты.

Директор департамента электронной коммерции и развития электронных каналов Банка Москвы Денис Середенко советует также обращать внимание на услугу торговых организаций и банков-эквайеров (владельцев терминалов) по выбору валюты операции. «Такая услуга распространена в магазинах Duty Free, когда клиент сам выбирает, в какой валюте проводить операцию. В этом случае торговая организация указывает цену товара в выбранной клиентом валюте, и конвертация также не производится», – говорит он. А при бронировании отелей надо иметь в виду, когда именно будет списана сумма.

«Клиент может оказаться в невыгодной ситуации, когда средства «замораживаются» на карте до заезда в отель, а списываются уже после проживания», – предупреждает эксперт.

Наконец, если речь идет о наиболее выгодном способе не платежа, а конвертации рублевых сбережений в валюту, то имеет смысл воспользоваться опытом клиента одного из банков Олега Радула, который он описал в своем аккаунте в соцсети. Его банк, как и некоторые другие, предоставляет своим клиентам возможность через онлайн-сервис покупать валютные контракты USD/RUR и EUR/RUR с физической поставкой валюты либо в день сделки (today), либо на следующий день (tomorrow) лотами по 1 тыс. у. е.

«После регистрации у меня в интернет-банке кроме обычных рублевых и валютных счетов, появились еще три: МБ ВР (RUR), МБ ВР (EUR), МБ ВР (USD) – биржевые. Перевод на них и обратно выглядит как внутрибанковский перевод между своими счетами, и никакой комиссии», – пишет на своей странице Радул.

Механизм простой: перекинуть с основного рублевого счета (в данном случае это был карточный) на рублевый биржевой деньги; купить евро или доллары (с поставкой завтра – дешевле); дождаться поставки валюты – перекинуть ее на свой валютный счет, заведенный в том же банке. Теперь можно снять наличными, а можно расплачиваться картой, привязанной к валютному счету. Комиссия, как посчитал Радул, составила в его случае всего 0,151 % относительно курса ММВБ – ради такой экономии явно стоит «заморачиваться».

Дайте жалобную книгу!

«Это миф, что банки при конвертации валюты обязаны пользоваться курсом ЦБ», – утверждает журналист, бизнесмен и писатель Павел Чувиляев.

Ни один закон или инструкция ЦБ этого не предписывает, поясняет он – в нормативах есть лишь рекомендации.

«Действует рыночный принцип свободы договора банка и клиента. Другое дело, что банк, установивший курс в миллион рублей за доллар (при курсе ЦБ 60 руб./долл.), – разорится за день. Каждый побежит сдавать ему доллары – при таком-то курсе! Люди и организации начнут скупать доллары у других банков и нести их сошедшим с ума банкирам. Скоро у сумасшедших кончатся рубли, и они закроются. Чтобы такого не произошло, банки устанавливают примерно одинаковый и не сильно отличающийся от цифр ЦБ курс в обменных пунктах. Это и есть «невидимая рука рынка»

Однако в ситуации с пластиковыми картами она не действует.

«Потому что никто, кроме держателей карт конкретного банка, не знает, что банк установил курс в миллион рублей за доллар, – поясняет Чувиляев. – Это не публичная оферта, а внутренний курс банка. Нет табло с цифрами, где задранный до небес курс можно было бы увидеть – и вывалить слишком хитрому банку мешок долларов. В результате у ничего не подозревающих клиентов при конвертации может образоваться овердрафт. Это способ обогащения банка на доверчивых клиентах».

К сожалению, он законен, сокрушается эксперт – это пробел в банковском законодательстве РФ.

«Способ борьбы только один: внимательно читать договор при выпуске банковской карты, – советует он. – И не стесняться настаивать, чтобы в нем прописали условия конвертации с упоминанием курса ЦБ. В приличных банках курс конвертации по карте отличается от курса ЦБ не более, чем на 5 % в каждую сторону, как рекомендовано нормативами. Но далеко не все банки им следуют».

Обычно клиенту дают «договор комплексного обслуживания физлиц», к которому он лишь «присоединяется». Это еще одна уловка, говорит Чувиляев: мол, ради одного клиента не будем менять большой договор. Настоять на изменениях клиент действительно не вправе. Зато у него есть возможность пойти в другой банк. Другое дело, что при огромном вроде бы количестве банков тех, куда не страшно отнести свои деньги, не так-то много. Да и найти среди банкиров белую ворону, готовую менять текст договора ради клиента, можно, разве что если клиент – миллиардер.

«Думаю, России здесь не грех перенять зарубежный опыт, – считает Чувиляев. – В мире давно поняли: если есть малейшая возможность нажиться на клиентах, банки это непременно сделают. Например, в США подобные скандалы с банковскими картами, в том числе и при конвертации, были характерны для 1970-х годов. С тех пор вопросы конвертации четко отрегулированы: не более 0,25–0,5 % от курса национального ЦБ в любую сторону. В США это закон; в ЕС – норматив. Но в любом случае вещь обязательная. Возможно, ситуацию в России изменят банковские нормы ВТО, которые должны вступить в силу через четыре года. Если, конечно, мы раньше не выйдем из ВТО по политическим причинам».

А пока у пострадавших клиентов банков есть только один, традиционный способ борьбы – жалоба. И, между прочим, в данном случае он оказался довольно действенным. К примеру, уже упомянутой жительнице Екатеринбурга Сбербанк пообещал вернуть деньги: конвертация рублей будет произведена повторно по начальным курсам, которые женщина указала в жалобе, а излишне списанные средства ей возвратят.

Сумел добиться возврата денег и Дмитрий Ильин из Санкт-Петербурга – правда, тут стоит отметить, что он адвокат. Он в своем обращении в банк сослался на закон «О защите прав потребителей», пообещав обратиться в суд в случае, если его претензия не будет удовлетворена.

«В итоге деньги были мне возвращены. Думаю, что банк согласился на досудебное урегулирование этой ситуации, так как сложившаяся судебная практика достаточно противоречива, и в случае проигрыша сумма выплаты увеличилась бы в разы», – объяснил Ильин.

Ссылки по теме:



Назад Далее

В начало страницы


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 15 февраля 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года

SpyLOG Яндекс.Метрика   Openstat   HotLog